Июль 28, 2017 – 5 Av 5777
О царях земных

image

Как в Торе толкуются понятия власти и ответственности  

Невмешательство государства в дела Церкви, а Церкви – в дела государства – общепринятая и привычная формулировка. Ее не подвергают сомнению. Но она принципиально отличается от библейского разделения государственной власти и религии. Суть библейского разделения, на мой взгляд, – в личной ответственности царя перед Б-гом. Никакие религиозные учреждения не могут взять эту ответственность на себя. Самые авторитетные и компетентные религиозные деятели могут лишь способствовать обретению царем понимания этой ответственности, что подтверждается следующим требованием Торы: «И будет, когда воссядет он (царь. – Е. Д.) на трон царствия своего, то напишет себе два свитка Учения этого пред священнослужителями, левитами. И будет оно с ним, и пусть он читает это во все дни жизни своей, чтобы учился бояться Господа, Б-га своего, соблюдать все слова Учения этого и все эти законы, чтобы исполнять их» («Дварим» 17:18–19).
В Торе это требование относится к избираемому евреями царю. Но поскольку Тора – вечный справочник общечеловеческих ценностей, то существенная часть сказанного в ней имеет самое непосредственное отношение ко всему человечеству.

Зачем царю переписывать Тору
Но зачем царю собственноручно переписанные свитки? Неужели нельзя брать их у священнослужителей? Почему царь должен «все дни жизни своей» читать их, то есть постоянно вникать в них? Разве недостаточно советоваться со священнослужителями, согласовывать с ними принимаемые решения? Получается, недостаточно.
Разумеется, необходимо советоваться с компетентными людьми, анализировать и учитывать их мнение, но окончательное решение человек принимает все-таки сам. Наедине со своими душой и разумом, и если в них есть Б-г – свой Б-г, а не отвлеченно-отдаленный персонаж проповедей или икон, – сказанное Им не может быть проигнорировано. Ни одна полемика с самым сложным и опасным оппонентом не достигает такого напряжения всех внутренних ресурсов, такой драматичности, но и результативности, как внутренний спор с самим собой с неотступным ощущением присутствия Б-жьего. Не это ли подразумевает повеление переписать два свитка? Один должен находиться в царской сокровищнице, что свидетельствует о понимании значимости и ценности Торы, а второй – постоянно с царем.
Известный российский историк Константин Рыжов, говоря о философии Николая Бердяева, отмечал, что он «понимал нравственность, как голос Б-жий внутри человека, который дан для мира сего, но не от мира сего, то есть он считал, что нравственные законы не выводятся из сущего, из эмпирического бытия». Их основой была, есть и будет Тора.
Кроме того, в соответствии с еврейскими законами, переписывающий Тору был обязан произносить вслух каждое слово, прежде чем записать его. Не в этом ли запрет говорить одно, а делать другое, чем столь часто грешат разномасштабные лидеры? Как очень верно заметил выдающийся мыслитель эпохи Возрождения, философ и теолог Марсилио Фичино: «Основа справедливости – верность, то есть постоянство и истинность в словах и делах».
Повеление иметь свои, написанные своей рукой свитки Торы и постоянно читать их подразумевает, на мой взгляд, подлинную суть разделения Церкви и государства. Между отвечающим за миллионы судеб царем и Всевышним не должно быть посредников даже из числа самых авторитетных священнослужителей. Царь лично ответственен перед Б-гом за происходящее и не имеет права оправдываться чьей-то деятельностью, советами, рекомендациями. Поэтому разделение Церкви и государства означает не освобождение политического лидера от необходимости знать и исполнять библейские заповеди, а наоборот, подразумевает соответствующий уровень знания и понимания их.
Основываясь на библейской Книге пророка Малахии, мудрецы Талмуда вывели следующую субординацию: царь – первосвященник – пророк. Поэтому и ответственность на царях большая, чем на религиозных деятелях, что подтверждает недельная глава Торы «Мишпатим».

Мишпатим – и вот законы
Синайское Откровение. После провозглашения десяти заповедей Всевышний повторяет запрет идолопоклонства и говорит об устройстве жертвенника. За этим куда логичнее были бы повеления о скреплении союза с Б-гом и создании первого переносного Храма (Мишкана). Но речь идет об ином.
Книга «Шмот», недельная глава «Мишпатим» («И вот законы»). «В разделе „Мишпатим“, – подчеркивает рав Адин Штейнзальц, – содержится огромный законодательный материал... Он ставит во главу угла все мелкие детали законов, которые на протяжении поколений, вплоть до сегодняшнего дня, наставляют нас и служат основой для выведения новых законов».
Вот как наши учителя разделяют содержание этой главы: сначала следуют законы о защите личности (21:1–32); затем законы о материальном ущербе (21:33 – 22:14); далее – мораль, справедливость (22:15 – 23:33) и только после этого «скрепление союза с Б-гом» (24:1 – 24:18). Почему «скрепление союза с Б-гом» оказалось завершающим? Полагаю, потому, что нарушение предшествующих ему законов делает невозможным подлинный «союз с Б-гом». При этом за исполнение этих законов в первую очередь ответственен царь, а не священнослужители. Почему?
Законы, относящиеся к сфере морали и справедливости, начинаются с четырех запретов: обольщения девицы, колдовства, скотоложества, идолопоклонства (22:15–19). Какое отношение они имеют к царю? Полагаю, их подлинный, сокрытый смысл подразумевает самые пагубные пороки земной власти. Если эти запреты власть имущими нарушаются, говорить о морали, человечности, справедливости и т. п. бесполезно, бессмысленно. И религия, главное предназначение которой быть источником человечности и справедливости, становится чем-то напыщенно-теоретическим, отвлеченным, не имеющим отношения к реальной жизни.
Итак, «обольщение девицы». Но только ли по отношению к девицам возможно обольщение? Как сказано в ряде источников, обольщение включает в себя влияние одного человека на другого. Оно способно расположить к своей персоне, а в некоторых случаях и побудить к совершению какого-либо действия, что зачастую весьма удобно и выгодно земным правителям. Почему же говорится о девице? Полагаю, одна из причин в том, что далее следует запрет колдовства (22:17), и упоминание о девице подсказывает, какое именно колдовство имеется в виду. Вероятно, это приворот, который, на мой взгляд, бывает не только любовным (индивидуальным), а еще и политическим (массовым).
Предлагаю дать слово психологам. Они считают, что приворот – магическое воздействие на человека с целью возникновения у него эмоционального и физического влечения к другому человеку. Разумеется, против его воли, не спрашивая его согласия на это. Такое насильственное вторжение во внутренний человеческий мир, в его психику сродни манипулированию и зомбированию, приводящим к тому, что человек теряет способность самостоятельно мыслить и действовать (так называемые «социальные зомби»). Происходит стереотипное узкое, ограниченное, ущербное восприятие окружающего мира. Нередко манипулирование и зомбирование производится с помощью информационного воздействия.
Господа устроители всяческих политических шоу! Зачастую вы – запрещенные Библией бабки-ворожеи, занимающиеся приворотом множества людей к прикормившему вас тирану.

Ответы Великого инквизитора
Люди, теряющие способность самостоятельно мыслить, анализировать, реально воспринимать происходящее, начинают превращаться в послушное стадо, которым легко управлять. Может, поэтому следующий запрет касается скотоложества (22:18)?
Что подразумевает скотоложество? Еврейские мудрецы объясняли: «...падение человека до животного уровня... Он становится похожим на животное, которое стремится всеми возможными и невозможными способами удовлетворить свои инстинкты и не думает о последствиях. Это отражается на всех мыслях человека, его делах и поступках», что, по сути, является деградацией.
Как поведут себя по отношению к власть имущим доведенные до животного состояния деградирующие люди? Наиболее точный ответ на этот вопрос дал Великий Инквизитор в романе Достоевского «Братья Карамазовы»: «Они станут робки и станут смотреть на нас и прижиматься к нам в страхе как птенцы к наседке. Они будут дивиться, и ужасаться на нас и гордиться тем, что мы так могучи и так умны, что могли усмирить такое буйное тысячемиллионное стадо... Они будут расслабленно трепетать гнева нашего, умы их оробеют». Страх и гордость такого рода, робость ума, не позволяющая трезво воспринимать происходящее, а тем более протестовать, порождают очередного временного идола с соответствующим массовым поклонением ему, что никак не совместимо с Вечным Истинным Б-гом и Его заповедями. Неспроста за запретом скотоложества сразу же следует запрет идолопоклонства.
«Требование социальной справедливости, – пишет рав Пинхас Полонский, – повторяется во многих местах Торы, и ее нарушение считается в иудаизме одним из самых тяжелых грехов, которые может совершить общество!»
Искажение понятий справедливости и человечности, беззаконие, притеснения, нарушение элементарных человеческих прав – фактически все это неизбежные последствия запрещенного второй Заповедью «служения божествам иным», постоянно навязывающим человечеству свои понятия и ценности, зачастую не совместимые с законами Всевышнего. Поэтому проповеди, Б-гослужения, праздники, обряды, ритуалы, тем более подлинный «союз с Б-гом» для преобладающего большинства людей утрачивают свою значимость и практически теряют смысл. Царь, ставший очередным идолом, в первую очередь повинен в этом.

Е. ДЕРЕВЯНЧЕНКО

Полностью эту статью вы можете прочесть в печатном или электронном выпуске газеты «Еврейская панорама».

Подписаться на газету в печатном виде вы можете здесь, в электронном виде здесь, купить актуальный номер газеты с доставкой по почте здесь, заказать ознакомительный экземпляр здесь