Июнь 30, 2016 – 24 Sivan 5776
Остаться по-английски

image

Неоднозначные последствия однозначного вотума  

Не только революции пожирают своих детей. Бесхребетные политики также порой становятся жертвами лавирования между интересами страны и собственными амбициями. Именно поэтому 24 июня британский премьер Дэвид Кемерон был вынужден заявить о том, что Великобритании требуется новое правительство, которое начнет непростые переговоры с ЕС о «разводе». О том «разводе», которого британские тори давно добивались, в связи с чем в 2013 г., начиная избирательную кампанию, Кемерон и пообещал, что, став премьером, проведет референдум о пребывании страны в ЕС. В агитационную кампанию премьер включился всего за полтора месяца до вотума, однако на стороне приверженцев европейского выбора, что выглядело не слишком достоверно для того, чтобы граждане поверили в его искренность. Конечно, исход референдума определило не только это, но в итоге 51,9% его участников высказались за выход из ЕС. Как объявил премьер, политики не вправе отмахиваться от решения народа, так что вскоре в Брюссель поступит уведомление Великобритании о начале процедуры выхода в соответствии с 50-й статьей Договора о ЕС. Это будет первый случай использования данной статьи, но не первый (вопреки тому, что утверждают русскоязычные СМИ) случай выхода из ЕС. Первым «беженцем» была Гренландия, но происходило это по иной процедуре.
Для урегулирования будущих взаимоотношений у ЕС и Великобритании имеются всего два года: по их истечении членство страны в ЕС прекратится автоматически. Скорее всего, этого не произойдет, поскольку такой шаг чреват гигантским хаосом. Да и в затягивании переговоров обе стороны не заинтересованы. Во-первых, до их завершения 73 британских европарламентария и 1164 еврочиновника остаются на своих местах и вправе принимать решения, обязательные для членов сообщества, которое британцы решили покинуть. А во-вторых, все это время Великобритания обязана продолжать выполнение всех своих финансовых обязательств перед ЕС.
Но и «гармоничного развода» ожидать не приходится. ЕС будет делать все для того, чтобы усложнить задачу подражателям британцев (а о подобном желании уже заявили Марин Ле Пен во Франции, Хайнц-Кристиан Штрахе в Австрии и Геерт Вилдерс в Нидерландах). Вместе с тем контрагенты настолько важны друг для друга, что и непреодолимый афронт также маловероятен. Ирония ситуации в том, что доступ к внутреннему рынку Евросоюза для Великобритании жизненно важен, что дает ЕС рычаги давления. В итоге, вероятно, британцы будут вынуждены признать, что своим не столько прагматичным, сколько эмоциональным решением они существенно ослабили положение собственного государства. Ведь, как полагают эксперты, после «развода» Великобритания будет иметь с ЕС такую же систему взаимоотношений, как Норвегия. А это означает, что за доступ к европейскому рынку ей придется признать большинство решений Евросоюза (Норвегия сегодня признает около 75% директив ЕС), принимать участие в финансировании общеевропейских структур, но при этом не иметь никакого влияния на принятие ими решений. Независимостью это можно назвать с огромной натяжкой. В ходе переговоров с ЕС британцы постепенно осознают, насколько лукавыми, а то и лживыми были посулы тех, кто агитировал их голосовать за Brexit.

Игорь АЛЬПЕРТ

Полностью эту статью вы можете прочесть в печатном или электронном выпуске газеты «Еврейская панорама».

Подписаться на газету в печатном виде вы можете здесь, в электронном виде здесь, купить актуальный номер газеты с доставкой по почте здесь, заказать ознакомительный экземпляр здесь