На немецкий язык название нашей газеты переводится как Jüdische Rundschau. Именно так называется наше немецкоязычное издание. Еженедельная газета с таким же названием выходила в Берлине с 1902 г. Она была органом Сионистского союза Германии и до 1938 г. (когда была запрещена нацистскими властями) оставалась одним из самых популярных немецкоязычных еврейских изданий. В этой рубрике мы регулярно знакомим наших читателей с избранными материалами, которые ровно 100 лет назад публиковались на страницах Jüdische Rundschau.


О Парижской мирной конференции

Из Копенгагена нам пришло телеграфное сообщение:
«Лондонский корреспондент „Еврейского пресс-бюро“ узнал в Стокгольме от надежного источника, что Парижская конференция приняла решение: Палестина должна быть поставлена под контроль Лиги Наций и будет находиться под опекой влиятельного государства. Палестину признали особой территорией, а не частью Саудовской Аравии или Сирии». Это сообщение, пока, правда, официально не подтвержденное, доказывает верность предположения, высказанного в редакционной статье предыдущего номера Jüdische Rundschau. Нам жизненно важно, чтобы Палестина (и именно вся Палестина) рассматривалась как особая государственно-территориальная единица. А под влиятельным государством-опекуном, безусловно, подразумевается Британия.
В вышеупомянутой редакционной статье мы указали на трудности, которые препятствовали такому решению проблемы, и, возможно, несмотря на сообщение из Копенгагена, препятствия еще сохранятся.
Об этих препонах говорится в британском журнале «Палестина» от 11 января, который благожелательно относится к сионизму. На страницах этого издания приводятся слова г-на Пишона (тогдашнего министра иностранных дел Франции. – Ред.), рассуждающего о вековых правах Франции в Сирии, Ливане, Киликии и Палестине. Он сказал: «Эти права закреплены договорами, заключенными с нашими союзниками. Мы, несомненно, признаем полную свободу Конференции, признаем и ее полномочия давать этим договорам толкование, которое будет сочтено целесообразным. Но эти соглашения являются обязательными как для Британии, так и для нас самих. И права, которые они гарантируют, уже устоялись в практической деятельности обоих наших государств».
Первый заслуживающий внимания момент этого заявления заключается в том, что г-н Пишон теперь говорит о Сирии, Ливане, Киликии и Палестине. Было время (и не такое уж давнее), когда французское правительство и французская пресса говорили только о Сирии и даже о «всей Сирии». Палестина и Ливан тогда не упоминались. Они были включены в договор о Сирии. Теперь французское правительство вышло за рамки прежних определений. Оно признает, что Палестина – это не Сирия, а особая политическая и национальная единица. Французской прессе, однако, еще многому предстоит научиться при освещении этой темы. Корреспондент Temps, например, при обсуждении проходившего в Марселе конгресса по поводу сирийских проблем использует термин «полная Сирия». И все же французское правительство подошло к истине ближе на один решающий шаг. Мы не намерены выискивать слишком много скрытого смысла в высказывании г-на Пишона, но упоминание названий «Сирия», «Ливан» и «Палестина» предполагает, что французское правительство рассматривает Ливан как северную границу Палестины. Ранее такого не было. На основании секретного соглашения, заключенного в 1916 г., французское правительство претендовало на большую часть Галилеи, желая водворить туда французскую администрацию. Такое притязание выглядит как насмешка над географией и стратегией развития региона, равно как и насмешка над экономическими и политическими реалиями. Оно дробит отечество еврейского народа, и такое действие неприемлемо для евреев всего мира. Если бы это притязание было окончательно принято, то Франция получила бы контроль над дополнительными несколькими квадратными милями, что позволило бы французским концессионерам заработать на этом, но тогда 12 млн евреев во всех странах мира затаили бы горькую обиду на Францию. Ни один мудрый государственный деятель не сочтет такой бизнес выгодным, равно как и любой честный человек не сочтет такой поступок добропорядочным с моральной точки зрения. Похоже, что министерство иностранных дел Франции это осознало.
Вторым примечательным моментом в заявлении г-на Пишона является то, что он говорит о «правах Британии» и «правах Франции», но не о «правах» еврейского, арабского или армянского народа. Конечно, такая позиция находится в полной гармонии со взглядами дипломатов старой школы. Государства, или говорящие от их имени дипломаты высшего ранга, имеют «права». У народов нет «прав». Это всего лишь сырье, с которым работают дипломаты. Что касается особых «прав», которые Франция и Британия приобрели по секретному соглашению 1916 г., то известно, насколько они священны для них. Именно это секретное соглашение обещало России те же «права». Но г-н Пишон больше не говорит о «правах» России. Временное соглашение дало Италии «права» на часть территории Османской империи, но г-н Пишон не упоминает и о «правах» Италии. Мы опасаемся, что для министерства иностранных дел Франции священные «права», приобретенные Францией и Британией в соответствии с соглашением 1916 г., воспринимаются лишь в виде права более сильных брать все, что они могут получить.
Для наиболее заинтересованных сторон – евреев, арабов и армян – «права», приобретенные в соответствии с соглашением 1916 г., ограничиваются лишь правом на несправедливость. Родина еврейского народа раздроблена, родина арабов расчленена, так же обстоит дело и с отчизной армян. Мнение этих людей даже не спросили, с ними поступили как с домашним скотом. С первого момента, когда эти три народа услышали о договоре, они постоянно протестовали против его положений. Евреи четко заявили, что не желают ни разделения Палестины, ни господствующего положения в ней, и что они выступают за британский протекторат над еврейской Палестиной. Однако г-н Пишон ничего не говорит о «правах» этих трех народов, хотя именно эти три нации должны стать краеугольным камнем нового порядка, если говорить о воплощении в жизнь новых основных политических принципов на Ближнем Востоке. Г-н Пишон говорит о секретном соглашении как об обязательном для Франции и Британии, говорит и о предоставлении «прав» этим двум могущественным державам. Правда, он не считает, что этот договор следует воспринимать буквально и что сей документ содержит незыблемые положения. Напротив, нам демонстрируют, что министерство иностранных дел Франции теперь признает, что соглашение не может быть выполнено силой. На страницах издания Observer Филипп Милле доказывает, что соглашение не устраивает в полной мере как Францию, так и Британию. Такое же мнение выражено и в статье, опубликованной в Echo de Paris. По словам Милле, французское правительство хотело бы достичь соглашения с Британией, на основании которого британцы получат Палестину и Месопотамию, в том числе и Мосул, а Франция – все остальные территории. Следует напомнить, что, в соответствии с секретным соглашением, через одно арабское государство или несколько таких государств должен проходить нейтральный пояс между зонами влияния Англии и Франции. По-видимому, у Франции возникло желание упразднить этот арабский пояс, а в особенности отделить Дамаск и Алеппо от арабского государства, дабы они оказались под контролем французов. На данный момент Дамаск и Алеппо управляются арабской администрацией. Эмир Фейсул желает включить эти города в состав своего арабского государства. Таким образом, реализация французского проекта будет означать, что соглашение между Британией и Францией осуществится за счет арабов. Вполне вероятно, что следствием такой сделки станет компенсация арабскому государству в виде части еврейской Палестины на ее восточной границе. Трудно поверить, что такое соглашение ожидает счастливое будущее, к тому же истинным авторам проекта отделения части еврейского отечества в пользу арабов не удастся спрятаться от справедливого негодования еврейского народа.
Британия и Франция должны будут выбрать другой путь – путь, ведущий к справедливости для всех. Г-н Пишон признает, что мирная конференция вправе пересматривать секретные договоры, но, видимо, он хочет ограничить это право формальным правом ратифицировать все то, о чем договорились между собой Британия и Франция. Но такой вариант не сработает. Право мирной конференции на пересмотр всех без исключения прежних договоров является абсолютным и неограниченным. Секретные договоры недействительны, если одна из вовлеченных сторон отвергает их положения, а другая сторона согласна с тем, что они не могут быть применимы в современных условиях. Британия хочет, чтобы мирная конференция обладала полной свободой решать судьбу таких соглашений. Еврейский, арабский и армянский народы отвергают их, их следует признать недействительными. Поступить так – столь же благоразумно, сколь и справедливо. Если мы придем к правильному решению, основанному на принципе справедливости, то на Ближнем Востоке появится широкое поле действий как для Франции, так и для Британии. С согласия упомянутых выше народов и благодаря их доброй воле крупные державы смогут многого достичь, а без этого все их усилия окажутся тщетными. Секретные договоры должны уйти в прошлое, а мирная конференция должна решить, что дальнейшую жизнь следует выстраивать так, словно их никогда не существовало.

Jüdische Rundschau (№ 10, 07.02.1919)

Полностью эту статью вы можете прочесть в печатном или электронном выпуске газеты «Еврейская панорама».

Подписаться на газету в печатном виде вы можете здесь, в электронном виде здесь, купить актуальный номер газеты с доставкой по почте здесь, заказать ознакомительный экземпляр здесь