Священное писание – ивритский и греческий варианты  

Перевод Торы на греческий был сделан еще до нашей эры для нужд разросшейся в греческой ойкумене (особенно в Александрии) еврейской общины. В полной ли мере мы представляем себе роль и размеры еврейской диаспоры в древности? По словам Филона Александрийского, число евреев Египта в период римского господства достигало миллиона человек. К этому надо добавить немалое количество обратившихся в иудаизм язычников. Община, конечно, находилась под сильным эллинистическо-римским культурным влиянием, но поддерживала тесные связи с Иерусалимом. Это был своеобразный культурный мостик между еврейской и греко-римской культурами. Достаточно вспомнить, что слова «синагога», «синедрион», «герусия» – совет старейшин – и др., вошедшие еще до нашей эры в еврейский обиход, греческого происхождения.

Странная легенда
Александрийские евреи были в основном грекоязычными, поэтому возникла потребность в переводе Торы на греческий язык, в результате чего и появилась Септуагинта – первый художественный перевод крупного текста с одного языка на другой.
С историей этого перевода связана довольно странная легенда. По заказу Птоломея II за дело взялись 72 переводчика – по шесть от каждого колена Израилева. Однако перевод называется «септуагинтой», то есть переводом 70 старейшин. А куда подевались еще двое? Да и откуда могли взяться представители десяти колен, которые к тому времени уже давно считались потерянными? Кроме того, ведь только потомкам Левия было поручено хранить Писание. Все эти переводчики работали якобы независимо друг от друга 72 дня и выдали совершенно идентичные тексты. Результат тем более удивительный, что именно к точности перевода на протяжении веков и было больше всего претензий.
Так или иначе, но именно этот текст лег в основу Ветхого Завета в начальные века христианства. В дальнейшем были сделаны переводы Библии на латынь, армянский, грузинский, коптский, эфиопский, готский и другие языки. Переводы эти осуществлялись с разных оригиналов, так как, по-видимому, параллельно имели хождение различные списки иудаистских священных текстов. Септуагинта и сложившийся позднее в противовес ей еврейский канон (Масоретский текст) имели разные первоисточники, и трудно утверждать, что какой-то из них имеет преимущество подлинности.

Истоки ошибок
Часть разночтений между ТАНАХом и Ветхим Заветом коренится в различиях оригинальных текстов, с которых делались переводы, но сравнение дошедших до нас списков Торы, а также кумранских находок привело ученых-текстологов к выводу о том, что значительная доля отклонений Септуагинты от еврейского канона есть результат вольных или невольных ошибок переводчиков. Многое можно объяснить просто трудностями переложения с одного языка на другой. Особенно это касается переводов с иврита, когда различная огласовка корня может приводить к ошибкам. Иногда ошибки перевода могли приводить к серьезным искажениям в понимании библейского текста. Так, христиане обосновывают догмат о непорочном зачатии ссылкой на Книгу Исайи. Ивритское слово «алма» здесь было переведено как «девственница», хотя оно означает просто «юная, молодая женщина». Для «девы», «девственницы» в иврите есть свое конкретное обозначение: «бетула». Большинство несоответствий связано с непереводимостью один в один понятий разных культур. Например, не было в Торе таких понятий, как «ничто» или «небытие» (они появятся позднее в языке средневекового иудейского богословия – и не без влияния христианства). Соответственно и не было в оригинальном тексте идеи сотворения мира «из ничего». Впервые эта идея прозвучала лишь во Второй Маккавейской книге, написанной по-гречески человеком, хорошо усвоившим эллинскую культуру.
Если в еврейском тексте божественные теофании (Богоявления) сопровождаются землетрясением (событием вполне объективным), в греческой Библии землетрясения заменяются на вполне субъективное «потрясение» («изумление») присутствующих (Исх. 19:18; 1 Цар./l Сам. 14:15; Ис. Нав. 3:2)… С другой стороны, понятная «радость» узнавания Бога заменяется пафосным «экстазом»…
Через Септуагинту в иудаизм проникали идеи греческой философии. Многозначное еврейское dābār – «вещь», «событие», «дело», «слово» – становится в греческом переводе «логосом» (λόγος), что в контексте позднеэллинистической философии и тем более в христианстве порождает совсем не иудаистские ассоциации.
В Книге пророка Аввакума (3:5) говорится о том, как Бог в гневе идет судить Землю: «Пред лицом Его идет язва, исходит горячка от ног Его». Устрашающая картина, как и полагается при явлении ближневосточного Бога. Но греческий переводчик вместо deber («язва») читает dābār. В результате вся картина переносится в иной план: «Пред лицом Его предшествует Логос...» Абсолютно иная философско-религиозная концепция.
Одним из частых «эпитетов» Бога в еврейском тексте является слово «скала» («цур»). Переводчики Септуагинты избегают излишней образности и, дабы никто не впал в искушение идоло-камнепоклонства, заменяют «скалу» на «защитник, заступник».

Ю. ШЕЙМАН

Полностью эту статью вы можете прочесть в печатном или электронном выпуске газеты «Еврейская панорама».

Подписаться на газету в печатном виде вы можете здесь, в электронном виде здесь, купить актуальный номер газеты с доставкой по почте здесь, заказать ознакомительный экземпляр здесь