Декабрь 26, 2014 – 4 Tevet 5775
Недельные чтения Торы

image

Суббота, 3 января 2015 г. – 12 тевета 5775 г.
Книга «Берешит» («В начале»)
Недельный раздел «Вайехи» («И жил...»)

Воспоминания о будущем

«И жил Яаков в стране Египет семнадцать лет. И были дни Яакова, годы жизни его семь лет, и сорок, и сто лет» («Берешит» 47:28). Мы помним, что, спустившись в Египет, братья Йосэфа, представ перед Паро (фараоном), говорят ему: «Пожить в стране пришли мы, потому что нет пастбища для мелкого скота, который у рабов твоих, потому что тяжел голод в стране Кнаан» («Берешит» 47:4). Пожить временно, переждать голод в Кнаане и вернуться. Не случайно при отправлении в Египет они названы сынами Исраэля – подчеркивается национальная составляющая. Но прошло не пять голодных лет, а 17. Голод повсеместно прекратился, а семья Яакова все еще живет в Египте. И это уже не просто семья скотоводов, нашедшая приют в земле Гошен и готовая при первой возможности тронуться в обратный путь. Чуть позже Тора скажет о них: «И сыны Исраэля плодились и кишели, и умножались, и усилились очень-очень, и наполнилась страна (вся, а не только земля Гошен – дельта Нила. – У. Л.) ими» («Шмот» 1:7). В богатой, плодородной стране евреи неплохо себя чувствуют и не торопятся назад, в Кнаан.
Вероятно, и египтяне уже не чувствовали прежнего пиетета перед Йосэфом-кормильцем. Голода давно нет, а вот введенная Йосэфом система налогообложения осталась, и произошло превращение свободных собственников-землевладельцев в наемных работников на полях фараона. Скоро в Египте воцарится новый правитель, «который не знает Йосэфа». Поэтому когда Тора говорит: «И приблизились дни Исраэля умереть» («Берешит» 47:29), то речь идет не просто о смерти Яакова, прожившего немалую жизнь – 147 лет, но о смерти национальной составляющей. Скоро мы окажемся в египетском рабстве.
В этот момент в Яакове снова просыпается Исраэль: он начинает операцию по возвращению еврейского народа на родину, если не сейчас, то по крайней мере в будущем.
Операция эта проходит в три этапа. Во-первых, он берет клятву с Йосэфа, что тот похоронит его в Эрец Исраэль, в Хевроне, рядом с Авраамом и Ицхаком. В Египте не должно возникать нового центра привязанности для потомков Яакова-Исраэля.
Затем Яаков решает дать свое особое благословение сыновьям Йосэфа. Перед этим он еще раз рассказывает Йосэфу семейную историю. Всевышний открылся Яакову именно «в Лузе, в стране Кнаан». Именно с этой землей связана плодовитость семьи и народа. И понимая, что Йосэф уже египтянин и не сможет навсегда вернуться в Кнаан, Яаков забирает его детей: «Два сына твоих, рожденных у тебя в стране Египет до прихода моего к тебе в Египет, мне они! Эфраим и Менаше, как Реувен и Шимон, будут мне» («Берешит» 48: 5). То есть Эфраим и Менаше возводятся в ранг родоначальников колен, причем подчеркнуто, что их родители – Яаков и Рахель – похоронены в Эрец Исраэль. В утешение Йосэф возводится в статус праотца, уравнивается с Яаковом и лишается потомства: галут не место для размножения.
Яаков меняет и возрастную очередность: младший – Эфраим – поставлен впереди старшего – Менаше. Имена сыновей Йосэфа – значащие. Менаше – забвение прошлого, Эфраим – успех в Египте. Йосэф считает, что добился успеха благодаря забвению прошлого. Яаков исправляет: успех позволяет забыть огорчения, которые были в прошлом.
Наконец, третий этап операции «Возвращение на родину» – это благословение сыновей: «Соберитесь и слушайте, сыновья Яакова! И послушайте Исраэля, отца вашего!» («Берешит» 49:2). Евреи в изгнании – сыновья Яакова – должны услышать слова Исраэля, ибо только при возвращении в Страну реально проявятся благословения колен.
В этом благословении устанавливается новый, небывалый порядок. Сегодня царским достоинством обладает Йосэф, но в дальнейшем скипетр царской власти перейдет к представителям колена Йеуды. Первенец Яакова – Реувен – «сила моя и начаток мощи моей, избыток достоинства и избыток могущества», оставаясь первенцем, не становится лидером. Духовное лидерство отделяется от светского руководства и отдается потомкам Леви. Достижения в ремеслах, в торговле, в сельском хозяйстве, в изучении традиции, в военном деле, в искусстве также распределяются между коленами. Самое «анархистское» колено Дана получает судебные функции. Понятно, что реализация всего этого возможна только в своем национальном государстве, на своей земле. Подчеркивая это, Яаков говорит и о разделении Эрец Кнаан между коленами, и о необходимости завоевания ее «мечом и луком».
Предсказания сбудутся, но до этого предстоит нам пережить многие десятилетия рабства и странствий по пустыне.

Суббота, 10 января 2015 г. – 19 тевета 5775 г.
Книга «Шмот» («Имена»)
Недельный раздел «Шмот» («Имена»)

Что хочет Моше?

Мы уже рассказывали о красивой инсценировке, благодаря которой Моше становится сыном бездетной египетской принцессы, а в младенчестве живет в доме своих еврейских родителей – Амрама и Йохевед. «И вырос ребенок, и привела его к дочери Паро, и стал ей сыном. И назвала имя его Моше, и сказала: ведь из воды вытащила я его!» («Шмот» 2:10). И снова Тора повторяет: «И было в дни те, и вырос Моше, и вышел к братьям своим» («Шмот» 2:11). Но физически Моше вырос в предыдущем пасуке (стихе). Здесь речь идет о том, что он вырос духовно и политически, вошел в роль наследного принца. Два начала: еврейское – от рождения и египетское – как результат воспитания – конфликтуют в нем. Моше выходит из дворца для того, чтобы понять, кто же на самом деле его братья, найти свой идеал. «И увидел работы их, и увидел Мужа Египтянина, бьющего Мужа Иври, из братьев его» («Шмот» 2:11). Дерутся два Мужа с большой буквы – для Моше это столкновение двух цивилизаций, египетской и израильской. Моше делает свой выбор в пользу угнетаемых: раз египтянин бьет, значит, он плохой, а братья Моше – иврим.
Моше – принц. Конечно, он может вступиться за избиваемого, но тогда его собственная позиция становится странной: в Египте не принято заступаться за рабов, тем более признавать за ними какие-то национальные качества. «И посмотрел туда и туда, и увидел, что нет Мужа, и поразил Египтянина, и спрятал его в песке» («Шмот» 2:12). Моше увидел, что египтянин потерял важность, перестал быть Мужем. То есть египетская цивилизация неизбежно погибнет. Действительно, от Древнего Египта в конечном итоге не осталось ничего, кроме пирамид и песка.
На следующий день Моше уже целенаправленно идет к евреям: «И вышел в день второй, и вот, два Мужа Иврим ссорятся, и сказал злодею: почему ты бьешь ближнего своего?» («Шмот» 2:13). Теперь он видит, что и они не идеальны – ссорятся друг с другом. Моше снова на стороне угнетаемого, но его обидчик заявляет: «И сказал: кто поставил тебя Мужем-начальником и судьей над нами? А убить ли меня ты хочешь, как убил ты Египтянина? И затрепетал Моше, и сказал: действительно, стало известно дело» («Шмот» 2:14).Он испытывает колоссальное разочарование: рабы оказались и драчунами, и доносчиками. Моше «стало известно», почему евреи в рабстве: они плохие! Но он не хочет оказаться среди плохих людей, он мечтает об идеальном обществе. Причем, вероятно, этот идеал у Моше связан с этическим монотеизмом Авраама, о котором он мог слышать от своих родителей. С другой стороны, «и услышал Паро дело это»: принц ведет себя абсолютно неподобающе; «и захотел убить Моше, и убежал Моше от Паро». Но Моше не просто убегает от Паро – он оказывается в стране, весьма далекой от Египта: «и поселился в стране Мидьян, и сел у колодца» («Шмот» 2:15).
Моше считает, что евреи в Египте деградировали, потенциал, унаследованный ими от праотцев, утерян из-за тягот рабства. Поэтому он идет в Мидьян, где живут потомки Авраама от Ктуры (Агари). Он надеется в среде мидьянитов создать новый избранный народ из своих потомков, народ, сохраняющий завет Авраама. Поэтому в стране Мидьян он не начал, например, с приобретения поля, постройки дома, создания хозяйства, а сразу «сел у колодца». Мы помним, что это не просто место водопоя, но и место выбора жены. Главное для Моше – правильно выбрать себе жену и начать создавать новый избранный народ, наследующий традицию Авраама, но не испорченный рабством.
Поиск носителя традиции приводит Моше к местному священнослужителю. «А у коэна Мидьяна – семь дочерей, и пришли, и начерпали, и наполнили поилки, чтобы напоить мелкий скот отца своего» («Шмот» 2:16). Коэн Мидьяна не пользуется большим почетом в своей стране. Его мировоззрение – унаследованный от Авраама монотеизм – слишком прогрессивно для обычных идолопоклонников. Его дочери – простые пастушки. И снова Моше спасает притесняемого: «И пришли пастухи, и прогнали их, и встал Моше, и спас их, и напоил мелкий скот их» («Шмот» 2:16). В этом случае сделанное им доброе дело отзывается добром: Моше приглашен в дом Итро-священника к совместной трапезе. Подобно сватовству Ицхака и Яакова, сватовство Моше связано с водой – символом Божественного милосердия. В результате «согласился Моше поселиться с Мужем», то есть с Итро. Моше женится на его дочери Ципоре, становится его учеником и пасет его скот, а пастух в Торе – символ духовного лидера, вождя. Моше активно впитывает традицию от Итро и работает над созданием народа: «И родила сына, и назвал имя его Гершом, потому что сказал: гером был (раньше) я в стране чужой» («Шмот» 2:22), то есть в Египте. А вот сейчас он на своем месте, в своей стране, на пути создания идеального воплощения завета Авраама

Суббота, 17 января 2015 г. – 26 тевета 5775 г.
Книга «Шмот» («Имена»)
Недельный раздел «Ваэра» («Открывался...»)

Другой взгляд

Первые два раздела книги «Шмот» посвящены подготовке к Исходу еврейского народа из Египта. Первый повествует о внутренней подготовке, от происхождения Моше до принятия им на себя миссии руководителя Исхода. Нынешний раздел – «Ваэра» – дает иной взгляд на Исход, показывающий, как эта подготовка выглядела извне. Раздел начинается с того, что Всевышний напоминает Моше о предыдущих своих раскрытиях: «И говорил Эло’им Моше, и сказал ему: Я – Ашем. И Я открывался Аврааму, Ицхаку и Яакову именем Эль Шадай, а Имя Мое – Ашем, не был узнан Я ими» («Шмот» 6:2–3).
Всевышний напоминает о двух заключенных союзах: «И также установил Я союз Мой с ними: дать им страну Кнаан, страну проживания их, в которой проживали они» («Шмот» 6:4). Праотцы в этой стране только «проживали», а потомки – народ Израиля – ее получит навсегда. Но есть и еще один союз: «И также Я услышал стон сынов Исраэля, которых Египет порабощает, и вспомнил союз Мой» («Шмот» 6:5). Союз этот также имеет национальное значение. Именно о задачах, стоящих перед народом, Моше и должен говорить: «Поэтому скажи сынам Исраэля: Я – Ашем, и выведу вас из-под работ египтян, и спасу вас от порабощения ими, и освобожу вас мышцею простертою и судами большими. И возьму вас себе в народ, и буду вам Эло’им, и узнаете, что Я – Ашем, Эло’им ваш, выводящий вас из-под работ Египтян» («Шмот» 6:7).
Единственная цель выхода из Египта – овладение Эрец Исраэль, то есть реализация обещания, данного отцам: «И приведу вас в страну, о которой поднял Я руку Мою, клялся дать ее Аврааму, Ицхаку и Яакову, и дам ее вам в наследие. Я – Ашем!» («Шмот» 6:8). По сути дела здесь идет речь о предстоящем заключении нового союза (третьего по счету). Но если первые два заключались на индивидуальном уровне, то этот предстоит заключить на уровне национальном. Всевышний обещает: «Я буду для вас Эло’им, а вы будете Мне народом». Но народа без территории не бывает, а в Египте есть другие Эло’им. То есть это обещание исполнится только в Эрец Исраэль. Сказали наши мудрецы: «Тот еврей, который проживает вне Эрец Исраэль, как будто у него нет Эло’им».
В 6-м и 7-м пасуках используются четыре глагола: «выведу», «спасу», «освобожу», «возьму». Эти обещания безусловны, то есть ни от чего не зависят. А вот последнее обещание в этом пасуке – «приведу вас в страну» – зависит от предварительного условия: «и узнаете, что Я – Ашем, Эло’им ваш, выводящий вас из-под работ египтян». Только осознав, что Ашем вывел нас из галута, можно надеяться на выполнение последнего обещания: «приведу». Об иных особенностях этого национального – третьего по счету – союза мы будем говорить, обсуждая раздел «Итро».

Суббота, 24 января 2015 г. – 1 швата 5775 г.
Книга «Шмот» («Имена»)
Недельный раздел «Бо» («Войди...»)

История? Нет, жизнь!

Впервые не на индивидуальном уровне (как Аврааму, Ицхаку, Яакову, Моше), а на уровне национальном Всевышний раскрывается народу Египта. Над Египтом властвует фараон, причем не только в политическом, но и в культурном, в духовном смысле. Он лидер Египта, представляющего собой центр мировой цивилизации, венец развития человечества в ту эпоху. Направление, которым пойдет Египет, определит путь мировой истории на тысячелетия. Казни, посланные Всевышним, действуют на весь Египет, на всех египтян, но реагировать должен фараон. Поэтому ни одного человека в истории Ашем не убеждал столь настойчиво и долго, как фараона. Давление на него нарастает медленно и постепенно, чтобы он последовательно сдавал одну позицию за другой. Всевышний стремится не к тому, чтобы заставить фараона подчиниться. В конце концов, можно было, например, обездвижить фараона, лишить его голоса, чтобы он, скрежеща зубами в бессильной злости, провожал взглядом уходящих евреев. Но Творец стремится перевоспитать фараона, изменить его мировосприятие, чтобы это повлияло на весь окружающий мир и, в первую очередь, на еврейский народ. Речь идет не только о согласии отпустить евреев, но о том, чья история и культура станут основой для дальнейшего развития человечества. Фараон утверждает, что основа – Египет, а Израиль вторичен, Моше считает наоборот. Важно, чтобы рождающийся еврейский народ принял точку зрения Моше как основную парадигму национального развития.
«И сказал Ашем Моше: приди к Паро, потому что Я утяжелил сердце его и сердце рабов его ради того, чтобы наложить знаки Мои эти в среде его» («Шмот» 10:1).
«Приди к Паро», – говорит Творец. Ваш спуск в Египет не случаен. Во-первых, вы должны вынести из Египта все те достижения египетской цивилизации, которые заслуживают того, чтобы остаться в грядущих поколениях. Это и отлаженная администрация, и развитые технологии, и высокая культура земледелия, и развитие наук: астрономии, медицины и др.
Во-вторых, получив серьезный опыт жизни в Египте (на первых порах – жизни вполне комфортабельной), вы никогда не станете испытывать сомнения: а может, там было бы лучше?
В-третьих, вы должны убедиться, что даже самая развитая цивилизация бессильна и беспомощна перед волей Всевышнего.
Надо отметить, что на индивидуальном уровне второй и третий моменты и сегодня не выглядят однозначно, несмотря на весь наш исторический опыт.
Всевышний «утяжелил сердце его (Паро. – У. Л.) и сердце рабов его», чтобы фараон не испугался раньше времени, чтобы он сохранил свободу выбора, чтобы последовательность десяти казней была пройдена до конца, показав абсолютную выделенность еврейского народа на всех уровнях и тупиковость египетской цивилизации.

Суббота, 31 января 2015 г. – 11 швата 5775 г.
Книга «Шмот» («Имена»)
Недельный раздел «Бэшалах» («Когда послал...»)

Почему мы отправились в Синай?

Как мы уже обсуждали в предыдущих разделах, цель исхода – стать народом Всевышнего в Эрец Исраэль. Дорога в нашу страну из Египта прекрасно известна и описана в Торе: через северную оконечность Синая, вдоль Средиземного моря через земли, заселенные племенами плиштим – современные Газа и Ашкелон, потом к востоку на Хевронское нагорье и к северу по пути праотцев в район Иерусалима. Торговый караван преодолевал этот маршрут примерно за 17 дней. Но: «И было, когда послал Паро народ, и не повел их Эло’им путем страны Плиштим, потому что близок он, потому что сказал Эло’им: „Может, передумает народ, когда увидит войну, и вернутся в Египет“» («Шмот» 13:17). Два слова в этом пасуке звучат почти одинаково: «повел» – «нахам» и «передумал» – «нахем». Но может ли Он «передумать», изменить Свое первоначальное решение? Оказывается, такое случалось. Перед Потопом Всевышний «передумал», что сделал Адама на земле, и решил стереть результаты своей работы («Берешит» 6:6). И после ошибки с золотым тельцом, вняв аргументам Моше, «отменил Ашем зло, о котором сказал, что наведет его на народ свой» («Шмот» 32:14). Всевышний не догматик. Случается, он меняет свои первоначальные планы в зависимости от создавшейся ситуации, определяемой субъектами, подобными Всевышнему, то есть имеющими свободу выбора.
Чем же вызвано нынешнее изменение плана? Согласно обещанию, данному Аврааму, евреи должны были провести в Египте 430 лет, а провели только 210, поэтому «йециат мицраим» – «выход из Египта» – состоялся не в таких масштабах, как должен был быть. Только относительно небольшая часть египтян примкнула к нам, остальные остались порабощенными в Египте. Именно к этой «неполноте» Исхода можно отнести изменение планов Всевышнего.
Вероятно, первоначальный план состоял в том, чтобы сразу по выходе из Египта привести нас в Землю Израиля, а не к горе Синай. Но евреи не выдержали запланированного срока, исход был «преждевременным», и они не были готовы к войне. План пришлось менять. А это означает, что стояние у горы Синай и дарование Торы – вынужденное действие, не запланированное заранее. Но причем тут готовность к войне? Ведь в этом разделе описана история, как напал на нас Амалек и как над ним была одержана убедительная (военная!) победа.
Готовность к войне подразумевает сложную структуру национального организма. Это системы мобилизации, обеспечения, разведки, управления боевыми действиями, а на самом верху – принятия стратегических решений. Системы эти должны быть устойчивыми к помехам, гибко настраиваться по обстановке, сочетать дисциплину сверху донизу с инициативой исполнителей. Одним словом, война – строгий экзамен на национальную организованность. Вероятно, этим вышедшие из Египта пока не отличались, а победа над Амалеком была одержана не без помощи Всевышнего.
Именно задачи национальной организации и преследует дарование Торы – формализация Божественного Учения в виде закона. Но эта ситуация вовсе не является идеалом. В идеале Тора для всего народа должна быть естественной, «самопонимаемой», какой она была для праотцев. Идеал не отменен – он перенесен на мессианские времена, когда мы в состоянии окажемся воспринимать интуитивное Божественное учение, основанное не на детально регламентированном законе, а на идеалах.
Такое решение Всевышний принял, скорее всего, не в момент Исхода, а лет на 80 раньше, когда отправил Моше воспитываться в дом фараона, где он усвоил важность законодательной регламентации жизни народа.
Отметим, что, говоря об изменении характера законов иудаизма в мессианские времена, мы говорим не об отмене заповедей. Вместо того чтобы быть по отношению к личности внешним упорядоченным сводом регламентирующих правил, они станут внутренним побудительным мотивом к действию. Как говорят наши мудрецы: «И не будет человек учить человека, а все будут самостоятельно понимать Тору благодаря Божественной искре в самом себе».

Подготовил д-р Ури Линец www.lilmod.org

Написать письмо в редакцию