Май 29, 2015 – 11 Sivan 5775
Одесский Челлини

image

Необычное мастерство Израиля Рухомовского  

Апрельским днем у скромного дома на старой одесской улице, сделав головокружительный временной виток, замкнулся чудесным образом круг и была поставлена точка в удивительной истории, рядом с которой меркнут самые увлекательные приключенческие романы. Отныне имя выдающегося мастера, преданного забвению на долгие годы, возвращено из небытия.

Первоапрельский подарок Лувру

Весной 1896 г. национальный музей Франции Лувр приобрел ценнейший экспонат – древнюю тиару из чистого золота. После тщательных исследований комиссия из искусствоведов с мировыми именами во главе с директором музея Кемпфеном пришла к единодушному выводу: это парадный шлем, который принадлежал скифскому царю Сайтоферну, правившему в III в. до н. э., выдающееся произведение античного искусства. Правительство Франции уплатило за реликвию 200 тыс. франков – цена фантастическая для того времени, по тогдашнему курсу свыше 100 тыс. российских золотых рублей! По роковому стечению обстоятельств это случилось 1 апреля, в День дурака, или День смеха.
Тиару привезли из Вены антиквар Антон Фогель и его компаньон маклер Шиманский. Они, в свою очередь, получили ее из рук коммивояжера из Одессы, уроженца Очакова Шепселя Гохмана. Надо сказать, Лувр был не первым музеем, которому знаток древностей Гохман предложил эту находку. Немногим ранее его приезд наделал много шума в Венском императорском музее.
Директора музея Бруно Бухер и Гуго Лейшинг пригласили в качестве экспертов лучших венских археологов и искусствоведов, подтвердивших, что тиара – подлинное творение античного художника, высокого класса и высокой ценности. Но предложение одесского коммерсанта им оказалось не по зубам. И тогда корона-шлем отправилась в Лувр, став предметом гордости парижан.
Выставленная на обозрение в зале античного искусства, она произвела сенсацию, вызвав восхищение многочисленных посетителей. Профессор и руководитель отдела античности Лувра Эрон де Вилльфосс публично объявил, что Лувр приобрел «чудо греческого ювелирного искусства».
Откуда же прибыл в Париж бесценный дар? По свидетельству продавцов, тиару обнаружили при раскопках могильника основанной в VI в. до н. э. древнегреческой колонии Ольвия в устье реки Буг, неподалеку от нынешнего Очакова.
В конце ХIХ в. археологические раскопки в Северном Причерноморье выявили богатейшие погребения и клады. Из небытия возвращались творения античных мастеров: расписные вазы, золотые и серебряные украшения, мраморные плиты с текстами на древнегреческом языке. В числе находок была и плита–колонна из белого мрамора, которая вошла в историю как «Декрет Протогена». Надпись на ней гласила: ольвийский гражданин Протоген, чтобы защитить город от разорения, преподнес скифскому царю Сайтоферну 900 золотых монет. Нижний кусок плиты был отбит и при раскопках не найден. Это обстоятельство сыграло ключевую роль. Что было изображено на недостающей части колонны, оставалось догадываться… до тех пор, пока миру не была явлена тиара.
Куполообразный чеканенный шлем-корона был безупречен. Его украшали орнаменты с изображениями сцен из «Илиады» и «Одиссеи» Гомера. А между фризами по кругу шла надпись на древнегреческом, гласящая: «Сенат и народ Ольвии почитают великого и непобедимого царя Сайтоферна». Вот что было написано на отбитом куске плиты: кроме 900 золотых монет горожане Ольвии дарят Сайтоферну тиару. Какой ценной покупкой мог похвастаться Лувр!
После сделки удачливые посредники получили немалые барыши: Шиманский – 40 тыс. франков, Фогель – 74 тыс. Но более всех, разумеется, заработал Гохман: купец увез с собой 86 тыс. франков.

Все древности делают в Одессе

Несколько слов об удачливом негоцианте. Шепсель Гохман был довольно образованным человеком, неплохо разбирался в предметах старины. Сначала в родном Очакове, а затем в Одессе он с братом вел успешную торговлю древними артефактами и старинными украшениями. В магазине в доме по улице Херсонской, 17 (ныне улица Пастера) коммерсанты поставили на широкую ногу продажу археологических находок. Расцвету «античной лихорадки» способствовало то, что при раскопках в Ольвии в те годы не велось никакого государственного контроля. Среди драгоценных товаров оказалась и древняя тиара, якобы обнаруженная в скифской могиле во время поисковых работ.
История о скифском царе и его легендарном шлеме вошла во все солидные энциклопедии. Но пока французы упивались ценным приобретением, а в петербургском Эрмитаже не могли прийти в себя: как же такое сокровище упустили, – в научном мире пошли разговоры о том, что тиара Сайтоферна – не та, за которую себя «выдает».
Первыми заявили о возможности подделки одесские археологи и ученые. Сомнения в подлинности тиары высказали директор Одесского археологического музея Э. фон Штерн, занимавшийся разоблачением фальсификаций предметов классической древности на юге России, и вице-президент Одесского общества истории и древностей Александр Бертье-Делагард, до тонкостей знавший золотые изделия древних ювелиров. Последний заявил: «Работа тиары вообще превосходна, самого тонкого чекана и лучше, чем было все до сих пор виденное в поддельных вещах».
Но у профессоров Лувра не было и тени сомнений: «По нашему мнению, ни в России, ни в Европе в настоящее время нет и не может быть мастера, способного на столь высокохудожественную подделку».
Так бы тиара и продолжала изумлять своей красотой посетителей, если бы спустя семь лет не произошло событие, которое потрясло все мировые музеи и научные центры, занимающиеся древними произведениями искусства.
Когда для парижан тиара Сайтоферна стала таким же привычным предметом гордости, как Эйфелева башня, разразился грандиозный скандал. В марте 1903 г. скульптор с Монмартра Эллина-Майянс, привлеченный к судебной ответственности за подделки картин, решил отомстить «миру художественных экспертов, торговцев и антикваров» и заявил: «Наши национальные музеи вместо подлинных предметов искусства закупают подделки. Знаменитая тиара скифского царя Сайтоферна – тоже подделка, к которой я приложил руку». Скульптор был вызван на допрос к следователю, встал вопрос о проведении дополнительной экспертизы.
Шум вокруг тиары вызвал паломничество в парижский музей. За три дня – с 19 по 21 марта 1903 г. – Лувр посетило более 30 тыс. человек.
И тогда всплыло имя главного персонажа этой детективной истории, настоящего автора тиары Сайтоферна. Им оказался не кто иной, как золотых дел мастер из Одессы Израиль Рухомовский.

Наталья БРЖЕСТОВСКАЯ

Полностью эту статью вы можете прочесть в печатном или электронном выпуске газеты «Еврейская панорама».

Подписаться на газету в печатном виде вы можете здесь, в электронном виде здесь , заказать ознакомительный экземпляр здесь

Написать письмо в редакцию