Июнь 29, 2018 – 16 Tammuz 5778
Никсон и Мао слушают нас

image

Корейский кризис стал экспериментальной площадкой для налаживания нового цикла отношений между США и КНР  

Для продолжающегося более года интенсивного внутриамериканского дискурса по корейской ядерной проблеме характерно было одно почти универсальное заблуждение. Практически весь американский аналитический и медийный мейнстрим долгое время дружно повторял одну и ту же мантру: «Северокорейский режим создал ракетно-ядерный потенциал, чтобы обеспечить свою безопасность. Пхеньян никогда от него не откажется. Надо смириться с этой реальностью. Северная Корея – ядерная держава. Ничего страшного и ничего нового в этом нет. Научились же мы, американцы, жить с ядерным СССР, а затем и с ядерным Китаем».
Этот хор полезных для Кремля буржуазных идиотов периодически дирижировался самым известным в мире ядерным шантажистом. Владимир Путин лично выступал на международной арене неутомимым лоббистом ядерного офшора Ким Чен Ына: траву будут есть, но от своего сакрального права уничтожить Нью-Йорк с Вашингтоном не откажутся. С каждым новым взлетом северокорейской технологической мысли у экспертов оставалось все меньше сомнений в российском обеспечении стремительного ракетно-ядерного прогресса Пхеньяна последних лет. Неправда. Не было и нет такой внешней угрозы безопасности товарища Ким Чен Ына, для отражения которой ему могло бы потребоваться ядерное оружие.
Ядерный шантаж – это семейный бизнес корейских людоедов-диктаторов, моривших свой народ голодом. Начинал еще дедушка, выведший северокорейский атомный комплекс, созданный СССР, из-под контроля МАГАТЭ. Совершенства достиг папашка, размахивавший ведром с ядерными помоями и заставивший Запад плясать перед ним на многосторонних переговорах и снабжать КНДР в порядке гуманитарной помощи энергоресурсами, жмыхом для населения и изысканными яствами для самого лидера. Для Кимов это был прежде всего бизнес, а кроме того – человеческое тщеславие, желание обратить на себя внимание окружающих и казаться значительными в их глазах. Все что угодно, только не стремление режима защитить себя от некой внешней угрозы. Такой угрозы для режима КНДР просто не существует. Это Украине, как выяснилось, необходимо было ядерное оружие, чтобы защитить себя от северного соседа.
Нападение на Северную Корею логистически и политически невозможно без согласия и без активного участия Кореи Южной. Политический класс Южной Кореи примерно поровну разделен на левых и правых. Левые с большой симпатией (но на расстоянии, конечно) относились к режиму Кимов, видя в нем воплощение своих юношеских марксистских грез о социальной справедливости. Правые до 1990 г. действительно подумывали иногда теоретически о возможном в светлом будущем мирном воссоединении Кореи. Но опыт объединения Германии, за которое западным немцам пришлось заплатить громадную экономическую, а восточным – психологическую цену, отрезвил их. А ведь по сравнению с двумя Кореями ГДР и ФРГ были почти однояйцевыми близнецами. С нечеловеческим материалом сторонников идей чучхе производители «Самсунгов» наверняка не справились бы, а те – не выдержали бы чудовищного футурошока.

Андрей ПИОНТКОВСКИЙ

Полностью эту статью вы можете прочесть в печатном или электронном выпуске газеты «Еврейская панорама».

Подписаться на газету в печатном виде вы можете здесь, в электронном виде здесь, купить актуальный номер газеты с доставкой по почте здесь, заказать ознакомительный экземпляр здесь