Сентябрь 27, 2018 – 18 Tishri 5779
Недельные чтения Торы

image

Симхат Тора 1 (в диаспоре 2) октября 2018 г. – 22 (23) тишрея 5779 г.
Книга «Дварим» («Слова»)
Недельный раздел «Вэ-зот а-браха» («И вот благословение…»)

Путь в бессмертие
Увидев с вершины Нево всю Страну Израиля, «и умер там Моше, раб Ашем, в стране Моав – по слову Ашем» («Дварим» 34:5). Слово «эвед» переводится не только «раб», но и «работник, сотрудник», от «авода» – «работа». Обратив внимание на то, что и после смерти все, что происходит с Моше, делается «по слову Ашем», рабби Йеошуа-Гешель из Апты (1755–1825) комментирует эту строку: «Даже после смерти остался Моше работником Всевышнего». Объяснить это замечание можно так. Дни человеческой жизни слишком коротки для работы на Творца. Это становится очевидным, если мы вспомним, что награда, ожидающая работников, – бесконечна.
Если учесть, что «мертвый человек становится освобожденным от мицвот» (Талмуд, трактат «Шаббат» 30:1), то единственный Путь к Создателю – преподавание Торы. Поясним данное утверждение. В соответствии с еврейским Законом, мицва засчитывается не только непосредственному исполнителю, но и (в той же мере) всем, кто способствовал ей. В частности, вся цепочка предков исполнителя получает плату от Всевышнего за сделанное их потомком добро. И роль первого ребе, научившего трехлетнего малыша читать, позволяет ему получать духовные «дивиденты» за всю Тору, выученную бывшим малышом в течение всей его жизни! Отсюда, между прочим, вытекает «эгоизм» пожелания младенцу: прийти к Торе, к хупе и к добрым делам.
Теперь слова рабби Гешеля приобретают в наших глазах изначально присущую им глубину. Вся Тора, имеющаяся у всех поколений, была получена через Моше, а следовательно, высокое звание «работника Всевышнего» заслуженно принадлежит Моше – нашему Учителю, после его смерти, до конца всех поколений!
Нам же следует помнить, что количество не заменяет качества, и заботиться следует и о том, и о другом. А преподавание Торы оказывается самым серьезным вкладом в дело следующего мира и вечной жизни.

Суббота, 6 октября 2018 г. – 27 тишрея 5779 г.
Книга «Берешит» («В начале»)
Недельный раздел «Берешит» («В начале»)

Когда дают имя
Когда Всевышний создал первого человека, то первое практическое задание, порученное ему, состояло в присвоении имен всем остальным творениям: «И сформировал Ашем Эло’им из земли всякого полевого зверя и всякую птицу небесную, и привел к Адаму посмотреть, как назовет его. И как назовет Адам всякую душу живую, так его имя. И назвал Адам имена всякому скоту и птице небесной, и всякому зверю полевому» («Берешит» 2:19–20).
Отметим два важных момента. Во-первых, этой процедурой сам Адам уподобляется Творцу («по образу и по подобию»), так как самому Адаму имя дает Творец. Таким образом, присвоение имени – акт завершения творчества. Во-вторых, имя дается существу тогда, когда оно создано, наполнило свой ареал обитания и получило благословение Всевышнего: «и сделал Эло’им зверя земного» («Берешит» 1:24– 25), «и благословил их Эло’им, сказав: „Плодитесь и размножайтесь“» («Берешит» 1:22), «а всякому зверю – вся зелень травяная в пищу» («Берешит» 1: 30).
Последним существом, которому Адам дает имя, стала первая женщина: «И назвал Адам имя жене своей Хава (от ивритского «хай» – «живой»), так как она была матерью всего живущего» («Берешит» 3:20). Возникает проблема: почему Первый человек не дал имя женщине сразу, когда Всевышний «привел ее к Адаму» («Берешит» 2:22)? С тех пор прошло достаточно много времени, произошел диалог женщины со змеем, в нарушение приказа Творца были коллективно съедены плоды от дерева знания, и Творец провел «разбор ситуации» и наказал всех: змея проклял; «женщине сказал: „Умножая умножу страдание твое“» («Берешит» 3:16); Адаму пожизненно назначил тяжелый физический труд – «В поте лица своего будешь есть хлеб» («Берешит» 3:19). Вторая проблема в том, что Адам дает имя женщине, казалось бы, в самый неподходящий момент, во время Суда Всевышнего, между проклятием и изгнанием из Ган-Эдена.
Можно предположить, что имя было дано Хаве именно тогда, когда окончился процесс ее создания. Вспомним, что сказал Всевышний перед сотворением человека: «И сказал Эло’им: „Сделаем Адама по образу нашему, по подобию нашему, и будут властвовать над рыбой морской, и над птицей небесной, и над скотом, и над всей землей, и над всем пресмыкающимся, которое пресмыкается по земле“» («Берешит» 1:26). К кому обращается Он во множественном числе: «сделаем»? Классический ответ: к самому человеку. То есть: «Я создаю для тебя условия, и если ты будешь стараться, то в конце концов в результате наших совместных усилий из тебя выйдет человек». Так вот, когда Творец привел первую женщину к Адаму, она была просто самкой, подобно самкам иных пород животных. Следовательно, от момента своего создания и до получения имени Первая женщина сделала что-то такое, что обеспечило ее личностный рост, позволило получить свое настоящее имя, а следовательно, выполнить задачу, поставленную перед ней Творцом.
Мы уже говорили в комментариях прошлых лет, что Первый человек нес в себе три сущности: мужское и женское начало – «мужским и женским – создал их» («Берешит» 1:27) и внегендерный интеллект в образе змея, который «был самым умным» («Берешит» 3:1). Так вот первая заслуга женщины (будущей Хавы) состоит в том, что она вступила в контакт со своим интеллектом. Важнейший побудительный мотив ее дальнейших действий описан так: «желанно дерево для знания» («Берешит» 3:6). Пробудившийся интеллект стремится к знанию! Всевышний видит эту разницу между Адамом и Хавой и наказывает Адама только за то, что запретное дерево было «хорошо для еды» («В поте лица будешь есть хлеб твой»), тогда как женщине предстоит решение сложных задач: «И вражду положу между тобою (змеем) и между женщиной, и между потомством твоим и между потомством ее; оно будет поражать тебя в голову, а ты будешь поражать его в пятку» («Берешит» 3:15).
Мы уже сказали, символом чего является змей. Человек в принципе выше своего интеллекта и способен управлять им с высоты моральных представлений. Борьба за первенство между моральным и интеллектуальным (праведность и/или гениальность) – это вся история человечества. И решение Всевышнего «умножая умножу страдание твое и беременность твою» («Берешит» 3:16) – это еще и реальный путь познания. На моральном уровне рождение идеи – мгновенный и приятный процесс, тогда как на природном уровне причинно-следственных связей необходимо преодолеть страдания и боль, растянутые во времени.
Отметим, что в результате произошедших с ними изменений Адам и Хава произвели еще одно действие: «И открылись глаза их обоих, и узнали, что они обнаженные, и сшили лист инжира, и сделали себе пояса» («Берешит» 3:7). Не одежду сделали они себе, одежду им позже подарит Всевышний: «И сделал Ашем Эло’им Адаму и жене его покрытия из кожи, и одел их» («Берешит» 3:21), а именно пояса. Их глаза открылись на то, что в человеке есть биологическая и духовная сущности, и они научились отделять одно от другого. Вспомним, что акт отделения является важнейшей частью Творения («и отделил Всевышний свет от тьмы», «и отделил воду над сводом от воды под сводом», «и отделил сушу от воды», «и отделил седьмой день» и т. д.). Значит, и в этом отделении люди уподобились Творцу.
После всего произошедшего женщина удостоилась получения имени.
Ясно теперь, что христианские разговоры о грехопадении абсолютно бессмысленны. Важнейшие события привели к тому, что Человек был не просто сделан, но и «доделан» своими собственными усилиями. Приобрел свободу воли, начал учиться пользоваться интеллектом, обрел жажду знаний и понял трудности этого пути, стал воистину творцом и сотворцом, по образу и подобию Всевышнего.

Суббота, 13 октября 2018 г. – 4 хешвана 5779 г.
Книга «Берешит» («В начале»)
Недельный раздел «Ноах» («Ноах»)

И один в поле воин
Давая характеристику Ноаха, Тора говорит: «…Ноах был человеком праведным, непорочным в поколениях своих…» («Берешит» 6:9). Но что значит быть праведным и непорочным? Мудрец эпохи Мишны рабби Эльазар А-Капар говорил: «Зависть, сладострастие, честолюбие сживают человека со света» («Пиркей Авот» 5).
Тора в первых двух главах предупреждает нас об этих главных опасностях, подстерегающих человека: зависти, овладевшей убийцей Каином; сладострастии – движителе людей из поколения Потопа; честолюбивых помыслах строителей Вавилонской башни, девизом которых было: «сделаем себе Имя» («Берешит» 11:4). Именно эти три эгоистических вектора составляют отрицательный баланс начал человеческого бытия.
Несомненно, что множественное число – «поколениях» – непонятно в той же мере, что и «непорочность» Ноаха вдобавок к его «праведности». В чем смысл такой умноженности?
Опираясь на мнение рава Йосэфа Каро (1488, Толедо – 1575, Цфат), ответ мы начнем с факта, который элементарно вычислить: Ноах был еще жив, когда Нимрод «со товарищи» овладели смежной специальностью монтажников-высотников на стройке поколения – возведении Вавилонской башни. И естественно, что Ноах не был в числе строителей.
Таким образом, Ноах не единожды, а дважды (вот уже и множество появилось) противопоставил себя обществу. В первый раз его «антиобщественное поведение» лежало в плоскости личных качеств: «…извратила всякая плоть путь свой на земле» («Берешит» 6:12), а Ноах не последовал за большинством, в чем и состояла его праведность в том поколении. Во второй раз Ноах столкнулся с удивительными расчетами, показывающими, как дважды два, что кроме пути Всевышнего существует альтернативный и, естественно, более короткий путь на Небо. Отказавшись от такого пути, Ноах продемонстрировал свою непорочность.
Противоположностью абсолютной внутренней испорченности является праведность, а «высоким» расчетам – доверие Создателю, которое и является совершенством.
И Ноах был праведником в своем противостоянии поколению Потопа, и непорочной личностью, противостоявшей поколению Вавилонской башни.
Интересно отметить, что под совершенством личности мудрецы понимают… скромность. Ведь изъяны индивидуума своими корнями имеют именно завышенную самооценку и, как следствие, неправильно построенные отношения со Всевышним: расчетливость (когда ты полагаешься только на себя) вместо доверия. Рыцарем духа без страха (что терять духовно неимущему?) и упрека (изъяна) является тот, кто видит себя абсолютно нищим – все получающим от Творца. Как говорили наши мудрецы: «Не могу Я (Творец) и он (гордец) находиться вместе». Любая «вавилоноподобная» попытка осуществления эгоизма, делая нас главными, немедленно приводит к отрицанию Всевышнего как Первопричины.
Одно из Имен Создателя – «Маком» – «Место» (от ивритского корня «кийум» – «существование») – означает, что Творец – Место нашего мира. Гордыня, утверждающая собственную экзистенциальность, отбирает у Всевышнего право на существование (место).

Суббота, 20 октября 2018 г. – 11 хешвана 5779 г.
Книга «Берешит» («В начале»)
Недельный раздел «Лех-Леха» («Иди себе...»)

Выйди в себя…
Текст Торы неоднозначен. Начало нашего раздела: «И сказал Ашем Авраму: „Иди себе из страны твоей, от родни твоей, и из дома отца твоего в страну, которую Я тебе покажу“» («Берешит» 12, 1) – допускает различные варианты перевода, например «иди сам по себе» или «иди к себе». Но можно перевести и так: «выйди в себя».
Такое необычное самое первое (задокументированное) обращение Творца к первому еврею, тем не менее, по зрелом размышлении (на самом деле очень зрелом, ведь нашей традиции около 4000 лет) не является чем-то совсем неожиданным. Ведь если мы вспомним о нашем сходстве с Создателем и, как следствие, Ему принадлежащем, но все-таки нашем неограниченном потенциале, то все, что нам остается для прояснения ситуации, это вопрос: «А что нам о себе известно?»
Ответ достаточно обескураживающий: все, что мы о себе знаем, это наши реакции на внешние раздражители (или, по-другому, как мы себя вели и что ощущали в ситуациях, в которых мы оказывались). И единственный способ знакомства с собой – это контакт с окружающим миром. А поскольку открытие себя (самореализация) – это открытие в себе Б-жественной составляющей, то слова, открывающие принципиально новую, еврейскую страницу в истории отношений Создателя с Его Творением, становятся почти ожидаемыми. Покидая узость исключительно своего (внутреннего) мировосприятия, мы в столкновении с альтернативными (внешними) точками зрения на свое «я» получаем шанс на объективность, или на самораскрытие. Это шанс отправиться в себя, разобраться в своих контактах с окружающим миром, чтобы в борьбе с собственной субъективностью обрести права на свою Б-жественную составляющую.
Детализация всего того, что должен оставить, уходя, первый еврей, имеет важнейшее значение. Попробуем с помошью рава Баруха Ашлага (1907, Варшава – 1991, Бней-Брак) увидеть в перечислении мест, оставляемых Аврамом, алгоритм выхода из трехмерности человеческого бытия.
Три измерения определяют человеческую личность.
«Родня» – генная информация, все то, что делает человека сыном, внуком, братом и т. д. – звеном в цепочке человеческих судеб.
«Дом отца» – все то, что вкладывается в очень емкое понятие: воспитание, формирование личности и ее гармонизация.
«Страна твоя» – в соответствии с известным выражением: «Моя родина – это мои друзья». Весь круг общения, влияние которого, в сочетании с первыми двумя факторами, определяет наш словарный запас, вкусы, привычки, словом, многое из того, что мы обыкновенно обозначаем не очень вразумительным термином «личность». Именно в этом измерении проявляется уникальная компонента гомо сапиенса, именуемая свободой выбора. Те и то, под чье влияние мы попадаем, зависят отчасти и от выбора самого человека.
Четвертое измерение – страна, которую пока только обещает показать Творец, – совершенно не наша. Наличие потенциала, содержащего это внепространственное измерение, и есть отличительная черта еврея, его способность на Поступок, на уход из предсказуемости трехмерной жизни. Способность рвать причинно-следственную связь присутствует как еврейская составляющая во всех основах еврейского бытия.
Три измерения человеческой жизни – учеба, семья, работа – настолько фундаментальны, что сама постановка вопроса об уходе вызывает по меньшей мере недоумение. Это все равно как нам, обитателям трехмерной Вселенной, представить себя в многомерном гильбертовом пространстве. Еврейское решение проблемы: мы обязаны научиться видеть во всех компонентах своей жизни только лишь средство для достижения того бесконечного, а потому изначально не воспринимаемого, что хочет подарить нам Творец.
Уход от обычной, человеческой системы ценностей – необходимое условие для выхода в надмирное измерение. Мир ставит перед евреем негативную задачу – отрицания преходящего, а в этом – залог Вечности.

Суббота, 27 октября 2018 г. – 18 хешвана 5779 г.
Книга «Берешит» («В начале»)
Недельный раздел «Вайера» («И открылся...»)

Читая тексты мудрецов…
Важнейшая история раздела – жертвоприношение Авраамом Ицхака – Акеда (связывание). Сегодняшний комментарий основан на работах рава Авраама Ицхака Кука (1860–1935) – первого главного ашкеназского раввина Израиля.
«И было, после событий этих, и Эло’им испытал Авраама, и сказал ему: „Авраам!“ И сказал: „Вот я“» («Берешит» 22:1). Такая датировка особенно выделяет происходящее, говорит о логической связи с предыдущим и о некотором итоге того, что было раньше. Вопрос: о каких «событиях этих» говорит Тора? Простой ответ: о рождении и взрослении Ицхака – неудовлетворителен, так как Всевышний «испытал Авраама». Можно предположить, что «события» – это вся биография Авраама, подготовившая его к этому. Но мы знаем биографию Авраама меньше чем наполовину. Мнение рава: пережитое всем человечеством было подготовкой к Акеде – событию, придавшему удивительную ясность мирозданию, так что все оказалось связанным с этим сверхъестественным и грозным явлением.
Свободе воли положен предел, проявляющийся в выборе, в чем бы он ни заключался. В глубинах тех явлений, которые кажутся свободными с точки зрения воли человека, делающего выбор, также имеются скрытые от глаза элементы необходимости. Однако Ведающий тайны, пред Которым открыто все сокровенное, пожелал сделать явными священный свет, вечность и вознесенность, заключенные в великой душе Авраама. Поэтому над ним воссияла абсолютная свободная воля, не связанная никакой внутренней или внешней необходимостью, чтобы его внутренняя независимая сущность проявилась здесь во всем величии и великолепии. И это есть испытание в его наивысшей точке. «И Эло’им испытал Авраама».
Когда Превечный называет человека по имени, это налагает отпечаток на сущность человека как таковую. А ведь даже высшие творения нередко сами собой не осознаны в качестве отдельной сущности, у которой есть бытие, интересы, личные стремления, желания и порывы. Для того чтобы завершить видение испытания во всей его глубине и силе, Творец «сказал ему: „Авраам!“».
Испытывая священный трепет пред словом Превечного, праведник собрал все свои силы в ответе на Божественное обращение к нему, чтобы ему быть тем, что он есть по сути своей, так как он назван Авраамом. В этом величие ответа: «Вот я».
«И сказал: „Возьми, пожалуйста, сына своего, единственного своего, которого любил ты, Ицхака, и иди себе в страну Мория, и подними его там ола (принеси в жертву всесожжения) на одной из гор, о которой я скажу тебе“» («Берешит» 22:2).
Авраам по своей доброй воле должен взять сына и отдать его Творцу. Классический комментарий передает эту фразу как диалог, в котором Авраам стремится уйти от трагической развязки:
– «Сына своего».
– Какого? У меня два сына.
– «Единственного своего».
– И один и другой – единственные у своих матерей.
– «Которого любил ты».
– Отец любит каждого своего ребенка.
– «Ицхака»!
Рав Кук поясняет это иначе. «Сына твоего» – которого с тобой соединяет неразрывная душевная связь; «единственного твоего» – ибо твоя внутренняя духовная жизнь сосредоточена в нем в наивысшей степени; «которого ты любишь» – любовью осмысленной, то есть сознавая высокие душевные достоинства сына, наделенного свойствами возвышенными; «Ицхака» – сокровище должно быть поименовано.
Когда Авраам доходит до определенного места («иди себе в страну Мория»), куда он должен идти, взяв своего сына Ицхака, испытание достигает самой высокой и удивительной ступени. Аврааму велено: «и подними его там ола». Авраам должен вернуть Всевышнему не часть того, что имеет, а самое ценное (по сути – все): возможность исполнения Завета («сделаю тебя народом великим»). Мало того. После глубокого и искреннего восхищения чудесными достоинствами желанного и любимого сына, дух отца должен был остаться могучим, полным величия, силы, мужества и священной радости, чтобы не утратить способности к пророчеству, которое должно еще посетить его, чтобы точно указать назначенное место среди многочисленных гор той земли, указать на определенную гору («на одной из гор, о которой я скажу тебе»).

Подготовил д-р Ури Линец (linetsi@mail.ru). Использованы материалы нового перевода и комментария Торы, идеи рава Менахема Гитика. Смотрите продолжение интернет-курса на сайте: www.lilmod.org

Полностью эту статью вы можете прочесть в печатном или электронном выпуске газеты «Еврейская панорама».

Подписаться на газету в печатном виде вы можете здесь, в электронном виде здесь, купить актуальный номер газеты с доставкой по почте здесь, заказать ознакомительный экземпляр здесь