Сентябрь 27, 2018 – 18 Tishri 5779
Необычный органист

image

Этой осенью коммунальные службы Израиля вновь вынуждены будут обходиться без одного из своих сотрудников, отправляющегося в командировку в Германию. 20 октября в берлинской церкви Памяти кайзера Вильгельма, 21 октября – в Йоханнискирхе в Брауншвейге и 24 октября – в Паулускирхе в Дармштадте жители Германии смогут послушать выступления органиста Романа Красновского. В его репертуаре – произведения И. С. Баха, А. Вивальди, Ю. Ройбке и С. Франка.
Роман родился в Донецке. Его отец играл на ударных в симфоническом оркестре Донецкой филармонии, а сын с пяти лет играл на фортепиано. Услыхав в детстве по радио музыку А. Хачатуряна, пришел в восторг и решил написать композитору письмо. Адреса не знал, отправил «на деревню дедушке», но ответ все же получил. Открытка от А. Хачатуряна хранится у него до сих пор. В этом послании, начинающемся словами «Милый Роман!», композитор посоветовал ему быть прилежным, изучать гармонию, а затем приехать к нему в Москву.
Вскоре юному Роману, у которого были уже собственные сочинения и премия конкурса молодых композиторов, представился случай для этого. Ехавшая в Москву коллега отца, арфистка Майя Слоним, взяла мальчика с собой. В консерватории, где они пытались выяснить, когда можно встретиться с Хачатуряном, им сказали, что он уже давно не появлялся, и предложили через два часа показать юное дарование другому профессору. В ожидании решили прогуляться в районе консерватории, и о чудо: навстречу шел сам Хачатурян. После недолгой беседы было получено приглашение явиться в консерваторию. Там юному композитору была предоставлена возможность сыграть одно из своих произведений, после чего Хачатурян посоветовал ему приехать в Москву на учебу. Но не сложилось…
Окончив музыкальную школу в Донецке, Роман поступил в музучилище. В 19 лет переехал в Харьков, где поступил в Харьковский институт искусства на фортепианное отделение в класс Ю. Вахранева. В 1979-м, получив диплом, Роман Красновский начал свою карьеру солистом Харьковского филармонического оркестра.
Когда летом 1986 г. в Успенском соборе возвели орган с 3564 трубами и 48 регистрами, Красновскому очень захотелось играть на этом, как писал Бальзак, «поистине самом великом, самом смелом, самом великолепном из всех музыкальных инструментов, созданных человеческим гением». Красновский поступает в консерваторию Нижнего Новгорода, учится у органиста Галины Козловой, совершенствует свое мастерство в Вильнюсе у немецкого органиста Лео Кремера и начинает солировать в Успенском соборе. Ему разрешали приходить туда утром, до службы. Дежурные давали Роману ключи, но прежде, чем он погружался в Баха, просили сыграть им «Мурку».

Нина РАЗРАН

Полностью эту статью вы можете прочесть в печатном или электронном выпуске газеты «Еврейская панорама».

Подписаться на газету в печатном виде вы можете здесь, в электронном виде здесь, купить актуальный номер газеты с доставкой по почте здесь, заказать ознакомительный экземпляр здесь