Декабрь 25, 2015 – 13 Tevet 5776
Недельные чтения Торы

image

Суббота, 2 января 2016 г. – 21 тевета 5776 г.
Книга «Шмот» («Имена»)
Недельный раздел «Шмот» («Имена»)

Как от хорошего перейти к лучшему
В названиях книг Пятикнижия есть глубокий смысл. Сначала «Берешит» – «В начале», потом «Шмот» – «Имена», потом «Ваикра» – «Воззвал», потом «Бемидбар» – «В пустыне», с намеком на глагол «ледабер» – «говорить», и, наконец, «Дварим» – «Слова, которые говорятся». Если же идет речь о содержании сегодняшней книги, то название «Шмот» само по себе говорит очень мало: «Вот имена сыновей Яакова…» С другой стороны, если мы посмотрим на то название, которым пользуются в традиции, идущей еще от пророков, – «Сэфер галут ве геула», т. е. «Книга изгнания и избавления», то это похоже на название, которое заимствовано в мировой литературе: «Исход».
Как понимать «изгнание и избавление»? Мы читали в прошлый Шаббат завершающую главу книги «Берешит» о том, как семья Яакова спустилась в Египет и их приняли гостеприимно, и заканчивается книга на том, что умер Йосэф. События книги «Шмот» начинаются с того, что, с одной стороны, идет неправдоподобно быстрое умножение потомков Яакова, а с другой, происходит их порабощение. Получается, что нашим предкам было предназначено спуститься в рабство. Возникает вопрос: является ли порабощение наказанием кому-то за что-то, а потом «добрый Бог» нас избавляет от этого, или дело выглядит совсем иначе? Означает ли название книги «Изгнание и избавление», что нам было плохо, но потом нас избавили и стало хорошо? Такое понимание является неверным.
В Пасхальной Агаде говорится, что мы должны прославлять Всевышнего за то, что Он вывел нас из Египта. На это знаменитый ученик Виленского Гаона рабби Яаков из Дубны спрашивает: ну хорошо, Он нас вывел из Египта, и это прекрасно, но Он же нас Сам туда и завел! И теперь мы благодарим Его за то, что Он нас вывел, но возможно, что мы бы спокойно прожили и без этого? Ответ рабби Яакова гласит: теперь, когда я знаю, что Он же меня туда и завел, я должен Его восхвалять дважды – первый раз за то, что завел, а второй раз за то, что вывел. То, что произошло, можно сравнить с очисткой благородного металла: от него нельзя просто отделить все примеси, нужно обязательно на последней стадии очистки поместить его в плавильную печь, чтобы выплавить все примеси. Мало того: чтобы эти примеси хорошо удалялись, металл сначала дополнительно загрязняют, а потом все примеси выплавляют.
У нас все праздники, Шаббат, подавляющее большинство заповедей являются памятью об Исходе из Египта. Почему Исход из Египта занимает такое центральное положение, почему это корень, из которого произрастает все остальное? Махараль – рабби Арье бен-Бецалель из Праги – объясняет: в принципе, все в мире устроено таким образом, что пока не подвергнется порче старое хорошее состояние, невозможен переход к новому, лучшему состоянию. Тот, кто жалеет яйцо и не даст ему испортиться, никогда не дождется, чтобы вылупился цыпленок. То же относится и к зерну, которое закапывают в землю.
Что же происходит в рассматриваемых главах Торы? Йосэф и его братья жили хорошо, Йосэф кормил всех, и они умножались, а порабощение не начиналось. Из книги «Шмот» следует: только когда умерли Йосэф и все его братья, тогда, с одной стороны, начинается порабощение, а с другой стороны, начинается неправдоподобно быстрое размножение. Это две стороны одной медали. Так устроено все в природе. И здесь есть устойчивое состояние – 70 душ, которые спустились в Египет, и есть гораздо более важное состояние – 600 тыс. мужчин в возрасте воинов вышли из Египта. Переход от одного состояния к другому невозможен, если держаться за старое. Только когда старое разрушилось практически без остатка, начинается переход к новому. И это новое – рождение народа.

Суббота, 9 января 2016 г. – 28 тевета 5776 г.
Книга «Шмот» («Имена»)
Недельный раздел «Ваэра» («Открывался...»)

Частичная родословная
Между Моше и народом Израиля – конфликт: «И говорил Моше так сынам Исраэля, и не послушали Моше из-за нетерпения и работы тяжелой» («Шмот» 6:9). Вероятно, кто-то мог бросить Моше в лицо уничижительное: «А ты кто такой? Мидьянец?» А те, кто постарше, добавили бы: «Фараонов выкормыш!» И тогда Тора показывает, что Моше – не просто представитель еврейского народа, но важнейший представитель.
Перечисляются потомки трех старших сыновей Яакова:
Реувен
Шимон
Леви
Ханох, Фалу, Хецрон, Карми
Йемуэль, Ямин, Оад, Яхин, Цохар, Шауль (сын Кнаанит)
Гершон, Кеат, Мерари

Леви прожил 137 лет
Тут названы их сыновья, и только у Леви указывается продолжительность жизни. Этим подчеркивается, что колено Леви имеет особую важность, хотя Леви и не первенец. О дальнейших потомках Реувена и Шимона не говорится, а продолжается родословие Леви:
Гершон
Кеат
Мерари
Ливни, Шими
Амрам, Иц’ар, Хеврон, Узиэль
Кеат прожил 133 года
Махли, Муши
Тот же стилистический прием: указание продолжительности жизни подчеркивает важность потомства Кеата. Далее потомки Гершона и Мерари не называются, зато перечисляются потомки Кеата:
Амрам + Йохевед
Иц’ар
Хеврон
Узиэль
Аарон, Моше
Амрам прожил 137 лет
Корах, Нэфег, Зихри
Нет указаний
Мишаэль, Эльцафан, Ситри
Важнейшую роль будут играть потомки Амрама и его жены Йохевед (указан возраст, которого достиг Амрам, – 137 лет).
Аарон + Элишева (дочь Аминадава, главы колена Йеуда)
Надав, Авиу, Эльазар, Итамар
Позже мы узнаем, что Надав и Авиу погибнут при освящении Мишкана (походного Храма), поэтому линия передачи традиции продолжится через Эльазара:
Эльазар+дочь Путиэля (жреца Египта)
Пинхас – «чернокожий»
Будущие поколения коэнов, потомки Эльазара, унаследуют через Элишеву качества царского колена Йеуды. Это позволит Хашмонаим – потомкам коэна Матитьягу – стать царями Иудеи, а Пинхас унаследует от дочери Путиэля духовные сокровища египетской цивилизации. Дополнительно Тора говорит о сыновьях Кораха, с которыми будут связаны важные события в путешествии по пустыне (книга «Бемидбар»).
Корах
Асир, Элькана, Авиасаф
В итоге мы видим, что важнейшими из потомков Яакова являются сыновья Амрама (внуки Кеата, правнуки Леви) – Моше и Аарон. И чтобы у нас не осталось сомнений, Тора говорит (как и о Леви, Кеате, Амраме): «А Моше восьмидесяти лет и Аарон трех и восьмидесяти лет, когда говорили они к Паро» («Шмот» 7:7). Снова, как и ранее, мы видим, что первородство не тождественно главенству – Моше назван первым, хотя он и младше.
«Эти – главы отцов Левиим по семействам их» («Шмот» 6:25). Так отвечает Тора на выпады против Моше и Аарона.

Суббота, 16 января 2016 г. – 6 швата 5776 г.
Книга «Шмот» («Имена»)
Недельный раздел «Бо» («Войди...»)

Где начало 400 лет?
Наш недельный раздел фактически завершает описание Исхода из Египта. В конце 12-й главы сказано: «А проживание сынов Исраэля, которое жили в Египте: 30 лет и 400 лет. И было, по окончании 30 лет и 400 лет, и было: в самый день этот вышли все воинства Ашем из страны Египет» («Шмот» 12:41–42). Двойное указание числа требует обратить на него особое внимание.
Говорят наши мудрецы, основываясь на анализе текста Торы, что всего мы пробыли в Египте (с момента прихода туда семьи Яакова) 210 лет, а в рабстве гораздо меньше, потому что рабство не начиналось, пока был жив хотя бы один из братьев Йосэфа. Но Тора в данном разделе говорит не о сроке рабства, а о том, что общее количество лет пребывания в Египте – 430. Расчет показывает, что от рождения Ицхака прошло 400 лет. Тогда получается некий арифметический парадокс: как же могли сыны Израиля пребывать в Египте 430 лет? Повтор исключает возможность случайной оговорки. Что же это за 430 лет? Раши говорит, что это время, которое прошло от того союза, который Всевышний заключил с Аврамом, и это событие происходило, конечно, до рождения Ицхака. Тут возникает проблема: поскольку Аврам пошел в кнаанскую землю, когда ему было 75 лет, а Ицхака он родил в 100 лет, то во время договора со Всевышним, о котором говорит Раши, ему должно было быть примерно 70 лет.
Первый раз Аврааму пришлось отправиться в Египет через пять лет после прихода в землю Кнаан. Есть мнение, что это время также надо включить в срок пребывания в Египте, но и так может получиться в лучшем случае 420 лет (Аврааму при спуске в Египет – 80). Вернется из Египта он со всем домом своим через пять лет. Получается, что пребывания в Египте началось еще до того, как Авраам спускался в Египет и Сара была взята в гарем к фараону?
Ибн Эзра – комментатор Торы, современник Раши – говорит, что 430 лет прошло с того момента, как Всевышний сказал еще Авраму: «…иди себе из страны твоей, от родни твоей, и из дома отца твоего в страну, которую Я тебе покажу» («Берешит» 12:1). Мы не знаем, из Ур-Касдима приказано идти или из Харана, и Ибн Эзра явно в этом месте об этом не упоминает, и вообще комментаторы спорят по поводу того, где родился Авраам. В любом случае мнение Ибн Эзры оказывается очень интересным, потому что оно дает какое-то смысловое объяснение того, почему Тора называет этот промежуток времени «временем пребывания в Египте». Всевышний говорит Авраму: «И Я сделаю тебя народом великим и благословлю тебя, и возвеличу имя твое, и будешь благословением» («Берешит» 12:2). Получается, что Всевышний говорит Аврааму (который на тот момент еще Аврам, и еще у него нет возможности иметь потомство): ты уходишь из своей земли, следовательно, становишься пришельцем, скитальцем (а до этого момента его никак нельзя считать пришельцем, он живет в родной земле), и Я тебе обещаю, что как только ты выйдешь из родной земли, тем самым ты станешь большим народом. С этого момента потенциально появляется возможность отсчитывать срок пребывания потомства Авраама, еще не родившегося, в изгнании.
При чем же здесь пребывание в Египте? Но на иврите название Египта – «Мицраим» – это не только имя собственное, относящееся к определенной стране, но и обозначение всякого места, являющегося «узким». То есть, уйдя с родной земли, пребывая в чужих землях (а земля Кнаан, заселенная кнаанеями, для Авраама была еще чужой), человек оказывается в стесненности, в «узости», в Мицраиме.
Объяснение Ибн Эзры, на мой взгляд, дает лучшую из всех известных попыток объяснения, почему от некоторого момента, когда у Аврама еще не было потомства, отсчитывается срок пребывания в изгнании и даже в Египте.
Но, помимо срока изгнания в чужих землях, Тора говорит и о сроке рабства: «И сказал Авраму: знай, что пришельцем будет семя твое в стране не их, и поработят их, и будут угнетать их четыреста лет» («Берешит» 15:13). А этот срок, если отсчитать его назад от даты Исхода, приводит нас к другому событию – подписанию «беэршевских соглашений» Авраама с Авимелехом, царем Грара. То есть рабство начинается не с фараоновых принудительных работ, а с «добровольного» отказа, выраженного в отношении себя и свого потомства, от земли, принадлежащей им по Слову Всевышнего.

Суббота, 23 января 2016 г. – 13 швата 5776 г.
Книга «Шмот» («Имена»)
Недельный раздел «Бешалах» («Когда послал...»)

О женщинах и шатрах
События нашего недельного раздела поистине впечатляют. Здесь и Исход, и проход евреев между расступившимися волнами Тростникового моря, и гибель войска фараона, и ниспослание манны, и появление воды в пустыне, и победоносная война с Амалеком. Чтобы понять, какое событие является основным, обратимся к афтаре – отрывку из книг Пророков, который читается после недельного раздела и корреспондирует с ним.
Афтара к нашему недельному разделу – Песнь Дворы. Это явно связано с песней Мириам: «И взяла Мириам-Навия (пророчица), сестра Аарона, тоф (музыкальный инструмент) в руку свою, и вышли все женщины за нею с тофами и в хороводах. И ответила им Мириам: „Пойте для Ашем, потому что вознесясь вознесся, коня и всадника его бросил в море!“» («Шмот»15:20–21).
Оказывается, женщина может быть пророчицей (Талмуд, трактат «Мегила», 14а, говорит нам, что было их семь: Сара, Мириам, Двора, Хана, Авигайль, Хулда и Эстер). Более того, она может быть даже и судьей! «А Двора – женщина-пророчица, жена Лапидота, она судила Израиль в то время» («Шофтим» 4:4). Значит, она в состоянии руководить народом.
Наконец, она может воспеть песнь Всевышнему, напрямую обращаясь к Нему от имени всего Израиля! Это мы уже знаем из нашего недельного раздела, где Мириам тоже поет песнь, но лишь повторяя песнь Моше, а Двора поет свою собственную песнь: «И воспела Двора с Бараком, сыном Авиноама, в тот день (день победы Израиля над войском Сисры)…» Пожалуй, в современном мире аналогичным успехом феминизма могло бы стать избрание женщины президентом США или Папой Римским.
Отметим, что сам ТАНАХ не остается в плену у стереотипов, которые, казалось бы, им самим созданы. И делается это не только в весьма нестандартном содержании этого рассказа, но и в выражении явной иронии по отношению к этим стереотипам. Разумеется, уже само то, что Двора судит народ и ведет за собой воинов, разбивает стандартный образ женщины – хранительницы очага, стремящейся, прежде всего, быть при своем правителе-муже («Берешит» 3:16) и рожать детей («…и ревновала Рахель к сестре своей. И сказала Яакову: „Давай мне сыновей! А если нет – мертвая я!“» («Берешит» 30:1). Но для того, чтобы не оставалось никаких сомнений, ТАНАХ подчеркивает, что и Двора сама предупреждает: «Не твоей будет слава… в руки женщины предаст Ашем Сисру». То есть история пойдет по нестандартному пути. Не только прямой текст указывает на это; слова и образы, которыми он пользуется, тоже оттеняют необычный характер происходящего. «Матерью в Израиле» называет себя Двора. Как разительно отличается образ матери-воительницы, женщины, о детях которой вообще ничего не говорится, от образов наших праматерей, страстно желавших материнства в обычном смысле слова!
Считается, что «у войны не женское лицо», пророк Иеремия говорит об этом вполне недвусмысленно: «Перестали сражаться могучие воины Бавельские, засели в крепостях… стали они подобны женщинам» (Иеремия 51:30). Но Двора разбивает это представление.
Другой, также совершенно новый, женский образ в этой истории – это Яэль, убившая Сисру. Здесь действие уже переходит в самое типичное, можно сказать, освященное ТАНАХом место обитания женщины – шатер. Сара, как мы знаем, сидит в шатре, когда к Аврааму приходят гости, и Раши замечает, что это свидетельствует о ее скромности. Яэль не просто посягнула на защищенную женскую обитель – шатер, но, превратив его колышек в орудие убийства, сокрушила вместе с Сисрой и библейский стереотип. Более того, чтобы сделать противопоставление Сары в шатре и Яэли более заметным, ТАНАХ использует те же самые слова, оттеняя их радикально иное употребление. «…В дни Яэли опустели дороги» («Шофтим» 5:6) – говорится в Песни Дворы. «Опустели дороги» в Песни Дворы означает, что «исчерпались обычные пути» и, таким образом, настало время нестандартных действий. Яэль превращает символ материнства – шатер – в символ военной победы и, благодаря ей, спасения. Двора не пытается затушевать крайнюю необычность поведения Яэли и, воспевая ее, подчеркивает: «Более женщин в шатрах ты благословенна» (5:24). Мудрецы поясняют: «Более, чем Сара, Ривка, Рахель и Леа», потому что они рожали и растили детей, поддерживали мир, но если бы не Яэль, все бы пропало.

Суббота, 30 января 2016 г. – 20 швата 5776 г.
Книга «Шмот» («Имена»)
Недельный раздел «Итро» («Итро»)

Под прикрытием
«И услышал Итро, коэн Мидьяна, тесть Моше, все, что сделал Эло’им для Моше и для Исраэля, народа Своего, что вывел Ашем Исраэль из Египта» («Шмот» 18:1). Раши в своем комментарии поясняет: «Какую весть он услышал и пришел? О том, что разверзлось Тростниковое море, и о войне с Амалеком». Комментарий сам по себе ставит нас в тупик. Война с Амалеком произошла примерно на десятый день Исхода, а появление Итро на стоянке у горы Синай произошло не меньше чем за 12–15 дней до Откровения. Учитывая, что от Мидьяна до Синая примерно десять дней караванного пути, на то, чтобы получить информацию и собраться в путь, у Итро было не более 10 дней (от Исхода до Дарования Торы прошло всего 50 дней). Причем сборы Итро в путь были не такие простые: «И взял Итро, тесть Моше, Ципору, жену Моше, после того как она была отослана, и двух сыновей ее» («Шмот» 18:2–3).
Напомним, что Моше отослал Ципору с сыновьями обратно к Итро с пути своего возвращения в Египет, так как опасался подвергать свою семью опасностям спуска в Египет и Исхода. Мало того, Итро точно знал, куда надо идти, и не тратил времени на поиск лагеря израильтян в пустыне. Следовательно, либо Итро заранее знал «место встречи, которое изменить нельзя», либо он получил специальное послание от Моше, которое тот направил в Мидьян непосредственно из лагеря у горы Синай. Попробуем разобраться.
Всевышний сделал одно главное дело, имеющее как личный (для Моше), так и национальный (для Израиля) характер: определил Моше роль национального лидера. И в этой роли Моше в течение всего времени от своего возвращения в Египет до стоянки у горы Синай терпит одну неудачу за другой. В Египте возникает «антисионистский комитет», гневно осуждающий Моше и Аарона за нарушение статус-кво («Шмот» 5:21). Весь народ в целом и каждая его часть по-своему выступают против Моше на берегу Тростникового моря («Шмот» 14:11). В пустыне Шур «жаловался народ на Моше, сказав: „Что мы будем пить?“» («Шмот» 15, 24).
Моше чувствует свою слабость в роли национального лидера, политического руководителя. Он понимает, что все, что до сих пор блестяще удавалось, – заслуга Всевышнего. Но дальше предстоит самому ежедневно решать важные социально-политические задачи, а подобного опыта у Моше нет. И он хочет позвать своего тестя и учителя Итро, который десятки лет управлял народом Мидьяна, чтобы взять у него еще несколько уроков. Стоянка у горы Синай будет долгой («…будете служить Эло’им на горе этой» – «Шмот» 3:12), и Моше посылает гонца за Итро.
Его прибытие в лагерь израильтян стилизовано под чисто семейную встречу: «И сказал (Итро) Моше: я – тесть твой, Итро, прихожу к тебе, и жена твоя и двое сыновей ее с ней» («Шмот» 18:6). И Моше выходит к нему навстречу исключительно как к тестю. Затем они уединяются в шатре, и Итро выслушивает подробный рассказ Моше о происшедшем. Но хоть и говорит он: «Сейчас узнал я», для перехода к практической политике этого мало. Итро устраивает пир, чтобы «выслушать и другую строну». Только после этого «увидел тесть Моше все, что он делает народу» («Шмот» 18:14) и дал Моше несколько практических уроков организации национальной структуры, способа выделения административной элиты, создания судебной системы. Уроки с благодарностью принимаются. Роль Итро исчерпана, и он «пошел в страну свою» («Шмот» 18:27). Разумеется, Итро приходил к Синаю вовсе не для участия в получении Торы, до дарования которой оставалось еще около недели.

Подготовил д-р Ури Линец

( linetsi@mail.ru). Использованы материалы нового перевода и комментария Торы. Смотрите и слушайте в Интернете курс «Тора ми Цион» на сайте: WWW.LILMOD.ORG.

Полностью эту статью вы можете прочесть в печатном или электронном выпуске газеты «Еврейская панорама».

Подписаться на газету в печатном виде вы можете здесь, в электронном виде здесь, купить актуальный номер газеты с доставкой по почте здесь, заказать ознакомительный экземпляр здесь