80 лет назад скончался Джордж Гершвин  

Это случилось 11 июля 1937 г. после операции по поводу опухоли мозга. В газетной полосе невозможно все сказать о жизненном и творческом пути великого композитора и пианиста, чьи произведения составили эпоху в истории музыки. Остается отобрать основные факты его биографии, воссоздавая представление о Гершвине как деятеле искусства и человеке.

«Этот мальчик буквально помешан на музыке»
Оба его дедушки, будучи мастеровыми, жили в Петербурге. Отец, оружейник Мойше Гершовиц, не желая служить в царской армии, эмигрировал в США, стал в Нью-Йорке бизнесменом Морисом Гершвином. Там встретил землячку Розу Брускину, дочь меховщика, в 1895-м они поженились, родили трех сыновей и дочь. Жесткая мама пыталась самовластно решать судьбу детей, но каждый из них выбрал свою дорогу. Все четверо пошли в мир искусства, к коему родители склонностей не питали. Старший Айра (Израиль) стал поэтом-песенником, младший Артур сочинял любительские песенки, а их сестра Френсис обрела популярность певицы кабаре, исполнявшей опусы среднего братца. Его-то и ждала фантастическая карьера.
Якоб (Джордж) родился 26 сентября 1898 г. и сперва не отличался от других мальчишек Ист-Сайда: гонял мяч и шайбу, бегал на роликах, дрался и в школе прилежным не был. Мама Роза определила подростка в коммерческое училище, но душу его заполонила музыка. Однажды шестилетний сорванец замер у бара, откуда лилась «Мелодия» Рубинштейна в граммофонной записи, в восемь его потрясла «Юмореска» Дворжака, сыгранная юным скрипачом Максом Розенцвайгом, который сдружился с Якобом и обучал игре на фортепиано. И когда для Айры купили пианино, Джорди доказал свое превосходство в игре и добился, что учиться музыке будет он. Его не устраивало разучивание гамм под надзором скучных учителей, и он обрадовался Чарльзу Хамбицеру, инструменталисту-композитору с еврейскими корнями, который писал сестре: «У меня новый ученик, который скажет когда-нибудь свое слово в музыке... Этот мальчик, вне всякого сомнения, гений: он буквально помешан на музыке». Обучая Джорджа фортепианной теории и технике, гармонии и оркестровке, педагог не препятствовал его тяге к легкой музыке, но считал, что сперва следует проштудировать классиков. Вместе они посещали концерты произведений Баха, Бетховена, Шопена, Листа, Дебюсси, Равеля. «Я слушал не только ушами, но и умом, сердцем с таким увлечением, что пропитывался музыкой, – вспоминал Гершвин. – Музыка звучала в моем воображении, я садился за фортепиано и повторял услышанное».
Вскоре Джордж начал выступать на школьных вечерах, а в 15 лет стал штатным музыкантом на курорте вблизи Нью-Йорка, исполняя популярные мелодии. Мать заявила, что не позволит сыну быть «тапером на танцульках», но он бросил училище и с помощью менеджера Моуза (Мойше) Гамбла устроился на работу в музиздательстве «Ремик и Кº». За 15 долл. в неделю пианист должен был рекламировать и продавать новые шлягеры руководителям джазов, театральным агентам, ресторанным певцам. Посетителями фирмы были Фред Астер с сестрой Аделью, песенник Ирвинг Сизар, заявивший об игре юного Джорджа: «Никогда раньше я не слышал, чтобы популярную музыку исполняли в такой манере».

Давид ШИМАНОВСКИЙ

Полностью эту статью вы можете прочесть в печатном или электронном выпуске газеты «Еврейская панорама».

Подписаться на газету в печатном виде вы можете здесь, в электронном виде здесь, купить актуальный номер газеты с доставкой по почте здесь, заказать ознакомительный экземпляр здесь