Март 1, 2019 – 24 Adar I 5779
Недельные чтения Торы

image

Суббота, 2 марта 2019 г. – 25 адара-I 5779 г.
Книга «Шмот» («Имена»)
Недельный раздел «Ваякхель» («И созвал…»)

Место и время
Недельный раздел практически полностью посвящен строительству походного Храма – Мишкана. Только начало вроде не о том: «И собрал Моше всю общину сынов Исраэля и сказал им: „Вот что приказал Ашем сделать. Шесть дней будет делаться ремесло, а в день седьмой будет для вас выделенность – Шаббат Шаббатон для Ашем, всякий делающий в него ремесло, будет умерщвлен“» («Шмот» 35:1–2). Какое отношение к строительству Храма имеет заповедь соблюдения Шаббата? Тем более, что она уже неоднократно была народу объявлена («Шмот» 16:5; 20:8–11; 23:12; 31:13–17).
Первое объяснение: Всевышний предостерегает от нарушения Шаббата даже при таком важнейшем деле, как строительство Микдаша. Но оно кажется слишком простым, чтобы не сказать – примитивным. Второе объяснение: при функционировании Микдаша внутри него суббота не соблюдается (режется скот, зажигается огонь и т. д.), и Тора предупреждает, что не следует сравнивать происходящее в Микдаше с правилами обычной жизни, – кажется несколько натянутым. В самом деле, зачем нужно такое предупреждение после того, как мы услышали эту заповедь с Синая?
Попробуем посмотреть с другой стороны. Мы говорили о том, что задача этого мира – привести человека к близости ко Всевышнему. И можно определить Бейт-а-Микдаш как место, где эта задача решена. Не случайно жертвоприношения, предшествующие входу в Шатер, называются на иврите «корбанот» – «приближения». Следовательно, Мишкан-Шатер можно определить как идеал места, или как совершенство в пространстве. Такое определение дает возможность «ввести в игру» Шаббат. Сделанный из шести дней Творения, Шаббат представляет из себя совершенство и полноту во времени. Их связь, следовательно, не во внешнем сходстве или однородности, а по сути – в единстве этих понятий. Как говорит рав Гирш в своем комментарии на раздел «Эмор» книги «Вайикра»: «То, чем является Храм в пространстве, делает Шаббат во времени».
До научного, физического осмысления пространственно-временного континуума человечество дорастет через три с половиной тысячелетия.
Духовное изобилие в этом мире видится нами через призму человеческого восприятия в двух плоскостях: в пространстве это наблюдается нами как Храм, во времени – как Шаббат. Их отождествление произойдет в следующем мире (седьмое тысячелетие), который будет Шаббатом во времени и храмом в пространстве. А временная их разделенность в этом мире компенсируется жесткой связью через понятие 39 видов работ, которые, с одной стороны, требуются для возведения Мишкана, а с другой – лежат в основе всех запретов Шаббата.
Шаббат – состояние полноты и совершенства в нашем мире, поэтому любые действия, подразумевающие незавершенность, не могут иметь к нему отношения. Но, с другой стороны, как Храм, который есть результат соединения сорока без одного видов созидательной деятельности, так и Шаббат строится (делается) из шести рабочих дней. Как сказано: «…делать Шаббат для поколений их Союзом вечным» («Шмот» 31:16).

Суббота, 9 марта 2019 г. – 4 адара-II 5779 г.
Книга «Шмот» («Имена»)
Недельный раздел «Пкудей» («И созвал…»)

Подводим итог, или Законы психологии
«Эти счета Мишкана – Мишкана Cвидетельства, которые подсчитаны по слову Моше, работой левитов, рукой Итамара, сына Аарона-коэна» («Шмот» 38:21).
Для постройки Мишкана собрано огромное количество ценных материалов: золото, серебро, медь, шерсть, лен, шкуры животных, дерево (да, и дерево – ценность: мы в пустыне). Моше чувствует, что сейчас или позже могут возникнуть сомнения в честном сборе и правильном расходовании собранного. После истории с золотым теленком он не может надеяться на постоянное и стопроцентное доверие народа. Поэтому он (по своей инициативе – «по слову Моше») приказывает провести подробный учет и ответить на два вопроса: сколько собрано материалов каждого вида? на какие цели израсходовано собранное?
Пересчет проводит специальная счетная комиссия из левитов под руководством Итамара-коэна. Для выяснения, что на что израсходовано, к работе комиссии привлечены два мастера, руководивших работами: «И Бецалель, сын Ури, сына Хура колена Йеуда сделал все, что приказал Ашем Моше. И с ним Аолиав, сын Ахисамаха колена Дан, резчик и мастер, и вышивальщик по голубой, пурпуровой, червленой и виссоновой ткани» («Шмот» 38:22–23). То, что эта процедура включена в текст Торы, демонстрирует ее одобрение со стороны Всевышнего.
В первую очередь пересчет распространяется на драгоценные металлы: золото, серебро, медь: «…И было золота, принесенного в дар, девять и двадцать кикаров и семьсот и тридцать шекелей, по шекелю священному. И серебро подсчетов общины – сто кикаров и тысяча и семьсот и пять и семьдесят шекелей, по шекелю священному. …И медь, принесенная в дар: семьдесят кикаров и две тысячи и четыреста шекелей» («Шмот» 38: 24, 25, 29). Напомним, что шекель в Торе – не денежная единица, а мера веса (как и кикар), от ивритского «лишколь» – «взвешивать». Далее Тора подробно расписывает, на что пошло серебро: «И было сто кикаров серебра, чтобы отлить подножия выделенности и подножия занавеса: сто подножий к ста кикарам, кикар на подножие. И тысячу и семьсот и пять и семьдесят сделал „вавами“ (колышками, в виде буквы „вав“) для столбов, и покрыл главы их, и обвил их (серебряной проволокой)» («Шмот» 38:27–28).
Вопрос возникает в связи с очевидной неполнотой отчета. Моше подробно разъясняет, на что пошло собранное серебро, но не утруждает себя подобными разъяснениями о золоте. Ответ на этот вопрос напрямую связан с человеческой психологией. Когда мы проявляем щедрость, давая от всего сердца большую для нас сумму, мы не испытываем сомнений по поводу применения денег, их использования и траты. Но как только речь идет о принудительном сборе, мысли о возможных альтернативах прямому использованию денег по назначению – неизбежные, хотя и не очень желанные гости. Золото, использованное при строительстве, все целиком было щедростью сердца, половинки серебряных шекелей – исключительно обязанностью.
Но данному объяснению противоречит отчетность по меди. С одной стороны, медь, подобно золоту, была добровольным приношением, с другой – Моше подробно отчитался по данной статье расходов: «И сделал ею подножия входа Шатра Встречи и жертвенник меди, и решетку меди, которая у него, и все инструменты жертвенника. И подножия двора вокруг, и подножия ворот двора, и все колья Мишкана, и все колья двора вокруг» («Шмот» 38:30–31). Ответ, как и предыдущий, – в конструкции человеческого характера.
Тот, кто дает золото, очевидно, не отдает последнее свое имущество. Медяки, напротив, могут быть реально единственным содержимым карманов. И объективная их незначительность отнюдь не соответствует их субъективной ценности для дающего. Отсюда и желание самоутвердиться (последнее отдал!), и стремление к проверке, и требование полной отчетности. Именно поэтому жертвующий мизерную сумму часто является самым строгим ревизором.
Дон Ицхак Абарбанель, бывший до 1492 г. министром финансов мировой сверхдержавы – Испании, дает свою трактовку «работы левитов». Ведь, согласно Торе, левиты переносят Мишкан в странствиях. Так и тут они переносят отчетную информацию в общественное пространство. При этом он подчеркивает, что нет большей тяжести, чем та, что выпала на долю Итамара – быть инспектором чужих действий и счетов.

Суббота, 16 марта 2019 г. – 9 адара-II 5779 г.
Книга «Вайикра» («И воззвал...»)
Недельный раздел «Вайикра» («И воззвал...»)

Символика животного мира
Весь раздел, как и большая часть книги «Вайикра», посвящен жертвоприношениям-корбанот, приближающим человека к Всевышнему (от ивр. «корбан» – «приближение»). Творец указывает Моше: «Говори сынам Исраэля и скажешь им: человек, когда приблизит из вас жертву для Ашем – из скота: из крупного рогатого скота и из мелкого рогатого скота, – приблизьте жертву вашу» («Вайикра» 1:2).
Рав Гирш в своем комментарии отмечает интересную особенность построения этого пасука: от общего – к частному. Максимально общее – «человек» – тут же сужается до еврейского народа – «из вас». Скот включает в себя всех сухопутных млекопитающих, а затем следует уточнение: «из крупного рогатого скота и из мелкого рогатого скота». Смысл подобного сужения прямо связан с Целью Творения. Задача человека – раскрыть Всевышнего, заслоняемого нашим миром («олам» – «мир» сходно с «нээлам» – «скрытый»), т. е. убрать преграду, отделяющую (точнее, дающую ощущение отдельности, отдаленности) нас от Творца. Один из элементов этой преграды – животная составляющая человека-мира. Функция корбана – установление связи с Создателем (приближение к Нему) путем устранения эгоистической части Адама. Эта цель, изначально стоявшая перед всеми людьми, в результате отрицательного выбора десяти поколений от Ноаха до Аврама, была поставлена перед потомками Авраама, Ицхака и Яакова. Отсюда сужение круга исполнителей: «человек… из вас». Второе сужение – прямое следствие первого. Ведь промах Первого Человека вызвал падение всего для него созданного мира. В частности, животного мира. Мы помним, как перед Потопом «извратила всякая плоть путь свой на земле» («Берешит» 6:12). Дальнейшее ухудшение ситуации от Ноаха до Аврама привело к непригодности для цели корбанот большей части животных. Лишь самый близкий к человеку, одомашненный скот оказался «исправляемым» законами Торы. Именно она, домашняя скотина, соответствует «еврейской» части животного мира. Отсюда – сужение круга пригодного для корбана.
В своем комментарии рав Гирш исходит из следующего утверждения мудрецов Талмуда: «Все животные, упомянутые в ТАНАХе, являются символами характерных черт человека». Лев – царственность, тигр – отвага, голубь – скромность, кот – чистоплотность и т. д. Попробуем по этому принципу расшифровать образы «бакар» (крупный рогатый скот, быки) и «цон» (мелкий рогатый скот, козы и овцы). Обратим внимание на исключения. Закон запрещает приближать в корбан следующие три категории животных: использованное для скотоложества, убившее человека или выделенное для чужой работы (идолопоклонства). Три «из» (из скота, из крупного, из мелкого) указывают на эти исключения.
Запрещая скотоложество, Тора использует термин «скот»: «И муж, который даст лежание свое со скотом…» («Вайикра» 20:15). «Бээма» – «скотина» – это готовность полного подчинения человеку, являющаяся инстинктом домашнего животного. Крайнее использование этой черты – скотоложество.
«Бакар» – бык – символизирует автономность, отсутствие надобности в управлении. Стада быков (в отличие от овец и коз) выпускаются на пастбище, в ограде которого царит полное самоуправление. Доведенная до предела, эта черта в человеке приводит к ощущению независимости от Создателя и к… убийству!
«Цон» – мелкий скот – это животные, нуждающиеся в постоянной опеке. Доведенная до крайности, эта черта ведет к тому, что человек управляется собственными страхами, что и приводит к работе (абсолютно чужой!) на всевозможные внешние силы.
Указанные свойства животных позволяют объяснить не только исключения, но и основу символики корбанот. «Бакар» символизирует действия человека, его работу, его усилия для исполнения воли Всевышнего. «Цон» – символ человека, всем естеством ощущающего, что все сущее – это Всевышний, и все его потребности будут удовлетворены Творцом. Таким образом, две эти черты исчерпывают базовые силы, влияющие на поведение человека, они могут быть обозначены как действие и судьба (активность и пассивность, мужское и женское, истина и вера и т. д.) и позволяют увидеть две стороны корбана-жертвы.

Суббота, 23 марта 2019 г. – 16 адара-II 5779 г.
Книга «Вайикра» («И воззвал...»)
Недельный раздел «Цав» («Прикажи...»)

Два урока корбанот
«И оставшееся от мяса зарезания (жертвы, корбанот) в день третий в огне будет сожжено. И если, съедая, съедено будет из мяса зарезания шламим (мирной жертвы) его в день третий – не возжелается приближающий его, не засчитается ему – отвратительное будет («пигуль»), и душа, которая ест от него, вину свою понесет» («Вайикра» 7:17–18).
Сразу отставим объяснение закона заботой о доброкачественности продукта в эпоху «до консервов и холодильников». Соление и копчение позволяло нашим предкам сохранять мясо в течение многих дней. Обратим внимание на настоящее время в пасуке: «приближающий его». Тора имеет в виду, очевидно, время принесения данного корбана как единственное, определяющее его «кошерность» – действенность. Галаха безусловно утверждает, что ретроактивность к корбанот неприменима и все решается во время самого приближения – никакие действия после окропления кровью жертвенника не могут «испортить» корбан. Несомненно, само по себе запретное действие статуса ретроактивности не имеет, а следовательно, не способно задним числом испортить уже принятый корбан.
Ответ устной Торы ошеломляет: речь идет о мысленаправленности коэна в момент жертвоприношения! Если коэн имел в виду (в сам момент действия) съесть корбан в неподходящее время (или в неподходящем месте, добавляет Галаха), то этот корбан получает статус «пигуль», то есть не принимается и не засчитывается. Необходимость единства действия (коэна) с временем и местом комментирует рав Шимшон Рафаэль Гирш.
Основная идея корбана – приближение к Создателю путем отмены скотской (эгоистической) составляющей человека. Сама мысль о приближении к Творцу уже является началом исправления и улучшает общую атмосферу отношений Всевышнего с Его народом. Оттого-то мысль о разделении (во времени) корбана (действия) и употребления в пищу его частей не вовремя столь ужасна. Так же, как и мысль о разделении в пространстве (то есть поедании корбана «кодэш кодашим» – «самого выделенного» – не в Храме или корбана «кодэш» вне Йерушалаима).
Общее противостояние основной идеи корбана – приближение, через убирание своего эго – к расчетливому использованию корбана в самолично определенных рамках, влечет не только несостоявшийся корбан, но и «вину души»: «карет» – «отрезание от народа».
Рав Гирш усматривает здесь в определении высшей меры духовного наказания за разделение во времени, но не за разделение в пространстве, общий урок, связанный с отношением еврея к Торе.
Если еврей (не дай Б-г!) отворачивается от Храма и обустраивает себе теплое гнездышко подальше от всего еврейского – это его личная трагедия, которая, тем не менее, не угрожает катастрофой всему еврейскому народу. Поэтому за разделение в пространстве «высшая мера» не предусмотрена. Но если, находясь в «пределах Храма», т. е. утверждая свою принадлежность к иудаизму, еврей реализует (не дай Б-г!) идею разделения во времени, как то: «иудаизм несовременен, устарел и нуждается в модернизации» – такая атака «изнутри» способна привести к катастрофе всего народа! Остается добавить: рав Гирш свой комментарий опубликовал в 1870 г.

Суббота, 30 марта 2019 г. – 23 адара-II 5779 г.
Книга «Вайикра» («И воззвал...»)
Недельный раздел «Шмини» («Восьмой»)

Что может быть выше?
И было первого числа весеннего месяца нисана второго года Исхода: «И вошел Моше и Аарон в Шатер Встречи, и вышли, и благословили народ, и показалась Слава Ашем всему народу. И вышел огонь от Ашем, и пожрал на жертвеннике ола (жертву всесожжения) и жиры, и увидел весь народ, и возликовали, и упали на лица свои» («Вайикра» 9:23–24). Заметим, во-первых, смену числительных: Моше и Аарон «вошел», как один человек, «и вышли» – каждый наособицу. Весь народ стоял в необычайном единстве, когда «увидел» «огонь от Ашем», а «возликовали» каждый по-своему. Вспомним еще, что все части Мишкана были готовы за несколько месяцев до этой даты (см. книгу «Шмот»). Вероятно, долгое ожидание не случайно: «время встречи изменить нельзя». И, конечно, первая встреча определяет характер всех дальнейших отношений. Уровень этих отношений был задан еще в книге «Шмот»: «не дано человеку видеть Меня и жить». Здесь раскрылась нам только Слава Его. Уже этого достаточно для всеобщего ликования. Невероятный духовный подъем этой минуты сравним только лишь с переполнявшим народ счастьем в течение сорока дней после дарования Торы. Раскрытие Всевышнего на Синае, как и принятие первого корбана, имеют своей причиной одно – любовь Творца к своим созданиям. Испытание это у Синая оказалось непосильным и закончилось созданием золотого теленка. И здесь чувства хлынули через край, и выразителями их стали Надав и Авиу, сыновья Аарона. Они хотят большего, им мало раскрытия Славы Всевышнего, они хотят видеть Его, приблизиться к Нему. Вот где сработала индивидуальность ликования! Поэтому «И взяли сыновья Аарона – Надав и Авиу – совок свой, и дали в них огонь, и положили на него воскурение, и приблизили перед Ашем огонь чужой, который не приказывал им» («Шмот» 10:1). Результат ужасен: «И вышел огонь от Ашем, и пожрал их, и умерли перед Ашем» («Шмот» 10:2).
Конфликт здесь самый обычный: что важнее, приказ Творца или следование нашему собственному эго (пусть даже оно порождено самыми лучшими целями и эмоциями)? Иначе говоря, кто «первее» в паре Творец – Человек?
Как же надо было решить проблему, с которой мы (в лице Надава и Авиу) не справились при начале работы Мишкана? Вот что говорит Тора о зажигании Меноры: «И говорил Ашем Моше, сказав: „Говори Аарону, и скажешь ему: при поднятии тобой свечей – напротив лица Меноры будут светить семь свечей“. И сделал так Аарон…» («Бамидбар» 8:1–3). Раши комментирует: «И сделал так Аарон» – это похвала Аарону. Сделал именно так, не добавив и не убавив ничего.
Мы не в состоянии представить себе ту бурю положительных эмоций, которая овладела евреями, увидевшими, как Всевышний напрямую («И вышел огонь от Ашем, и пожрал на жертвеннике ола…») принял приношение. Их безудержная радость и стала детонатором поступка братьев-коэнов. И похвала Аарону, сдержавшему свои чувства при первом зажигании Меноры (снова совершенно непредставимая нами вещь) и тем самым уступившему Создателю «первое место», более чем уместна.
Проблема, с которой столкнулся еврейский народ на заре нового уровня отношений с Творцом (через Храм), оказалась все той же, знакомой нам по промаху первого человека и по истории с золотым теленком: что первично – мои ощущения или Его приказ? Попытка сделать свое опьянение счастьем и близостью Творца оборачивается прекращением материального существования по формуле «сгорел на работе». А по еврейской шкале ценностей живущий ради Всевышнего выше отдающего жизнь за Творца. Похвала Аарону означает, по сути, убирание себя (точнее – своего эго) Аароном ради абсолютного исполнения Его приказа. Ошибка Надава и Авиу в том, что они принесли «огонь чужой, который не приказывал им».

Подготовил д-р Ури Линец ( HYPERLINK "mailto:linetsi@mail.ru"linetsi@mail.ru). Использованы материалы нового перевода и комментария Торы. Смотрите продолжение интернет-курса и записи всех прочитанных лекций на сайте HYPERLINK "http://WWW.LILMOD.ORG/"www.lilmod.org.

Полностью эту статью вы можете прочесть в печатном или электронном выпуске газеты «Еврейская панорама».

Подписаться на газету в печатном виде вы можете здесь, в электронном виде здесь, купить актуальный номер газеты с доставкой по почте здесь, заказать ознакомительный экземпляр здесь