Историческая память часто мешает процессу примирения  

Почему нынешний формат украинско-еврейского примирения себя исчерпал, как формируется адекватная историческая память и чем чреват комплекс народа-жертвы – об этом и многом другом в интервью сопрезидента Ваада Украины Иосифа Зисельса.

– Иосиф, вы часто говорите о примирении между украинцами и евреями, настаивая на некоем новом формате этого примирения. Чем вас старый-то не устраивает?
– Прежде всего я говорю об отношениях между различными народами Восточной Европы, которые пребывают в ситуации, требующей, по моему мнению, примирения. Это поляки, украинцы, литовцы, белорусы и евреи. Отношения между украинцами и евреями – частный случай, причем далеко не самый острый.
Речь идет не о замене формата, а о дополнении существующего неким новым, прежде не доминировавшим. Я просто призываю перестать размахивать друг перед другом списками взаимных злодеяний и обвинений, чем мы занимаемся уже почти 400 лет. Тенденция красноречива: за четверть века проявления антисемитизма в Украине и в Восточной Европе в целом уменьшились, и это заслуга, главным образом, не евреев, а украинцев и представителей других народов, среди которых проживают евреи, не воспринимающих старую имперскую риторику. К тому же это свидетельство созревания общества, из которого ксенофобия вытесняется ходом эволюции, а не в результате чьей-то активной борьбы. В отличие от Болгарии, Греции или Венгрии в нашем парламенте не звучат антисемитские заявления – и это тоже, прежде всего, заслуга не наша, а украинского общества.

Разумеется, эти тенденции возникли не на пустом месте: они были запущены национал-демократами – моими соратниками по диссидентскому движению – и постепенно стали мейнстримом, когда быть антисемитом приличному человеку уже просто неловко. Кстати, в украинской истории уже были аналогичные попытки – в УНР, например.
Все, что я предлагаю, – это перевести межнациональную дискуссию во внутренний дискурс каждого из народов. Нельзя вычеркивать из общей истории неудобные факты, но очевидно, что когда еврейские исследователи напоминают украинцам об их преступлениях, то украинцы из принципа равновесия обвиняют евреев во всех реальных и мнимых грехах, и наоборот. И напротив, негативная реакция украинских интеллектуалов на некоторые инциденты во время факельного шествия в день рождения Бандеры оказывает на настроения сограждан гораздо более сильное влияние, чем критика со стороны евреев.
В свою очередь и евреи должны сосредоточиться на своем прошлом, но нам, поскольку мы являемся меньшинством в Украине и других странах диаспоры, это сделать сложнее. Меньшинство всегда подозрительно и недоверчиво, поэтому мы не можем говорить о роли отдельных евреев в совместной истории с той степенью откровенности, как это делают некоторые израильские исследователи.
– Как вы собираетесь соблюсти принцип взаимности? В украинском случае речь идет об антиеврейской идеологии и практике тех или иных лидеров украинского национально-освободительного движения – людей, видевших себя в авангарде национального коллектива. С евреями все сложнее. Еврейский народ не отвечает за Кагановича, точно так же, как украинский не отвечает за Балицкого, а польский – за Косиора, поскольку первый не строил еврейский национальный проект, второй – украинский, а третий – польский. Зато все они работали над общим проектом – советским.
– Речь идет не о взаимосвязанном симметричном процессе; примирение – это дорога навстречу друг другу, где каждый проходит свою часть пути. Далеко не все украинцы, даже в те страшные времена, считали всех евреев украинофобами, но и не все евреи считали всех украинцев антисемитами. При этом многие украинцы видят в Кагановиче или Израиле Леплевском, как и во многих других верных слугах коммунизма, представителей еврейской общины, и с этим ничего не поделать. Понятие «жидокоммуна» возникло из-за активной роли некоторых евреев в установлении советской власти, и нам доказывать украинцам, что это были «Абрамы, не помнящие родства», бесполезно – это должны делать украинские историки. К тому же я говорю не столько о палачах, сколько об общем настрое еврейской общины в диаспоре. Еврейское меньшинство, где бы оно ни было, всегда ориентировалось на метрополию.
– Как и любое меньшинство в любой империи…
– И это понятно, поскольку только центральная имперская власть могла им что-то существенное дать или чего-то важного лишить. Так продолжалось веками, поэтому принцип «дина де малхута дина» («закон государства – закон») был определяющим для общины и в условиях неправового общества означал одно: подчинение произволу «авторитета» царя, губернатора или генерального секретаря. Это накладывалось на антисемитский культурный код в христианской цивилизации, а также на то важное обстоятельство, что этнически и религиозно евреи не были близки славянским христианским народам.
Правда, с усилением на окраинах империи национально-освободительных и социальных движений евреи, как и иные меньшинства, становятся перед проблемой выбора. Поддержать, например, польских повстанцев в борьбе с Российской империей или нет? Возникает раскол внутри общины: большая ее часть, включая руководство, – консерваторы; молодежь, напротив, склонна к проявлениям справедливости, эмпатии и сочувствия к своим нееврейским сверстникам. Например, первые иудеи в Якутии появились после польских восстаний 1830-го и 1863-го гг. – это были повстанцы-евреи, боровшиеся за польскую независимость и сосланные за это на край света.
Но мы говорим не об истории, а об исторической памяти, которая не имеет ничего общего с историей и историографией и часто мешает процессу примирения. Историческая память редко основана на знании – это, скорее, набор стереотипов и предубеждений.
Кто сейчас помнит о том, что в 1917 г., после Февральской революции, в Российской империи должны были пройти еврейские выборы и на предварительном голосовании большинство получили сионисты? Заметьте – не бундовцы, не социал-демократы и не большевики. Но многие, в том числе и некоторые украинцы, впоследствии смело ставили между евреями и большевиками знак равенства, и именно это вошло в историческую память, определяющую отношения между народами. Или то обстоятельство, что, по оценкам некоторых исследователей, в Голодоморе погибло около 80 тыс. евреев. Это никак не помешало огульным и диким обвинениям евреев в организации Голодомора.
Мы в данном случае не уникальны, и далеко не всегда дело в межнациональных конфликтах. Прошло полтора века после войны между Севером и Югом, но во многих американских семьях родовая память хранит, кто на чьей стороне воевал. В Испании гражданская война закончилась 80 лет назад, но там помнят, что «ваши» дедушки убивали «наших», и это задерживает процесс окончательного примирения. До сих пор существует напряжение между евреями Македонии и Болгарии. Болгария в годы Второй мировой своих евреев защитила, но, будучи союзником нацистской Германии, оккупировала Македонию и всех местных евреев передала нацистам на уничтожение, о чем в Македонии не забыли до сих пор. Что уж говорить о Польше, Литве и Украине, где раны, нанесенные нацизмом и коммунизмом, еще далеко не залечены.
Очень важно перейти от взаимных обвинений к осмыслению своего прошлого. У наших соседей это уже происходит – между литовцами и евреями, между евреями и поляками. И в Польше, и в Литве это тоже вызывает бурю негодования и защитную реакцию: поляки не хотят видеть себя палачами и литовцы не хотят, но процесс идет.
– И процесс этот начался не изнутри, а с книг Яна Томаша Гросса – американского профессора польского происхождения, наполовину еврея, живущего с 1968 г. в США…
– Все верно, но как раз его еврейские корни и мешают процессу примирения. Точно так же, как продвижению книги литовки Руты Ванагайте об участии литовцев в Холокосте мешает то, что ее изданию и популяризации, возможно, способствовал глава иерусалимского отделения Центра Симона Визенталя Эфраим Зурофф, который к тому же последние годы чувствует себя в Москве как дома. Сразу находятся те, кто объявляет, что за всем этим стоят евреи и Россия.

Беседовал Михаил ГОЛЬД

Полностью эту статью вы можете прочесть в печатном или электронном выпуске газеты «Еврейская панорама».

Подписаться на газету в печатном виде вы можете здесь, в электронном виде здесь, купить актуальный номер газеты с доставкой по почте здесь, заказать ознакомительный экземпляр здесь