Март 23, 2017 – 25 Adar 5777
«Наши дети» больше не дети?

image

Суд приговорил Эльора Азарию к полутора годам лишения свободы  

21 февраля трибунал огласил приговор по делу сержанта Эльора Азарии, застрелившего 24 марта 2016 г. террориста в Хевроне. Он приговорен к лишению свободы на 18 месяцев и еще к полутора годам тюрьмы условно. Защита уже опротестовала вердикт, а офис комиссара ООН по правам человека выразил обеспокоенность «слишком мягким приговором, вынесенным по делу о внесудебной расправе над раненным палестинцем».
Вынося приговор, суд заявил, что Азария взял на себя роль судьи и палача и застрелил террориста, не представлявшего в тот момент опасности. При этом судьи отметили, что во время теракта военные вели себя непрофессионально: для Азарии это была первая операция, и он не получил достаточного инструктажа. Вместе с тем судьи указали, что Азария не проявил раскаяния и не взял на себя ответственность за поступок, поэтому не заслуживает снисхождения в полном объеме.
Опросы показывают, что 70% израильтян выступают за помилование сержанта. По стране прокатились массовые демонстрации в его поддержку. Чем обернулось дело Азарии для израильского общества и о каких процессах оно свидетельствует, – в интервью с политологом Элиэзером Шаргородским.

– Элиэзер, как часто израильское общество демонстрирует массовое несогласие с приговором суда по резонансному делу?
– Честно говоря, на моей памяти такого не было, даже когда из тюрем выпускали сотни террористов. Видимо, дело Азарии не частный случай, а отражение важных общественных тенденций. Напомню, что за несколько дней до инцидента в Хевроне замначальника Генштаба генерал-майор Яир Голан в День Катастрофы и героизма не нашел ничего лучшего, кроме как сравнить процессы в Германии 1930-х гг. с происходящим сегодня в Израиле, призвав при помощи памяти о Холокосте «давить ростки нетерпимости, насилия и саморазрушения на пути к моральной деградации». Тогда же начальник Генштаба Гади Айзенкот заявил, что армия не может действовать согласно талмудическому принципу «Кто пришел тебя убить – убей его первым».
При всем уважении к этим людям, понятие «победа» исчезает из этического кода армии. Когда целью становится борьба с «нетерпимостью и насилием», а не победа над врагом, это не добавляет солдатам мотивации. На фоне этого противостояния между светским постмодернизмом и здравым смыслом и прозвучал выстрел Азарии.
– Приговор поставил страну перед принципиальным выбором: сохранение имиджа «самой гуманной армии» или использование в борьбе с террором методов, которые в западном мире считаются неприемлемыми. Понятно, что с волками жить – по-волчьи выть, но до сих пор Израиль по праву гордился тем, что отличается от волков...
– Когда в 1988-м Буги Яалон, будучи офицером спецназа (позже он стал министром обороны), ликвидировал Абу Джихада в Тунисе, то не задавался вопросом, морально ли разряжать магазин в террориста, не представлявшего в тот момент опасности. Можно вспомнить и о деле «автобуса 300», когда сотрудники ШАБАКа, освободив заложников, убили двух палестинских террористов уже после их задержания, не предавая суду. В ходе противостояния с террористом я ему не уподобляюсь, а наоборот: ликвидируя боевика, я спасаю жизни людей, которых он хотел убить. Приняв решение стать убийцей, он лишил себя права на жизнь – по крайней мере так полагает еврейская традиция в отличие от членов военного суда.

Беседовал Михаил ГОЛЬД

Полностью эту статью вы можете прочесть в печатном или электронном выпуске газеты «Еврейская панорама».

Подписаться на газету в печатном виде вы можете здесь, в электронном виде здесь, купить актуальный номер газеты с доставкой по почте здесь, заказать ознакомительный экземпляр здесь