Беседа с юристом, политическим деятелем и оппозиционером Марком Фейгиным  

Марк Фейгин – бывший адвокат, лишенный этого статуса по политическим мотивам в апреле 2018 г. Он известен своим участием в качестве защитника в громких уголовных процессах. Фейгин защищал политических активистов Дмитрия Литвинова и Леонида Развозжаева, лидера «Русского образа» Илью Горячева, казахского политика и предпринимателя Мухтара Аблязова, бывшего главу Меджлиса крымских татар Мустафу Джемилева, публициста и общественного деятеля Андрея Пионтковского, бывшего главу Бахчисарайской районной администрации Крыма Ильми Умерова, украинского журналиста Романа Сущенко и многих других.
Марк Фейгин родился 3 июня 1971 г. в Куйбышеве. Ещё студентом стал активно участвовать в политической жизни. В 1989-м вступил в «Демократический союз», где оставался до 1991 г., в 1990-м редактировал независимую самиздатовскую газету «Третья сила». С 1992 г. Фейгин – сопредседатель Самарской областной организации «Демократическая Россия». В 1993 г. был избран депутатом Госдумы и состоял во фракции «Выбор России» во главе с Егором Гайдаром. В 1995 г. окончил юридический факультет Самарского государственного университета. В 1996–1997 гг. занимал пост главного редактора ежедневной самарской газеты «Числа». В 1997–2007 гг. был вице-мэром Самары. В 1999-м защитил кандидатскую диссертацию на тему «Конституционные основы местного самоуправления в Российской Федерации». В 2000 г. окончил Институт бизнеса и делового администрирования, в 2002 г. – Дипломатическую академию МИД России. Автор более 20 научных работ в области муниципального права. Автор книги «В западне», монографий «Конституционные основы местного самоуправления в РФ», «Кодификация законов о местном самоуправлении в РФ», учебника «Государственная власть и местное самоуправление» и др. В 2011–2012 гг. вел на радиостанции RLN.FM передачу «Точка зрения с Марком Фейгиным».
Сегодня Марк Фейгин – гость «Еврейской панорамы».

– Скажите, Марк, вы правда являетесь родственником одного из организаторов ВЛКСМ Герасима Фейгина или это красивая легенда?
– Нет, это правда, но он – очень дальний мой родственник, это родство не прямое. Я был тесно связан с его покойным племянником Герасимом Владимировичем. Он передал мне семейный архив, который теперь хранится у меня – с метриками, детскими фотографиями и прочими вещами. У Герасима Владимировича детей не было, а у его расстрелянного в 1937 г. отца Владимира он был единственным сыном. В Интернете писали, что я внук или правнук Герасима Фейгина, но он погиб в Кронштадте, когда ему был всего 21 год, а детей у него не было.
– Теперь расскажите, пожалуйста, о своих непосредственных родственниках и еврейских корнях.
– Я – еврей по отцу. Мой отец родом из Белоруссии, из Гомеля. Но еще до своего рождения он потерял отца, поэтому его воспитывала мама. Там было огромное семейство, но после войны от него осталось немного, потому что часть его не успела эвакуироваться и погибла там же, в Гомеле. Все родственники по отцу были военнослужащими, а мой дед по отцу умер еще в 1934 г. Основная часть оставшихся родственников – по линии матери моего отца. Мой отец учился в институте, потом оказался в ряде городов средней полосы России. Он был железнодорожным инженером-строителем, так что с этой точки зрения это было вполне обычное еврейское семейство. Мой прадед – отец матери моего отца – в период еврейских погромов в 1905-м эмигрировал в Америку. Но прожил там недолго и вернулся в Россию, потому что дела в США у него не пошли. Он скончался в Челябинске, в эвакуации. Мать отца работала в театре в Гомеле в костюмерном цехе, шила костюмы для театральных постановок.
– Приходилось ли вам сталкиваться с проявлениями антисемитизма на бытовом или государственном уровне?
– Поскольку мне сейчас 47 лет и я все-таки родился в Советском Союзе, то могу сказать, что в СССР проявления бытового антисемитизма, возможно, были. Хотя эти проявления, по большому счету, никуда и не уходили. Другое дело, что тогда он имел явный политический окрас, поддержанный государством. Это было такое лояльное по отношению к власти поведение обывателей – ненавидеть евреев, но поддержка этого явления со стороны государства, естественно, была негласной, такой понятийной, что ли. Говорить, что я как-то от этого страдал, я бы не стал. Коммунистическая система рухнула, и, собственно говоря, с ней ушел и государственный антисемитизм. Сегодня есть политический антисемитизм, особенности которого вытекают из утилитарных интересов. Это остается и никуда не ушло, хотя и не педалируется властью сверху, поэтому я не считаю, что государство является источником антисемитизма. Но ситуационно они используют эмоциональные реакции населения, как, например, в случае со сбитым российской ракетой самолетом над Сирией. Военно-транспортный самолет сбили сирийцы, а обвинили в этом Израиль. С антисемитизмом решили легко поиграть, причем для этого были задействованы профессиональные пропагандисты, которые выступали на государственных каналах, хотя среди них есть и евреи, что не секрет. Но это как-то сразу ушло, потому что все-таки власть опасается настроений подобного рода, чтобы они не принимали угрожающий масштаб. Поэтому я бы сказал, что это не систематическое проявление. В настоящий момент евреи не испытывают на себе в такой степени, как это было раньше, преследований и ограничений, связанных с национальностью.
– В 1994 г. вы были самым молодым депутатом Госдумы, состояли во фракции «Выбор России», входили в комитет по вопросам местного самоуправления. Расскажите, пожалуйста, немного об этом периоде. Как вас вообще «занесло» во власть?..

Беседовал Евгений КУДРЯЦ

Полностью эту статью вы можете прочесть в печатном или электронном выпуске газеты «Еврейская панорама».

Подписаться на газету в печатном виде вы можете здесь, в электронном виде здесь, купить актуальный номер газеты с доставкой по почте здесь, заказать ознакомительный экземпляр здесь