Июнь 29, 2017 – 5 Tammuz 5777
Нюрнберг, у вас проблема!

image

Скрыть скандал не удалось – нужно назначить «стрелочника»  

В прошлом выпуске «ЕП» сообщала о том, как германские политики пытаются замалчивать наиболее скандальную составляющую скандала вокруг правого радикала Франко А. Обер-лейтенанту бундесвера, знавшему лишь пару слов по-арабски и не имевшему документов, удалось не только зарегистрироваться в качестве выходца из Сирии, но и получить убежище в ФРГ.
Но замять историю не удалось – ей занялся парламентский комитет по внутренним делам. На его заседании глава МВД Томас де Мезьер, бывший шеф Федерального ведомства по делам мигрантов и беженцев (BAMF) Франк-Юрген Вайзе и его преемница Ютта Кордт хотя и утверждали, что речь идет о совершенно нетипичной ситуации, и даже представили семистраничное обоснование подобного утверждения, но после многочисленных и неприятных вопросов все же вынуждены были согласиться с тем, что система в целом дала сбой.
Собственно, отрицать это было бы странно, поскольку даже оперативно назначенная выборочная повторная проверка рассмотрения заявлений 2000 выходцев из Сирии и Афганистана, признанных беженцами, вскрыла серьезные недостатки в работе нюрнбергского ведомства. Сами чиновники старались подбирать щадящие выражения, но даже при этом им пришлось записать в отчете, что 46% решений по афганцам и 18% – по сирийцам приняты без достаточных оснований. Речь в основном идет о пробелах в оформлении документов, на основе которых принимались решения об удовлетворении или отклонении просьбы о предоставлении убежища. Вопрос же о том, насколько обоснованными были сами эти решения, в ходе экспресс-проверки не рассматривался. Особенно не понравилось депутатам Бундестага то обстоятельство, что среди проверенных не оказалось решений, принятых без собеседования соискателя с чиновником BAMF – лишь на основе анкеты. Именно так рассматривалось заявление Франко А. и тысяч других соискателей, хотя совет трудового коллектива BAMF предупреждал руководство ведомства о том, что подобная практика неминуемо станет источником ошибок.
Их и было сделано немало. В частности, на заседании парламентского комитета руководителю BAMF пришлось признаться в том, что, вопреки прежним утверждениям о полном дактилоскопировании и биометрическом фотографировании всех признанных беженцев, в действительности около 5000 человек не были подвергнуты этим процедурам. Так что каждый из них имеет потенциальную возможность не только водить за нос социальные службы, многократно получая пособия, но и как минимум временно исчезнуть из поля зрения полиции и спецслужб.
Рассудив, что наступление – лучший способ обороны, глава МВД сделал заявление, как минимум формально изменяющее прежнюю практику его ведомства. Теперь, по словам де Мезьера, основной акцент будет делаться на качество процедуры, а не на ее скорость. А начинать, по его словам, следует с устранения грехов прошлого, для чего дана команда провести досрочную (закон предусматривает ее лишь через три года) повторную проверку около 100 тыс. позитивных решений BAMF, касающихся мужчин в возрасте 18–35 лет, прибывших из десяти стран, которые поставляют наибольшее число беженцев. Правда, оппозицию это не удовлетворило. «Зеленые» потребовали проверять не только положительные решения, но и отказы – а вдруг кого-то в спешке необоснованно обделили искомым статусом. А представители Левой партии вообще против «циничных» повторных проверок, которые, по их словам, «заставляют беженцев испытывать страх перед депортацией».
Объявлено и о том, что BAMF меняет правила сотрудничества с переводчиками, участвующими в опросе соискателей убежища. По словам Ютты Кордт, в договоры всех 8000 толмачей ведомства уже внесен пункт, обязывающий их сообщать начальству о малейших подозрениях в случае попытки опрашиваемого скрыть свое происхождение.
Это изменение очень важно, поскольку нередко лишь переводчик в состоянии судить, насколько верны эти данные. Ведь, например, во многих странах Ближнего Востока и Северной Африки население в основном пользуется арабским языком, так что отличить, скажем, сирийца от ливийца или ливанца без помощи переводчика, владеющего соответствующим диалектом, германский чиновник вряд ли сможет. Ну а переводчик, даже заметив что-то неладное, не всегда готов поделиться своими подозрениями. И не только потому, что хочет помочь «брату по крови». В частности, в случае с Франко А., как стало известно, у переводчицы уже при первом беглом контакте «беженца» с ведомством появились сомнения в его словах, однако он назвал себя потомком французских евреев, и марокканка, опасаясь обвинений в антисемитизме, решила, как призналась позже, промолчать.

Михаил ГОЛЬДБЕРГ

Полностью эту статью вы можете прочесть в печатном или электронном выпуске газеты «Еврейская панорама».

Подписаться на газету в печатном виде вы можете здесь, в электронном виде здесь, купить актуальный номер газеты с доставкой по почте здесь, заказать ознакомительный экземпляр здесь