Октябрь 27, 2017 – 7 Heshvan 5778
Недельные чтения Торы

image

Суббота, 4 ноября 2017 г. – 15 хешвана 5778 г.
Книга «Берешит» («В начале»)
Недельный раздел «Вайера» («И открылся...»)

От индивидуального к национальному
Два раздела Торы целиком посвящены Аврааму. В предыдущем разделе «Лех леха» описан уход Авраама, уход не только из дома отца и от прежней жизни, но и постепенный разворот от первоначального плана создания универсальной религии «для всех» к принятию плана Всевышнего по созданию особого народа, объединенного монотеизмом, и лишь затем – к передаче этой идеи человечеству. В ходе своего продвижения по Стране Израиля Авраам постепенно осознает, что продолжение его учения не может быть осуществлено ни через Элиезера, ни через Лота или Ишмаэля, но только через его сына от Сары. Раздел «Лех леха» был переходом Авраама от индивидуального уровня понимания к национальному, от Аврама к Аврааму.
«И открылся ему Ашем у дубравы Мамрэ, и он сидит в проеме шатра, когда зной дня. И поднял глаза свои и увидел: и вот, три Мужа стоят над ним; и увидел, и побежал навстречу им от проема шатра, и распластался на земле» («Берешит» 18:1–2).
Предыдущее раскрытие Всевышнего Аврааму было совсем недавно («Берешит» 17:1), но Авраам за это время очень изменился, сделав обрезание себе и своим домочадцам, поэтому теперь он не «пал на лицо свое» при встрече с Творцом, а может вести с Ним диалог.
«Дубрава Мамрэ» – это город Хеврон, где Авраам живет со времен войны с четырьмя царями. Каббалистическая категория (сфира) Хеврона в рамках Страны Израиля – это малхут – царство, категория реализации, категория Давида, который начнет царствовать именно в Хевроне. Категория же Авраама – хэсэд – милосердие. Качество малхут пока для него непостижимо, но он поселяется в Хевроне, поскольку готов и хочет продвигаться в направлении малхут. Однако в Хевроне Авраам не сможет задержаться, он уйдет в Грар (сегодня – Газа), затем в Беэр-Шеву. Только смерть Сары заставит его вернуться в Хеврон, а Ицхак и Яаков будут жить в Хевроне долгое время.
«Зной дня» – время категории гвура – суд. Рассвет, раннее утро – это хэсэд, время милости, время Авраама. Проснувшийся человек благодарит Творца за возобновление дара жизни. Послеполуденное время – это гвура, отчет и суд, когда человек отчитывается перед Всевышним за проделанную работу. Время события показывает, что Авраам в дополнение к своему изначальному хэсэду начал приобретать качества гвуры.
То, что Авраам «сидит в проеме шатра», – неестественно. Скорее, надо прятаться от зноя в шатре. Мудрецы полагают, что так Авраам показывал готовность пригласить путников в свой дом, готовность к раскрытию Всевышнего.
Кто же были эти «три Мужа», с которыми встречается здесь Авраам? В предыдущем пасуке «открылся ему Ашем», но никаких подробностей Тора не сообщает и сразу переходит к этим троим. Далее про них будет сказано: «И встали оттуда Мужи и взглянули на лицо Сдома… и пошли в направлении Сдома… И пришли два малаха (посланца, ангела) к Сдому вечером» («Берешит» 18:16; 18:22; 19:1). Традиция дает нам несколько вариантов понимания: либо это были три обычных путника, посланные Всевышним с миссией к Аврааму, либо малахи-ангелы, либо сам Всевышний. Интересен комментарий книги Зогар, который говорит, что это образы трех праотцев, то есть это сам Авраам в обществе Ицхака и Яакова. Таким образом, Авраам увидел и осознал себя не только как обособленную личность и независимую категорию хэсэд, но и как звено в цепи поколений, как часть общей картины развития народа не только в физическом, но и в духовном смысле. Авраам начал понимать, что категория хэсэд не может работать автономно, то есть только любовью и милостью невозможно совершенствовать человечество, и что он сам – лишь первое звено в цепочке праотцев, которые продолжат начатое им дело. Понимание того, что его собственная категория должна быть дополнена категориями Ицхака и Яакова, является огромным продвижением для Авраама. И то, что Авраам «побежал навстречу им», показывает, что он не только увидел свою связь с категориями Ицхака и Яакова, но и принял ее. Глагол «побежал» – «рац» – однокоренной с существительным «рацон» – желание, которое и заставляет бежать за желаемым. Авраам осознает, что основателем народа должен быть не только он один, но все трое праотцев как единое целое, иными словами, в основание еврейского народа должен быть заложен не только хэсэд, но и другие категории: гвура – суд Ицхака, тифэрет – великолепие Яакова. В этом – динамика развития Авраама, его огромное духовное продвижение.

Суббота, 11 ноября 2017 г. – 22 хешвана 5778 г.
Книга «Берешит» («В начале»)
Недельный раздел «Хайей Сара» («Жизнь Сары»)

Почему Хеврон?
Раздел состоит из трех рассказов. Первая история о том, что Сара умирает и Авраам хоронит ее в пещере Махпела. Вторая – о том, как слуга Авраама идет искать жену для Ицхака, приводит Ривку, и она занимает место главной женщины в семье. Завершает раздел описание женитьбы Авраама на Кетуре, смерти и похорон Авраама.
«И была жизнь Сары: сто лет и двадцать лет и семь лет – годы жизни Сары» («Берешит» 23:1). Только в этой фразе говорится о жизни. Все остальное происходит уже после смерти Сары. Но почему так назван раздел? Ответ: три своих важнейших победы Сара одержала уже после смерти, направив историю семьи по тому пути, который считала правильным.
Первая состоит в том, что Авраам похоронил ее в Хевроне, и этот город стал важнейшим еврейским центром (в дальнейшем – вторым по значению после Иерусалима). Впоследствии мы увидим, что и Ицхак, и Яаков живут в Хевроне.
Второй победой Сары было решение Авраама выбрать для Ицхака жену из числа родственников-иврим, а не женить его на девушке из другого народа. Авраам изначально был настроен на универсализм, поэтому его вполне устраивал брак с египтянкой Агарью и Ишмаэля он рассматривал как возможного продолжателя своего дела. Но линия Сары – национально-еврейская – побеждает, и Авраам ищет невесту Ицхаку из родственной семьи.
Наконец, третья победа Сары – история детей Авраама от Кетуры. С одной стороны, правильно, что Авраам берет себе еще одну жену, не следует оставаться неженатым («плохо человеку одному»). Но к этому времени Авраам однозначно понял, что его наследником может быть только Ицхак, сын Сары, поэтому он уже сам отослал всех сыновей Кетуры на восток, дав им подарки, но не сделав их наследниками.
Таким образом, влияние Сары на Авраама выразилось не только в том, что он слушался ее при жизни (как это описано в истории об изгнании Агари и Ишмаэля). Сара сумела так построить свои отношения с Авраамом, что мнение ее осталось для него решающим, даже когда ее не стало.
«И умерла Сара в Кирьят-Арбе, что ныне Хеврон в стране Кнаан. И пришел Авраам скорбеть о Саре и оплакивать ее» («Берешит» 23:2).
Последнее место, о котором нам сообщается, что там живет Авраам, это Беэр-Шева. Сара, покинув его, поселяется в Хевроне. Во-первых, Хеврон – центр Иудеи. Во-вторых, в описываемое время Хеврон был самостоятельным городом-государством и, подобно другим городам Иудеи, не входил ни в какое иное государство. Следовательно, лидер Хеврона неизбежно должен был занимать политическую, государственную позицию. Наконец, по мнению мудрецов каббалы, город Хеврон имеет категорию малхут – царство. Именно поэтому из Хеврона происходит царь Давид, а следовательно, и его потомок, царь-ашиах.
Всевышний открылся Аврааму в период его жизни в Хевроне, возможно – для создания государства, но Авраам не был готов к этому. Несмотря на свои выдающиеся военные победы, он не взял на себя руководство Сдомом и его перевоспитанием, не принял предложение царя Иерусалима Малкицедека. После разрушения Сдома Авраам уходит из Хеврона и поселяется в государстве плиштим, чтобы в Беэр-Шеве, далекой от столицы и от политики (столица царства плиштим – Газа), оставаться чисто духовным лидером.
Если бы центром формирования еврейского народа стала Беэр-Шева, это означало бы, что мы являемся представителями духовности в государстве плиштим, но тогда духовность – это одно, а политика и государственная власть – совсем другое, и эти понятия разделены. Плиштим такой подход вполне устраивал, они были согласны принять Авраама как выдающегося религиозного лидера, и даже их царь Авимелех приходит к Аврааму, заключает союз и просит о духовном покровительстве.
Однако еврейский подход – против принципа разделения духовного и государственного, ибо утверждает, что все в мире имеет единый источник и национально-государственный диалог с Творцом не менее важен, чем индивидуальный.
Авраам не смог подняться до такого уровня, он будет достигнут позднее, сыновьями Яакова, которые будут уже не только иврим, но и Исраэль. Авраам находится только на уровне индивидуального диалога с Творцом, поэтому его и устраивала позиция духовного, а не политического лидера. Только смерть Сары заставила его поменять свои взгляды.

Суббота, 18 ноября 2017 г. – 29 хешвана 5778 г.
Книга «Берешит» («В начале»)
Недельный раздел «Толдот» («Родословная»)

Проблемы беременности
В течение десяти лет после свадьбы с Ривкой у Ицхака нет детей. Ривка просит мужа молиться о детях, но Ицхак относится к категории праведников, воплощающих качество дин – суд. Они склонны без возражений принимать любое решение Всевышнего, не пытаясь спорить и молиться о его изменении. Подобная позиция противоречит желанию Творца исправить мир в результате человеческой деятельности. Чтобы заставить таких праведников действовать, Всевышний ставит их в абсурдную ситуацию. У Ицхака – Отца нации – не может не быть детей, поэтому он должен не просто молиться, а умолять (применен очень сильный глагол) о беременности: «И умолял Ицхак Ашем о жене своей, потому что бесплодна она, и ответил ему Ашем, и забеременела Ривка, жена его» («Берешит» 25:21).
У праматерей еврейского народа с зачатием и беременностью не все было гладко: «И толкались сыновья внутри ее, и сказала: если так, зачем это я? И пошла спросить Ашем» («Берешит» 25:22). Вопрос Ривки «зачем это я?» вызывает недоумение. После долгих стараний и молитв Всевышний посылает Ривке ребенка, и подобная ее реакция даже на тяжелую беременность необычна. В особенности если учесть продолжение: Ривка отправляется не к врачу-гинекологу, а к Всевышнему. А Творец вместо успокоительного: «Все будет хорошо, потерпи, Ривкале» – дает странно-отвлеченный ответ: «И сказал Ашем ей: „Два народа в животе твоем, и два царства из нутра твоего разделятся, и царство сильнее царства будет, и старший будет служить младшему“» («Берешит» 25623). Сделаем логичное предположение: если нам не очень понятен ответ Создателя, может быть, нам не очень понятна и сама ситуация с «толканием» и «спрашиванием»?
Отметим, что все происходит 3770 лет назад, когда ультразвуковое сканирование беременных еще не было изобретено. Ривка, по опыту Сары, рассчитывает с помощью Всевышнего родить одного ребенка, продолжателя дела Авраама и Ицхака. Дальнейшее поясняет мидраш: «Когда беременная Ривка проходила мимо места идолопоклонства, то Эсав начинал буйствовать в ее чреве; если оказывалась рядом с местом передачи традиции (шатер Авраама), неравнодушие проявлял Яаков» («Берешит Раба» 63:6). Из мидраша прямо следует, что ребенок, которого вынашивала Ривка (предполагается, что он один!), уже во чреве раздираем противоречиями, а следовательно, обречен на неудачу. Действительно, мальчик, рвущийся одновременно к Добру и Злу, Небесному и Земному, Духовному и Материальному, гарантированно не преуспеет на поприще патриарха, отца народа Торы. И поэтому вопрос Ривки «зачем это я?» означает: какой смысл имеет моя жизнь, если функция передачи традиции будет очевидно прервана и не продолжится в поколениях. Ответ Всевышнего: «Два народа в животе твоем» – проясняет ситуацию, определяя русло исторического процесса, который отныне будет протекать между двух полюсов: полюсом Яакова и полюсом Эсава. Борьба между ними будет вестись уже не на личном уровне (как между Ицхаком и Ишмаэлем), а на политическом, и только в этой борьбе выявится необходимое единство качеств, которым должен обладать родоначальник народа. В конечном итоге центральная роль будет принадлежать младшему, Исраэлю. От Эсава, согласно еврейской традиции, произойдет западная, христианская цивилизация.
Но вопрос Ривки имеет и более глубокую составляющую. Вернемся в начало раздела: «И это родословная Ицхака, сына Авраама: Авраам родил Ицхака. И был Ицхак сорока лет, когда взял Ривку, дочь Бетуэля Арами из Падан-Арама, сестру Лавана Арами, себе в жены» («Берешит» 25:19–20). Кажущаяся тавтология («Ицхака, сына Авраама…»), очевидно, намекает на важность следующего повтора: «Ривка, дочь Бетуэля Арами из Падан-Арама», дополненного странным сообщением: «сестру Лавана Арами». Если нам важна родословная Ицхака и Ривки, а недельный раздел так и назван – «Родословная», то причем тут брат? Получается двойная тавтология: москвич из Москвы и брат его – москвич…
В каждом временном промежутке существует «духовное дно». В поколении Исхода это был Египет, в поколении Иошуа Бин-Нуна – Кнаан, во времена Ицхака – Арам. И переводом понятия «арамеец» на русский язык будет «содомлянин».
Теперь мы по-новому видим проблему Ривки. Ей было три года, когда она сделала свой выбор, порвала с мерзостью родового окружения и уехала в незнакомое, но светлое будущее. 10 лет она воспитывалась в семье Авраама, в 13 встала под хупу и 10 лет жила с Ицхаком. Итог – Ривка, несомненно, выдающаяся праведница, достойная стать праматерью еврейского народа наравне с Сарой. 23-летняя Ривка поднялась на духовный уровень Ицхака и передает своему единственному (по ее мнению!) сыну… качества своего отца-мерзавца и мерзавца-брата. Отсюда и ответ Всевышнего о «двух народах» более чем значим для Ривки и для всех нас.

Суббота, 25 ноября 2017 г. – 7 кислева 5778 г.
Книга «Берешит» («В начале»)
Недельный раздел «Вайеце» («И вышел...»)

Рождение народа
В книге «Берешит» каждому праотцу отводится два раздела. Биографии Авраама посвящены разделы «Лех леха» и «Вайера», история Ицхака описана в разделах «Хайей Сара» и «Толдот». Яакову посвящены разделы «Вайеце» и «Ваишлах».
«И вышел Яаков из Беэр-Шевы, и пошел в Харан» («Берешит» 28:10). Весь раздел «Вайеце» от первого пасука до последнего Яаков проводит за пределами Эрец-Исраэль, это – раздел изгнания, так как ему пришлось уйти не по своей воле. Но изгнание – не только спасение от гнева брата. Вдали от своей Земли Яаков приобретает качества, которые будут необходимы ему потом, после возвращения. Смысл изгнания – в возвращении на новом уровне развития.
Благословение, полученное Яаковом от отца, было предназначено «гибриду», о котором Ицхак «сказал: голос – голос Яакова, а руки – руки Эсава!» («Берешит» 27:22). Для того, чтобы оно смогло реализоваться, Яаков не должен оставаться самим собой, он должен измениться, постепенно интегрировав в себя важные качества Эсава. Этот процесс идет в несколько этапов. Он начался выкупом у Эсава первородства, потом последовало получение благословения, затем в Харане Яаков получает в жены Лею, изначально предназначенную Эсаву, успешно ведет переговоры (по сути политические) с Лаваном, побеждает в борьбе с ангелом, наконец, добивается примирения с Эсавом, избавившись от противостояния в пределах Эрец-Исраэль. Вся история, описанная в разделе «Вайецэ», – это в большей степени история формирования у Яакова качеств Эсава. Изменившийся Яаков получает новое имя – Исраэль.
В отличие от Авраама и Ицхака, у которых один из сыновей становился продолжателем традиции, а второй отходил в сторону, все дети Яакова составят избранный народ. Таким образом, Яаков – это «народ в миниатюре», а его уход в Харан – прообраз галута, изгнания.
Яаков уходит в изгнание для женитьбы на дочерях Лавана, сыновья которых и станут родоначальниками колен еврейского народа. Таков общий принцип: еврейский народ формируется в изгнании, причем внутри самых главных мировых центров. Необходимо это для того, чтобы, с одной стороны, евреи впитали все важные достижения великих цивилизаций и сохранили их, а с другой – были связаны особыми нитями духовного родства со всем человечеством и могли передать Божественный свет миру. Конечно, опыт великих цивилизаций необходимо подвергнуть определенной селекции. Так, создавая материальный фундамент бытия своей семьи, Яаков отбирает в Харане не любой скот, а только особенный. Сокровища, вынесенные из Египта, были разделены на две части: из одной изготовили золотого теленка, а другая пошла на строительство Мишкана – походного Храма.
Яаков уходит в Харан, то есть в Вавилон, и возвращается оттуда, уже обретя детей, то есть став семьей, домом Яакова. Затем с детьми он спускается в Египет, откуда через несколько столетий выходит «многочисленный и усилившийся» еврейский народ, который окончательно сформируется в течение сорокалетнего пребывания в пустыне.
Вавилон и Египет являются двумя ветвями человеческой цивилизации, происходящими из Ган Эдена (Райского сада). На основе анализа (селекции) и синтеза этих двух культур еврейский народ воссоздает образ Ган Эдена как опорную точку дальнейшего развития человечества.
В отличие от других народов, которые формируются в результате исторического развития на более или менее постоянной территории, евреи приходят в свою Страну уже готовым народом, с собственным характером и учением. Поэтому в отличие от других народов, для которых их отношения со своей страной – отношения ребенка и родителя, что закреплено в понятиях «родина-мать», «фатерланд» (земля отцов) и т. п., отношения евреев со Страной Израиля – это, скорее, отношения мужа и жены, то есть союз двух взрослых людей. Поэтому еврейский народ должен сначала формироваться в Вавилоне (в отцовском аспекте), потом в Египте (в материнском аспекте – «в лоне египетской цивилизации»), чтобы потом выйти из Египта (подобно рождению человека) и, после курса наук, пройденных за сорок лет, «жениться» на своей Стране.

Подготовил д-р Ури Линец (linetsi@mail.ru). Использованы материалы нового перевода и комментария Торы. Смотрите продолжение интернет-курса на WWW.LILMOD.ORG.

Полностью эту статью вы можете прочесть в печатном или электронном выпуске газеты «Еврейская панорама».

Подписаться на газету в печатном виде вы можете здесь, в электронном виде здесь, купить актуальный номер газеты с доставкой по почте здесь, заказать ознакомительный экземпляр здесь