Это страшное слово «пигуа»  

У нас дома зазвонил телефон. Мы с женой взяли параллельные трубки и услышали голос нашей дочери Майи. Это был ее обычный, можно сказать, рутинный звонок родителям. Она поинтересовалась нашим самочувствием, последними домашними новостями, начала что-то рассказывать о своих делах, как вдруг мы услышали ее испуганный возглас: «Ой! Пигуа!» И тут же – протяжный высокий крик внучки Даши и звук то ли треснувшего, то ли уже рассыпавшего на осколки стекла. И все стихло. Телефон умолк…
Крик «Пигуа!» – «Теракт!» – будто раскаленный металлический прут вошел в мое нутро: «Господи! Террорист напал на наших девочек! Ужас! Что делать?! Куда бежать, как их спасать!?»
Дом их метрах в двухстах от нашего. Значит, надо мчаться на выручку! Я заметался по кухне, схватил большой мясной нож, сунул ноги в кроксы и, задыхаясь, побежал к дому зятя и дочери.
Что чувствовал я в эти пять минут трусцового задышливого бега, о чем успел подумать – не передашь словами. Сердце клокотало и захлебывалось, в ушах шумело, воздуха катастрофически не хватало, а в голове бились жалкие подобия мыслей: «Дом их крайний, наверное, поэтому бандит ворвался к ним. Чем он вооружен? Какую картину увижу я сейчас у порога? Успею ли ударить убийцу ножом или он опередит меня? Кто может помочь нам сейчас, когда на улицах Элазара ни души?»
Подбегая к дому, я вдруг заорал звериным ревом (прямо как в кино): может, я криком вспугну его, гада. На последних метрах подобрал с земли булыжник и так – с ножом и камнем в руках – вбежал во двор…
– Дедушка! Дедушка! Успокойся! Все хорошо, все нормально, что с тобой?! – мне навстречу бросился внук Биньямин, явно обеспокоенный видом и состоянием деда. Впрочем, и сам он был бледен и взволнован. Но, увидев нож и камень у меня в руках, не смог удержать улыбки:
– Зачем ты взял нож? Это опасно, дедушка. Мама только что говорила с папой. У них все в порядке, барух а-Шем, все хорошо, не волнуйся. Пойдем в дом, там папа и Элазар…
– Что случилось? Вы здесь, а они не с вами?
– Все нормально, не волнуйся, Саша, они в порядке, все обошлось, слава Богу! – мой зять Аарон и старший внук Элазар спешили успокоить меня, хотя сами еле сдерживали нервную дрожь.
– Но Майя крикнула: «Пигуа!» Значит, был теракт! Где они с Дашей? Что с ними?
– По их машине стрелял террорист. Но они в порядке. Слава Богу, слава Всевышнему, Майя с Дашей не пострадали. Это настоящее чудо! Как это случилось, я не знаю. Майя сразу же позвонила, и я сказал ей, чтобы они немедленно въехали в Алон-Швут.
Тут я кое-что понял: значит, когда мы говорили с Майей по телефону, они с Дашей были в машине и попали под обстрел террориста. Но как же это все-таки произошло?..
***
А произошло вот что. В тот злополучный день – 19 ноября 2015 г. – моя дочь Майя и ее 19-летняя дочка, а моя внучка Дарья-Адаса попали в эпицентр теракта, который произошел на шоссе недалеко от ворот поселения Алон-Швут – административного центра региона Гуш-Эцион, занимающего большую часть Иудеи. По их машине, стоявшей в длинной пробке, почти в упор стрелял из автомата араб-террорист, медленно объезжавший колонну по обочине дороги справа. Он дал очередь по окну, у которого сидела Даша, и поехал дальше. Даша и Майя, увидев террориста и направленный на них автомат, успели пригнуть головы, и только какое-то невероятное, Божественное чудо спасло их. Они не пострадали, хотя машину прошили не менее 15 – так подсчитали полицейские – пуль, стекла обеих дверей были разбиты вдребезги, а в корпусе автомобиля зияли рваные пробоины.
В тот самый момент, когда Майя говорила с нами по телефону, в зеркале заднего вида она увидела, что из машины позади них вдруг повалил дым и оттуда донесся треск выстрелов. Ей показалось, что это учения, она не могла представить себе, что на ее глазах разворачивается убийство евреев – так называемый террористический акт.
Да, это был очередной теракт – «пигуа», о котором вскоре вскользь сообщили средства массовой информации. Тогда – в той самой машине, что была позади них, – погиб 49-летний Яаков Дон, большой добрый и веселый человек, раввин и учитель средней школы «Дерех авот» в Эфрате, а также сотрудник Министерства образования. По мрачному стечению трагических обстоятельств, Яаков оказался еще и нашим дальним родственником. А в мини-автобусе, что стоял в пробке впереди Майиной машины, араб застрелил 18-летнего Эзру Шварца – еврейского юношу-добровольца из американского Бостона, приехавшего в Израиль учиться в иешиве. В тот день он развозил еду солдатам ЦАХАЛа. Пуля убийцы настигла и 40-летнего араба Шади Арафа – жителя Хеврона, на свое несчастье оказавшегося в «еврейской» пробке. Кроме трех убитых в результате подлой атаки террориста были ранены, в том числе и тяжело, еще около десяти человек.

Александр БАРШАЙ

Подписаться на газету в печатном виде вы можете здесь, в электронном виде здесь, купить актуальный номер газеты с доставкой по почте здесь, заказать ознакомительный экземпляр здесь