Сентябрь 1, 2017 – 10 Elul 5777
Оглядываясь на большую жизнь…

image

Еврейские судьбы  

В 2016 г. Колумбийский университет Нью-Йорка (США) объявил международный конкурс, на который поступило 160 автобиографических книг. Победили изданные в 2014 г. в России 500-страничные мемуары Соломона Давидовича Зильберберга «Воспоминания и размышления (записки офицера, управляющего строительно-монтажным трестом, профессора)». 3 сентября Соломону Давидовичу, который уже более 20 лет живет в Гамбурге, исполняется 90 лет. В таком почтенном возрасте вполне уместно оглянуться на богатую событиями и испытаниями жизнь.
Соломон Зильберберг родился 3 сентября 1927 г. в селе Починки Нижегородской области в семье бухгалтера. Его отец Давид Моисеевич был родом из Украины, мать Роза Ильинична Менькович – из Польши. В Починки они приехали в годы Первой мировой как выселенцы с прифронтовой территории. Когда это было разрешено ленинским декретом, Зильберберги были нэпманами. А когда нэпманов объявили «врагами народа» – предусмотрительно покинули Починки, переехав в подмосковное село Мазилово.
В октябре 1941-го, когда фашистские войска подошли к Москве, семья Зильбербергов эвакуировалась в г. Рубцовск Алтайского края. Там Соломон трудился на сельскохозяйственных работах в колхозе и электромонтером на строительстве Алтайского тракторного завода, за что был награжден медалью «За доблестный труд в Великой Отечественной войне 1941–1945 гг.». Он был единственным кормильцем в семье: отец погиб в самом начале войны, а мать была больна раком.
В 1944 г. девятиклассник Зильберберг, написав заявление с просьбой отправить его на фронт, принес его в военкомат. Военком, оглядев хрупкую фигуру добровольца, сказал, что он правильно поступает: нельзя победить страну, если почти дети добровольно идут на ее защиту. Медкомиссия признала Соломона годным к службе, но обнаружила грыжу – результат тяжелого физического труда. После операции он был направлен в 7-ю Ленинградскую специальную артиллерийскую школу, которую окончил с золотой медалью, о чем получил справку с обещанием, что «аттестат зрелости отличника и медаль будут высланы школой с получением их». Позднее все отличники, кроме Соломона, медали получили, а его запрос в школу так и остался без ответа. Другого объяснения, кроме «национального фактора», Соломон этому факту не нашел.
Для продолжения военного образования Соломон, имевший как отличник право выбора, избрал одно из лучших военных учебных заведений страны – 2-е Ленинградское ордена Ленина Краснознаменное артиллерийское училище, где были сформированы подразделения, которые направили на Карельский перешеек для борьбы с власовцами и бандеровцами.
Первое свое назначение в качестве офицера Соломон получил в 723-й разведывательный артиллерийский дивизион на должность командира взвода батареи звуковой разведки во Владимире, а затем был переведен в разведывательный артиллерийский дивизион 1128-го артиллерийского полка, дислоцировавшегося сперва в Калуге, а затем в Горьком.
В 1951 г. Соломон в очередной раз подал рапорт с просьбой направить его на учебу в Ленинградскую военную электротехническую академию связи им. С. М. Буденного. По итогам экзаменов в штабе округа его командующий генерал Щербаков издал приказ, в котором Зильбербергу – он единственный из нескольких сотен поступавших получил отличные оценки по всем дисциплинам – была объявлена благодарность. В академии он также блестяще сдал все экзамены, так что, получив без каких-либо обоснований отказ мандатной комиссии, четко осознал, что причина – в его национальности. А через год, когда он попытался поступить в Артиллерийскую академию им. Дзержинского, отказала отборочная комиссия полка: в стране на полную мощь полыхала антисемитская кампания.
В то время как на государственном уровне раскручивалось «дело врачей», особист полка завел дело и на Зильберберга. Однажды под утро к нему домой пришел офицер-сослуживец Игорь Рубинский и доверительно рассказал, что ночью особист подробно допрашивал его о Соломоне, листая два тома «дела», в которых были собраны его высказывания, данные о родственниках, анализ проводимых им политзанятий, а также сплетни и домыслы. Рубинский предположил, что сбор «материалов» заканчивается и может последовать арест, которому, как правило, предшествует исключение из партии.

Борис ЗИЛЬБЕРБЕРГ

Полностью эту статью вы можете прочесть в печатном или электронном выпуске газеты «Еврейская панорама».

Подписаться на газету в печатном виде вы можете здесь, в электронном виде здесь, купить актуальный номер газеты с доставкой по почте здесь, заказать ознакомительный экземпляр здесь