Май 29, 2015 – 11 Sivan 5775
О чем говорит кладбище

image

Символика еврейского надгробия 

Еврейское кладбище сразу узнается по аскетичности дизайна. Для него характерно наличие мелких камушков на могильных плитах, которыми по древней традиции обозначают себя посещающие, и довольно скромная растительность, которая, также в силу традиции, лишь обозначена. Это своеобразная дань памяти иудеям с их сорокалетним странствием под водительством Моисея, когда сотни тысяч вышедших из египетского рабства были похоронены в пустыне.
В экстремальных условиях непрерывного кочевья хоронить можно было в барханах. Видимо, поэтому наличие дефицитного камня могло стать обозначением могилы, впрочем, весьма условным, так как и камень в пустыне Негев быстро заносился песком.
Камень традиционно служил материалом еврейского надгробия. Об этом говорит первое упоминаемое в Торе надгробие периода патриархов. Его назвали «маццева» – в значении «могильная плита, надгробный памятник». Маццева была установлена Яаковом на могиле Рахели. «И умерла Рахель, и погребена на дороге в Эфрату, он же Бейт-Лехем. И поставил Яаков памятник над гробом ее. Это надгробный памятник Рахель до сего дня» («Берешит», 35:19–21).
Трудно сказать, как именно выглядела плита (или памятник) от Яакова. Но известно, что на протяжении тысячелетий облик ее постоянно преображался. Это связано с религиозными предпочтениями правителей государств и племен, на территории которых оказывалась могила. Путешественники I тысячелетия описывали ее как камень безо всяких украшений. Жившие в Средневековье видели надгробие из 11 камней с венчающим их куполом на четырех столбах; впоследствии добавлялись купола, каменное ограждение и помещения, в том числе синагога.
Символика памятника не сложна для понимания.
11-го числа месяца хешван Рахель скончалась на руках ее мужа Яакова. Кроме того, 11 камней означают 11 детей Яакова, родоначальников колен израильских. По иудейской традиции, каждый посещающий могилу человека, близкого или незнакомого, должен оставить камень в знак своего присутствия. 11 камней на могиле Рахели обозначали посещение сыновьями могилы матери.
Поскольку известно, что колен было 12, а не 11, религиозные авторитеты дают по этому поводу объяснение: последний сын Вениамин родился только при смерти своей матери Рахели, а значит, для него, фактически умертвившего мать, и не могло быть особого камня.
Надгробия воздвигались в эпоху Первого храма, как следует из рассказа о «знаке» («цийон» в значениях «метка, обозначение, засечка») над могилой пророка из Шомрона. Надгробные камни того периода действительно имели метку: цийоном был камень, который покрывали известью. Так предостерегали коэна от соприкосновения с могилой во избежание нарушения ритуальной чистоты. В период Талмуда существовал обычай заново белить надгробие известью 15 адара, после окончания сезона дождей.
Наряду с таким надмогильным предупредительным «знаком» встречалась и другая символика, которая воплощалась, в частности, в архитектурно более сложных и художественно оформленных надгробиях. Многозначность понятия воспринималась в зависимости от намерения – что именно надо было сказать в определенном контексте.
К примеру, о том, что душа усопшего устремилась в неведомую высь, говорил мемориальный знак со шпилем в Иерусалиме – так называемый Авессаломов памятник. Причем, по мнению ряда ученых древности, это не могло быть надгробие праведника. Считалось, что таковому не принято его ставить: памятником ему служат его слова. При этом приверженцы каббалистических школ, напротив, придавали особое значение надгробию как возможности осуществления связи с душой покойного для содействия ее очищению (тиккун нефеш).

Александр МЕЛАМЕД

Полностью эту статью вы можете прочесть в печатном или электронном выпуске газеты «Еврейская панорама».

Подписаться на газету в печатном виде вы можете здесь, в электронном виде здесь , заказать ознакомительный экземпляр здесь

Написать письмо в редакцию