15 лет назад погиб первый израильский астронавт  

1 февраля 2003 г., возвращаясь из космического полета, потерпел катастрофу американский корабль многоразового использования «Колумбия». На его борту был первый израильский астронавт полковник Илан Рамон. Он, как и шестеро его коллег по экипажу, погиб.
Катастрофа шаттла «Колумбия», унесшая жизни шестерых американских астронавтов и первого израильского астронавта Илана Рамона, наложила трагический отсвет на всю историю проекта «Израильский астронавт». Но даже сейчас, через 15 лет, она, думаю, представляет немалый интерес для очень многих читателей, интересующихся данной темой.
Автор этих строк, к сожалению, не успел лично познакомиться с Иланом Рамоном. Остались в памяти лишь его спокойный голос в телефонной трубке, дружелюбная интонация, да в архиве несколько писем и фотография с автографом. Тогда, в 2002 г., мы говорили по телефону о персональной эмблеме-нашивке, которую мы с петербуржцем Александром Геннадьевичем Шлядинским разработали для первого израильского астронавта. Илан Рамон обещал, что мы непременно встретимся, когда он вернется из космоса… Увы, этому не суждено было сбыться.
Экипаж «Колумбии» на орбите. В верхнем ряду: Дэвид Браун, Уильям Маккул, Майкл Андерсон; в нижнем ряду: Калпана Чаула, Рик Хазбанд, Лорел Кларк, Илан Рамон

Рождение замысла
Идея отправить в космос вместе с американцами израильского астронавта пришла в голову политическому советнику при посольстве Израиля в США Джереми Ишешкерофу. Однажды он повел своего пятилетнего сына Дина в знаменитый Смитсоновский музей авиации и космонавтики в Вашингтоне. Там ребенок долго рассматривал фотографии астронавтов из разных стран, которые летали на американских космических кораблях, и наконец спросил: «А почему здесь нет израильского астронавта?»
Вернувшись домой, Ишешкероф не мог отделаться от мысли, что было бы очень неплохо, если бы Соединенные Штаты предоставили нашему соотечественнику возможность побывать в космосе, и поделился своей идеей с послом Израиля в Вашингтоне Итамаром Рабиновичем. Тот, недолго думая, направил запрос в канцелярию премьер-министра и получил положительный ответ.
Это было в четверг, 7 декабря 1995 г., а в субботу вечером Шимон Перес, тогда израильский премьер, должен был прибыть с визитом в Вашингтон. Ишешкероф поторопился обратиться со своей идеей к начальнику ближневосточного отдела Совета национальной безопасности США Дэвиду Стрэтфилду. Тот в течение уикэнда обсудил предложение израильтян с руководителями американского космического агентства НАСА. Возражений не последовало. В понедельник, 11 декабря 1995 г., на заключительной пресс-конференции Шимона Переса и президента Билла Клинтона было объявлено, что гражданин Израиля примет участие в совместном космическом полете.
Разумеется, имелись тут и большие политические резоны. В целом план отправки израильтянина в космос был продиктован желанием США поддержать Израиль в его усилиях по установлению мира на Ближнем Востоке. Как известно, идеи Шимона Переса о «новом Ближнем Востоке» не выдержали проверки реальностью: к моменту полета Илана Рамона в космос уже два с лишним года полыхала «интифада Аль-Акса», и о пресловутом мирном процессе можно было забыть. Тем не менее проект «Израильский астронавт» осуществился.

Двое лучших
История отбора астронавтов в Израиле, прошедшего в 1997 г., покрыта туманом секретности, как, впрочем, и все остальное, касающееся персонального состава Военно-воздушных сил страны. Никаких официальных данных по этому поводу до сих пор не опубликовано, и все сведения на этот счет являются весьма отрывочными...

Леон РОЗЕНБЛЮМ

Освенцим догнал в космосе

Петр Гинц и Илан Рамон: роковое совпадение

1 февраля 1928 г. в Праге родился еврейский мальчик Петр Гинц, успевший нарисовать и написать немало талантливых произведений до 28 сентября 1944 г., когда он вместе с другими узниками Освенцима погиб в газовой камере. Один из рисунков этого юноши, прожившего лишь 16 лет, взял с собой на борт космического корабля «Колумбия» первый израильский астронавт Илан Рамон. 1 февраля 2003 г., когда Петру могло исполниться 75 лет, шаттл потерпел крушение…
Простое совпадение дат? Или мистика? Можно ли сказать, что еврейского астронавта, сына чудом уцелевших узников Аушвица Элиэзера и Тони Вольферманов, Освенцим догнал в космосе?
История жизни и смерти Илана Рамона известна всем. Гораздо меньше людей знакомы с короткой биографией Петра Гинца, о котором вспомнили лишь через 60 лет после того, как он погиб в газовой камере. Тогда Чешская Республика наконец воздала дань памяти выдающемуся подростку, опубликовав обнаруженный незадолго до этого дневник мальчика.
Как пишет в International Herald Tribune Ладка Бауэрова (перевод Ирины Ревякиной), этот дневник, написанный рукой подающего надежды литературного дарования, жизнь которого безжалостно оборвали нацисты, напоминает записи другого подростка – жертвы Холокоста – Анны Франк.
В действительности это не просто дневник, а сборник записей, стихотворений, рассказов и рисунков, который позволяет взглянуть на реальность повседневной жизни евреев в военной Праге. Каким бы странным это ни казалось, дневник мог бы быть потерян навеки, если бы не катастрофа шаттла «Колумбия».
На протяжении десятилетий после Второй мировой войны имя Петра Гинца было известно только в Израиле. Считалось, что личные записи, рассказы, рисунки и гравюры, хранящиеся в архивах музея «Яд ва-Шем» в Иерусалиме, – это все, что осталось от творчества мальчика.
Затем 1 февраля 2003 г. разбился американский шаттл…
Незадолго до старта «Колумбии» Рамон обратился в «Яд ва-Шем» с просьбой позволить ему взять с собой в космос какой-то предмет, чтобы почтить память жертв Холокоста...

Полностью эту статью вы можете прочесть в печатном или электронном выпуске газеты «Еврейская панорама».

Подписаться на газету в печатном виде вы можете здесь, в электронном виде здесь, купить актуальный номер газеты с доставкой по почте здесь, заказать ознакомительный экземпляр здесь