Кто и почему уничтожал литовских евреев  


Кристоф Дикман

Кристоф Дикман – авторитетный ученый из германского Института им. Фрица Бауэра, изучающий историю Холокоста, автор фундаментального труда «Оккупационная политика Германии в Литве, 1941– 1944». Он задается вопросом: почему литовское общество, видя и слыша, как вокруг убивают евреев, не протестовало? И приходит к выводу: в Литве евреев убивали патриоты – этнические националисты, надеявшиеся на создание этнического государства без евреев, русских и поляков. Об этом историк рассказал в интервью корреспонденту интернет-портала Delfi.

– Не удивляет, что ваша книга до сих пор не переведена на литовский язык?
– Это большое – 1600 стр. – академическое издание. Материал для него я 16 лет собирал в 30 архивах семи стран мира. Сам процесс написания занял восемь лет. Думаю, что для реконструкции событий Холокоста в Восточной Европе необходимо знать немецкий язык. Чтобы понять жертв, надо знать идиш, поможет и иврит. Чтобы работать с литовскими источниками, я научился читать по-литовски. Я также читаю по-русски – и это помогло. Помогло бы и знание польского, но им я не владею, к сожалению.
– В литовском обществе спустя 70 лет после Холокоста появился интерес к этой трагедии, люди пытаются понять, что случилось на самом деле, из-за чего были убиты 200 тыс. сограждан. Как вы думаете, почему только сейчас?
– На этот вопрос вы сами должны ответить. Когда я в 1995-м впервые приехал в Литву, то нашел историков, которые хотели понять, что произошло. Для понимания того, что самокритика – это признак силы, а не слабости, нужна смелость. Оценивая свои ошибки, демократическое общество растет. Надо менять отношение, перестать винить других. Литва, лишившись великого государства до Черного моря, винит в этом поляков, русских, евреев. Героизация, как и объявление себя жертвой, – две стороны одной медали. Советская политика в сфере истории опиралась на мифы жертв и мифы героев, далекие от реальной истории.
– Литва продолжает эту традицию?
– Да. Нынешняя политика в сфере истории – конфликт двух лагерей. Один представляет гражданский патриотизм («Мы убивали наших жителей»), другой – этнический национализм («Мы убивали их»). Есть и третья модель, советская: жертва, или герой, или то и другое одновременно – вся страна. Главное – открытое и критическое отношение к прошлому. Критика – это не осуждение, а анализ: различение добра и зла.
– Некоторым литовцам сложно признать, что в Холокосте участвовали тысячи граждан, а не группа монстров. Сколько немцев занимались здесь «окончательным решением» и сколько литовцев им помогали?

Беседовал Миндаугас ЯЦКЯВИЧЮС

Полностью эту статью вы можете прочесть в печатном или электронном выпуске газеты «Еврейская панорама».

Подписаться на газету в печатном виде вы можете здесь, в электронном виде здесь, купить актуальный номер газеты с доставкой по почте здесь, заказать ознакомительный экземпляр здесь