Май 26, 2017 – 1 Sivan 5777
Нагой зад русской свободы

image

Памяти Бориса Ельцина, скончавшегося 10 лет назад  

«Свобода приходит нагая». Эту строчку знают все. Но нагота бывает разная. Дряблая, морщинистая, старческая кожа хронического алкоголика с синеющим плетением вен, складками висящая на бедрах и животе – такую наготу как-то не стремятся увидеть. А ведь именно это – удел почти всех живущих. Почему же тогда при упоминании «нагой свободы» непременно представляют себе молодую прекрасную девушку, а не, например, 76-летнего старика, напичканного алкоголем и транквилизаторами? Напрасно. Как оказалось, именно так выглядит нагота российской свободы.
Семьдесят лет Советская власть выращивала в реторте «нового человека». Ельцин дал этому человеку свободу – окончательно загасил адский (или райский, кому как казалось) огонь, поднял крышку, выпустил пар и сказал: «Гуляй, Вася! Свободен! Реторту и реактивы можешь продать, а на вырученные деньги можешь построить город-сад, а хочешь – можешь пропить».
При Ельцине все руководящие и направляющие путы, определявшие и структурировавшие жизнь советского человека, враз оказались сброшенными, и Железный Дровосек внезапно обнаружил, что стоит посреди остановленного и отмененного как явление Лесоповала, предоставленный сам себе и вынужденный решать, куда идти и что делать со своим большим топором.
Неправильно считать, что Ельцин возглавлял страну. Он величественно плыл во главе течения Реки времени туда, куда страна устремилась сама по себе, в силу своих глубинных желаний и комплексов.
Из всего страшного КГБ Ельцин оставил себе Барсукова и Коржакова, скорее проходивших уже по ведомству персонажей анекдота, а не Большого Брата. При этом Большой Брат не был повержен, чекистов не репрессировали, как это испокон веков было принято на Руси при смене режима, не подвергли люстрации и не взяли под контроль, а просто предоставили самим себе. Хранители железного меча революции могли бы сбиться в отряды реставрации Красной Зари, начать борьбу за восстановление Советской власти, но они в соответствии со свободным личным выбором каждого стройными колоннами пошли в банды и мало чем отличавшийся от них большой бизнес.
Смешно было бы утверждать, что Ельцин запретил Компартию. Он лишь потребовал от нее сменить имя. КПСС стала КПРФ, а газета «Правда» так и осталась газетой «Правда» со всеми орденами на титуле. Суд над КПСС и процесс декоммунизации, которых от него требовали некоторые бывшие антисоветчики, Дед проводить не стал, так что тот облик, который принял российский коммунизм в частности и российская политическая система в целом, – результат исключительно свободного выбора российских коммунистов и прочих действующих лиц политического процесса.

Авраам ШМУЛЕВИЧ

Полностью эту статью вы можете прочесть в печатном или электронном выпуске газеты «Еврейская панорама».

Подписаться на газету в печатном виде вы можете здесь, в электронном виде здесь, купить актуальный номер газеты с доставкой по почте здесь, заказать ознакомительный экземпляр здесь