Сентябрь 2, 2016 – 29 Av 5776
Нешуточный дефицит

image

Глобализация и погоня за прибылью могут стоить жизней  

Поколению бывших советских людей значение слово «дефицит» объяснять не нужно. Казалось бы, «совок» давно канул в Лету, и мы живем в богатой Германии, не страдающей от недостатка вполне доступных товаров и услуг. Ан нет, оказывается, и здесь есть «узкие места», причем, что печально, в медицинской отрасли. Более того, в онкологии, где речь идет о жизни и смерти людей. В том числе детей.
С этим была вынуждена столкнуться получившая неутешительный диагноз Франциска Юнг, историю которой поведала недавно газета Die Welt. Она рассчитывала, что высокодозированная терапия специальным медикаментом остановит рак. Поводы для оптимизма у нее были, поскольку врачи Университетской клиники Эрлангена заверили пациентку, что эффективность назначенного ей препарата Melphalan многократно подтверждена на практике. Однако вместо того, чтобы немедленно приступить к лечению, врачи извиняющимся тоном сообщили пациентке, что лекарства в наличии нет, когда оно поступит в клинику – неизвестно, и ей придется ждать. Юнг в отчаянии обратилась к племяннику-аптекарю, но и его поиски по всей Германии не увенчались успехом: медикамента, ежегодная потребность в котором составляет по стране 350 тыс. дневных доз, в наличии просто не было. Это означало, что смертельно больные люди не имеют возможности получить гарантированное им законом оптимальное лечение.
Вспоминая похожие ситуации, случающиеся с печальной периодичностью, аптекарь Клаудиа Лангебрек из клиники Гамбург-Эппендорф говорит о драматизме положения: врачи постоянно осведомляются, не прибыли ли новые партии медикаментов, ибо без них начатое лечение идет насмарку. Ведь пациенты с определенными формами рака крови нуждаются в постоянном введении препарата, подавляющего размножение раковых клеток. И лишь после того, как он оказал позитивное воздействие, возможен следующий этап – пересадка больному здоровых донорских стволовых клеток, дающая высокий шанс на выздоровление. Не имея возможности провести полноценную химиотерапию, врачи вынуждены откладывать следующую стадию лечения и выписывать пациентов без излечения.
Этим летом кроме Melphalan практически недоступными для германских пациентов внезапно оказались такие важные химиотерапевтические медикаменты, как Vepesid K и Etopophos. Врачам-онкологам о предстоящем дефиците было известно, но предпринять что-либо они оказались не в силах. На фармацевтическом рынке Германии уже не первый год разыгрывается одна и та же драма: медикаменты внезапно пропадают или их цена неожиданно многократно возрастает. Изготовители оправдываются тем, что рыночные механизмы настолько сложны, что влиять на них не всегда возможно.
Цена внезапно возникшего дефицита лекарств – человеческие жизни. Врачебные сообщества и Федеральный институт медицинских препаратов и продуктов в Бонне давно настаивают на том, чтобы обязать производителей лекарств своевременно сообщать об опасности возникновения дефицита того или иного медикамента. Лишь в этом случае можно заблаговременно создать необходимые запасы нужных лекарств или подготовить альтернативные схемы терапии.

Юлиус РИГЕР

Полностью эту статью вы можете прочесть в печатном или электронном выпуске газеты «Еврейская панорама».

Подписаться на газету в печатном виде вы можете здесь, в электронном виде здесь, купить актуальный номер газеты с доставкой по почте здесь, заказать ознакомительный экземпляр здесь