Когда собираются вместе Киплинг, король Джон, Элиас, Кадмиэль, Филипп д’Обиньи и Миша Король…  

Я не бывал в Лондоне ни летом, ни зимой, но, тем не менее, охотно верю, что утро ровно 800 лет назад – 15 июня 1215 г. – было туманным. Седым, стало быть. И выплыл из этого тумана король Джон, прозванный Безземельным, со своей свитой, опоздав на час с небольшим. Оно конечно: точность – вежливость королей. Но какая уж тут вежливость, если идти на этот самый луг Раннимед, что рядом с Виндзором, приходится не по своей воле…
Нагло ухмыляются в лондонском тумане зажравшиеся бароны, видя, как король ставит подпись под Великой хартией, проводя тем самым жуткую кастрацию собственной власти, вставляя паразитную шестерню между собой и Всевышним. И шестерня эта – закон, который, как известно, что дышло.
Подобные случаи в истории бывали. Еврейские цари, например, тоже были вынуждены править с оглядкой на Синедрион. Но не все. Великий и ужасный царь Ирод, надев соответствующий случаю прикид – пурпурную мантию – и имея непробиваемую «крышу» в виде римских легионов, смог доходчиво объяснить местным авторитетам, кто в доме хозяин.
Нет такой «крыши» у короля Джона. Там, на той стороне, в Европе, есть у него и земли, и верные друзья, которые могли бы помочь «восстановить статус-кво». Но не бесплатно. А денег нет. И даже язык не поворачивается называть короля Иоанном – так себе, Джон. Вывод неутешителен: только по причине отсутствия денег и земель даруются свободы – хартии, манифесты, декларации, конституции и прочая фигня.
А ведь все могло бы произойти совершенно иначе. И «золотовалютный резерв» в виде монет и золотого песка на территории Англии был. И был он, конечно же, – ах, как вы догадливы, читатель! – у еврея. И звали этого еврея Элиас. Золото хранилось, естественно, не в госбанке под проценты, а на дне колодца в замке Пэвенси, что в полутора часах езды на юг от Лондона. Замок этот на всякий случай построили поздние римляне как крепость на берегу Ла-Манша, и стоит он там до сих пор. Хотя теперь до берега – целых 4 км, ведь Земля наша вертится, и очертания берегов меняются.
Ежу понятно: замок без воды – не замок. Колодец был вырыт в его северной башне, но с гидрологией у строителей были проблемы, и поэтому вода в колодце оказалась соленой. Позднее основателям повезло найти другое место, вырыть колодец с питьевой водой, и замок получился вполне осадоустойчивым.

Борис ЯБЛУКОВ

Полностью эту статью вы можете прочесть в печатном или электронном выпуске газеты «Еврейская панорама».

Подписаться на газету в печатном виде вы можете здесь, в электронном виде здесь , заказать ознакомительный экземпляр здесь

Написать письмо в редакцию