Декабрь 1, 2017 – 13 Kislev 5778
Недельные чтения Торы

image

Суббота, 2 декабря 2017 г. – 14 кислева 5778 г.
Книга «Берешит» («В начале»)
Недельный раздел «Ваишлах» («И послал...»)

Это наша с тобою Страна
«И послал Яаков малахов (посланцев) перед лицом своим к Эсаву, брату своему, в страну Сэир, поле Эдом» («Берешит» 32:4). Яаков идет с северо-востока, из Харана (по территории нынешней Сирии), он возвращается к Ицхаку в Хеврон. Сэир и Эдом находятся южнее Хеврона, это район к югу от Мертвого моря и до Эйлата. Очевидно, что место проживания Эсава – вдали от маршрута Яакова. Зачем же он направляет посланцев к Эсаву (проживающему отдельно от Ицхака) вместо того, чтобы прямо направиться к отцу в Хеврон? Двадцать лет назад Яаков сбежал от Эсава – тот хотел его убить, зачем же теперь «дергать за хвост и будить спящую собаку»?
Вероятно, есть некий исторический смысл в том, чтобы спрашивать у царства Эдома разрешения на возвращение из изгнания. Мы должны объясниться с Эсавом, потому что возвращение евреев в свою Страну влияет и на него. В ту эпоху Эсав – всего лишь брат Яакова, но, как мы уже говорили, еврейская традиция в дальнейшем отождествляет его с Римской империей и всей западной христианской цивилизацией. Эдом – сверхдержава, международная инстанция. Возвращение Израиля (а имя это только что Яаков получил после ночной борьбы с малахом) на свою землю – событие всемирного значения, переворот на карте мира, поэтому по всем нормам закона и морали необходимо известить об этом Эсава, то есть народы мира. Восстановление еврейской жизни в Стране Израиля должно получить их санкцию, народы мира должны быть глубоко вовлечены в этот процесс.
Геула (Избавление, возвращение Израиля в свою Страну) – это также и геула для всего мира. Необходимо дать народам мира возможность участвовать в возвращении Израиля, чтобы оно стало светом и для них. Для любого народа установление своей государственности – сложный процесс, но у еврейского народа все происходит еще более тяжело. Цель существования еврейского народа – влияние на человечество. Будь это иначе, наш народ давно сошел бы с исторической сцены, как сошли с нее другие народы древности – наши ровесники. Такое влияние требует наличия еврейского государства. И народы мира должны осознать этот факт и дать согласие на него.
Поэтому и Моше спрашивает разрешения у фараона на Исход из Египта (хотя, конечно, Всевышний мог бы вывести евреев безо всякого разрешения фараона), и царь Персии Кир дает разрешение на возвращение евреев из Вавилона в Эрец-Исраэль и строительство Второго храма, а создание современного государства Израиля опирается на соответствующие решения Лиги Наций и ООН. С религиозной точки зрения это является не менее важным моментом, чем с политической.
Конечно, наше право на Страну не зависит от народов мира, но осуществление этого права должно подкрепляться их легитимацией. Интересно, что в конце XV в. рабби Ицхак Абарбанель назвал страну, которая даст Израилю Эрец-Исраэль: Англетерра – Английская земля. Через пять с небольшим столетий именно в Лондоне была составлена декларация Бальфура, объявлявшая, что Британия предоставит еврейскому народу его Страну.

Суббота, 9 декабря 2017 г. – 21 кислева 5778 г.
Книга «Берешит» («В начале»)
Недельный раздел «Вайешев» («И поселился...»)

Исток конфликта
«И поселился Яаков в стране проживания отца своего, в стране Кнаан. Это родословная Яакова: Йосэф семнадцати лет, был пастухом с братьями своими... и он юноша… А Исраэль любил Йосэфа из всех сыновей своих, потому что сын старости он у него, и сделал ему кутонэт (одеяние) полосатый» («Берешит» 37:1–3).
Вполне мирное начало: Дом Яакова – в Эрец-Исраэль. Странным выглядит идентификация: «страна проживания отца своего», которая тут же названа по имени «страна Кнаан». Мудрецы говорят, что Яаков «поселился», то есть надеется на постоянное жительство, в той Стране, где его предки «проживали» временно. В его понимании настала мессианская эпоха и рождение еврейского народа произошло. Диссонансом выглядит в этом случае имя Яаков. Мы помним, что это имя – индивидуальное, семейное. Национальное имя его – Исраэль. Вывод: полноценное рождение народа еще не состоялось.
Как основатель народа Исраэль должен организовать структуру, в которой все его сыновья занимают определенные места и в сложных ситуациях могут действовать сообща. Но Яаков считает своим порождением только Йосэфа, которому передается это понимание отца. «Йосэф… был пастухом с братьями своими». Ивритское «эт» может быть переведено и как предлог «с» с последующим творительным падежом существительного («вместе с»), и как конструкция с винительным падежом (объект действия). Тогда фраза звучит так: «Йосэф пас братьев своих…», т. е. считал себя главнее, пытался братьев перевоспитывать. Слова «и он юноша» кажутся абсолютно лишними, ведь 17 лет – юношеский возраст. Здесь намек на то, что Йосэф вел себя по-юношески: говорил правильные вещи, не понимая, что его советы больно задевают братьев.
Следующий стих «А Исраэль любил Йосэфа…» показывает незаконченность преобразования Яакова в Исраэля. Отцовская любовь Яакова к Йосэфу нормальна потому, что на личностном уровне Яаков реализуется в Йосэфе (оба они умеют управлять материальным миром). Но Исраэль не должен основываться только на личных чувствах.
Выражение «сын старости» обычно означает последнего ребенка в семье. Но у Яакова последний – не Йосэф, а Биньямин. С одной стороны, это может быть намек на иной перевод (ивритское «закен» – это не только старость, но и мудрость), т. е. Йосэф унаследовал мудрость Яакова, его восприятие мира. С другой стороны – это недооценка роли Биньямина в нашей будущей истории. А ведь из колена Биньямина выйдет наш первый царь-машиах (в переводе «помазанный царь», помазанный на царство оливковым маслом) – Шаул. На земле колена Биньямина в Эрец-Исраэль находится Храмовая гора.
«Полосатый кутонэт», объединяющий полосы разных цветов, – это символ объединения разных аспектов, символ единства многообразного народа и символ власти Йосэфа над всеми этими цветами. Вдобавок мудрецы говорят, что кутонэт был с длинными рукавами – в знак того, что Йосэф, в отличие от братьев, не должен будет заниматься физическим трудом. На самом деле такой кутонэт должен принадлежать не Йосэфу, а Биньямину, как символ того, что именно его удел в Стране станет центром объединения еврейского народа. Не случайно, согласно традиции, флаг колена и камень яшма – символы Биньямина – были полосатыми. Одевание Йосэфа в такой кутонэт было принципиально неверным действием, которое не могло не вызвать негодование братьев, поэтому они позже снимут его с Йосэфа.
«И увидели братья его, что его полюбил отец их из всех братьев его, и возненавидели его, и не могли говорить с ним к миру» (Берешит 37:4). Мидраш отмечает, что это говорит о честности и откровенности братьев. Когда они серьезно обиделись на отца и на Йосэфа, то не притворялись и не пытались сделать вид, что все в порядке.
Но все вышеприведенные причины вражды братьев выглядят не слишком серьезно. Подлинное раскрывается дальше: «И увидел Йосэф сон, и рассказал братьям своим, и прибавили еще ненависти к нему» (Берешит 37:5). За что «прибавили»? В этом сне все братья занимаются земледелием, но ведь все семейство Яакова – скотоводы. Противостояние земледельцев и скотоводов в древнем мире имело не только экономический или военный характер, но было также идеологическим. В Торе это противостояние описано не только в конфликте Йосэфа и его братьев, но и в истории Каина и Эвеля, и во вражде земледельцев-египтян к скотоводам-евреям.
Земледелие приносит несравненно более высокий доход (а значит, и прибавочный продукт), и только на его базе возникают великие цивилизации, например египетская и месопотамская. Однако земледелец «смотрит вниз», он поглощен своим участком земли. Семья веками живет в своей деревне и не знает других мест. Земледелец в ту эпоху нуждается в организующей силе государства: силами одной деревни не построить плотины и каналы, не защитить поля от набегов.
Скотовод же – человек свободы и простора. Он беднее, чем земледелец, но зато не ограничен своим участком, он видит окружающий мир в целом, «смотрит на небо». Он ходит по свету, встречается с разными людьми, видит разные уклады жизни. Скотоводы духовно сильнее земледельцев, поэтому исторически скотоводческие народы захватывали земледельческие и скотоводы становились царями земледельцев, но не наоборот.
В то же время отсутствие своей земли, очевидно, указывает на неукорененность, зыбкость положения скотовода. Народ, не имеющий земли, «бездомный» народ – это в некотором смысле народ ненастоящий.
Конфликт обозначен, и он необходим для развития еврейского народа.

Суббота, 16 декабря 2017 г. – 28 кислева 5778 г.
Книга «Берешит» («В начале»)
Недельный раздел «Микец» («По окончании...»)

Что тебе снится?
Центральный момент раздела – толкование Йосэфом снов фараона: «И говорил Паро (фараон) Йосэфу: „Во сне моем, вот, я стою на берегу реки“» («Берешит» 41:17). Отметим, что фараон (скорее неосознанно) неверно описывает свой сон! «Паро видит сон, и вот, стоит над рекой» («Берешит» 41:1). Конечно, это не случайная оговорка. В египетской идеологии вся страна базируется на стабильности, постоянстве, абсолютности Нила: эта Река будет вечно разливаться дважды в год, орошать страну и давать пропитание.
Но стабильность – оборотная сторона застоя. Еврейская традиция называет Египет «домом рабов», потому что все в ней рабы, даже фараон – раб при Реке. Именно поэтому египтянам и не свойственны пророческие сны. Пророчество – это мечта, идеал, желание достичь чего-то невозможного, вырваться за пределы естественного хода вещей. Такие сны – это некая свобода поиска, возможность альтернативных вариантов, и приносит эту «заразу» в Египет именно неугомонный еврей Йосэф.
Нил – государствообразующий фактор египетской цивилизации, он – превыше всего. Фараон не может сказать, что он «стоит над рекой», не может представить себе человека над природой, он порабощен ею, как и вся египетская цивилизация. Напротив, идеал Торы в том, чтобы «возделывать сад» («Берешит» 2:15). Использовать природу, охранять ее, но и дополнять, преодолевать проблемы и бедствия – этим и займется в Египте Йосэф.
Толкование сна фараона Йосэфом содержит три важных момента.
• «А то, что сон повторился дважды, это значит, что верно слово от Эло’им, и что вскоре Эло’им исполнит это» («Берешит» 41:32). Йосэф толкует обе части сна как единое цельное послание Всевышнего, как указание на то, что все произойдет скоро и непременно. Причем проблемы будут во всей экономике Египта.
• «То, что Эло’им сделает, я рассказал Паро» («Берешит» 41:28). Йосэф толкует сон в государственном смысле, что отвечает внутреннему чувству фараона.
• «А сейчас увидит Паро человека понимающего и мудрого, и поставит его над страной Египет. И назначит распорядителей над страной, и возьмет пятую часть со страны Египет в семь лет сытости. И соберут всё продовольствие лет хороших, и накопят зерно под рукою Паро» («Берешит» 41:33–35).
Йосэф не только говорит о предстоящей опасности, но и предлагает план действий для ее преодоления, хотя никто его об этом не просит. Несмотря на огромное расстояние между ним и фараоном, Йосэф дает ему советы. И последующее назначение Йосэфа вице-королем Египта воспринимается уже как нечто само собой разумеющееся.

Суббота, 23 декабря 2017 г. – 5 тевета 5778 г.
Книга «Берешит» («В начале»)
Недельный раздел «Ваигаш» («И подошел...»)

Сдержанность и еще раз сдержанность!
«И не мог Йосэф сдержаться при всех стоящих при нем, и закричал: „Удалите от меня всех!“ И не оставалось при Йосэфе никого, когда открылся он братьям своим» («Берешит» 45:1).
Тора говорит, что Йосэф «не мог… сдержаться», это означает, что он хотел сдержаться, но не смог. Следовательно, он не планировал в этот момент признаться братьям, а это означает, что Йосэф в этот момент не завершил осуществление своих планов. Но что еще он мог планировать, если, казалось бы, братья завершили процесс раскаяния?
С точки зрения Йосэфа, у братьев был не один, а два последовательных греха, каждый из которых требовал особого исправления. Второй грех в том, что они бросили его в яму, а затем продали, и этот грех теперь искуплен. Однако остается первый грех – отказ признать его царство. С точки зрения Йосэфа, этот грех не менее существенен, и именно его Йосэф планировал исправить, но не смог осуществить задуманное.
Йосэф действовал на основании своих снов, считая их подсказками Всевышнего о правильной стратегии, предназначенной для исправления братьев. Первый сон (снопы-братья кланяются снопу-Йосэфу) реализуется, когда братья второй раз приходят в Египет («место жатвы»). Теперь Йосэф планирует реализацию второго сна. Вероятно, теперь он собирается задержать Биньямина и потребовать, чтобы отец с женами и детьми сам пришел за Биньямином в Египет. Тогда братьям не останется ничего иного, как вернуться за отцом и далее прийти к Йосэфу всем вместе. Так реализовался бы второй сон, когда солнце, луна и звезды поклоняются Йосэфу, и произойдет это среди ночного, темного неба – в галуте, вне Эрец-Исраэль. Если бы Йосэф открылся семье в такой момент, эффект был бы настолько сильным, что братья уже не сомневались бы, что все это – предназначение свыше, и признали бы легитимность и необходимость царства Йосэфа и с материальной, и с духовной стороны.
Но Йосэф не смог реализовать этот план. Хотя братья примирились с Йосэфом и на практическом уровне признали его главенство, но на духовном, ценностном уровне такого признания не произошло, и трещина между ними не была закрыта.
Не поможет и благословение Яакова, которое формально делало Йосэфа четвертым Отцом народа, а его сыновей возводило в ранг глав колен (см. следующий раздел), так как братья в этом действии не участвовали. Позже это отразится в разделении Израиля на Северное (Йосэфа) и Южное (Йеуды) царства, отношения между которыми далеко не всегда были дружескими.
Йосэфу и Йеуде очень трудно признать духовную ценность друг друга, примерно так, как в сегодняшнем Израиле нерелигиозным сионистам и харедимным ультраортодоксам трудно признать, что противоположная сторона обладает важными ценностными ориентирами, которых не хватает тебе самому. В наше время эти люди «типа Йосэфа» (сионисты) и «типа Йеуды» (ортодоксы) не убивают и обычно не продают друг друга, но уважения друг к другу у них весьма мало. Харедим (крайний вид Йеуды) считают Государство Израиля, созданное «людьми Йосэфа», только технической базой, не признавая за ней духовной ценности, а крайние сторонники Йосэфа не видят важности в религиозной традиции. Без исправления этой проблемы развитие народа не может продвигаться. Следовательно, ту работу, которую не доделал Йосэф в Египте, должны теперь делать мы.

Суббота, 30 декабря 2017 г. – 12 тевета 5778 г.
Книга «Берешит» («В начале»)
Недельный раздел «Вайехи» («И жил...»)

Да уподобит тебя Всесильный Эфраиму и Менаше
«И жил Яаков в стране Египет семнадцать лет. И были дни Яакова, годы жизни его семь лет, и сорок, и сто лет» («Берешит» 47:28). Избыточность хронологии намекает нам, что Яаков с семьей прожил в Египте более 10 лет сверх необходимого. Голод длился 7 лет, а Яаков спустился в Египет на 2-й или на 3-й год голода. Давно можно было вернуться в Кнаан, но, вероятно, в Египте того времени, да еще при «своем» вице-короле, жилось совсем неплохо. Это «лишнее» пребывание в диаспоре, когда пора уже возвращаться домой, не раз в истории станет причиной бед нашего народа. В Египте это привело к 200-летнему (по другим мнениям – 400-летнему) рабству, в Персии чуть было не стало причиной гибели народа (история Пурима), наконец, мы помним, что стало с евреями Европы, которые прохладно отнеслись к возможностям, открывшимся с опубликованием декларации Бальфура.
Понятно теперь, почему, хотя «жил Яаков», но «приблизились дни Исраэля умереть» («Берешит» 47:29): глубокое погружение рода (Яакова) в диаспору приводит к размыванию и полному исчезновению национальной компоненты (Израиля). Последняя задача Яакова – обеспечить будущее возвращение евреев в Эрец-Исраэль. И точка приложения его усилий – дети Йосэфа – самая «египетская» часть большой семьи. Действительно, Менаше (старший) и Эфраим (младший) родились в Египте, никогда не видели земли Кнаан и долго (до 16 и 14 лет соответственно) не общались со своими родными, хранившими еврейскую аутентичность. Воспитывались они при дворе фараона и вряд ли владели ивритом.
Когда Йосэф приходит прощаться с отцом, он слышит странное заявление: «А сейчас два сына твоих, рожденных у тебя в стране Египет до прихода моего к тебе в Египет, мои они! Эфраим и Менаше, как Реувен и Шимон, будут моими» («Берешит» 48:5). С одной стороны, тем самым Йосэф как бы поднят на уровень Отца народа, но дальнейшее звучит злой иронией: «А рожденные тобой, которых родишь после них, твои будут, по имени братьев своих назовутся в наделе их» («Берешит» 48:6). Да, «Отец», но – бездетный! 31 год после Эфраима у Йосэфа не было детей и, как узнаем позже, больше и не будет. Следовательно, духовное свое наследие (идею развития в диаспоре) Йосэф никому не передаст. Следует вопрос, который можно принять за риторический: «И увидел Исраэль сыновей Йосэфа, и сказал: „Кто эти?“» («Берешит» 48:8). (Похоже на вопрос Всевышнего Адаму в Ганн-Эдене: «Где ты?») Разумеется, Исраэль знает, кто перед ним, но он хочет убедиться, принял ли Йосэф его решение. То есть ждет ответа, типа: «Дети твои, отец мой!» Вместо этого Йосэф поднимает бунт: «И сказал Йосэф отцу своему: „Сыновья мои они, которых дал мне Эло’им здесь!“» («Берешит» 48:9).
И тогда Исраэль (не Яаков!) совершает действие, мало понятное современному читателю: он благословляет детей Йосэфа, положив свою правую руку на голову Эфраима (младшего), а левую – на голову Менаше (старшего), несмотря на то, что (неслыханное дело!) Йосэф физически пытался противодействовать своему отцу.
Чтобы понять – обратимся к этимологии имен. Менаше – от ивритского «линшот» – «забывать». То есть в Египте Йосэф забыл все горести, что были в доме его отца. «Эфраим» – «плодовитый, успешный»: успех пришел благодаря забвению отчего дома. Меняя порядок старшинства, Исраэль говорит иное: частичное забвение возможно, но оно должно быть следствием успеха, а не наоборот.
Сложная политика увенчалась успехом. Через два с половиной века мы вернемся в Эрец-Исраэль, а при разделе земли отдельные наделы получат колена Эфраима и Менаше. Отдельного надела Йосэфа нет, но мы знаем, где он похоронен, – в гробнице в Шхеме, так же как мы знаем место захоронения праотцев – Авраама, Ицхака и Яакова. Могилы братьев Йосэфа неизвестны.
И с тех пор уже скоро четыре тысячелетия в еврейских семьях отец благословляет сыновей (положив правую руку на голову старшего) словами: «Да уподобит тебя Всесильный Эфраиму и Менаше».

Подготовил д-р Ури Линец (linetsi@mail.ru). Использованы материалы нового перевода и комментария Торы. Смотрите продолжение интернет-курса на сайте: www.lilmod.org.

Полностью эту статью вы можете прочесть в печатном или электронном выпуске газеты «Еврейская панорама».

Подписаться на газету в печатном виде вы можете здесь, в электронном виде здесь, купить актуальный номер газеты с доставкой по почте здесь, заказать ознакомительный экземпляр здесь