Март 2, 2018 – 15 Adar 5778
За наш и ваш Пурим!

image

Послесловие к празднику  

Признаюсь, в первые годы жизни в Израиле из всех еврейских праздников мне меньше всего был симпатичен Пурим. Сама история, связанная с ним, вызывала у меня отторжение. Ведь о чем, по большому счету, идет речь? О том, что евреи подложили царю в постель нашу девушку, а затем она уговорила пьяницу-мужа избавить мир от маниакального антисемита. Нехорошо получается. Унизительно. И как-то не очень совпадает с нашими представлениями о том, как должна себя вести порядочная еврейская женщина…
Через некоторое время я познакомился с несколькими комментариями к «Свитку Эстер» и с устными преданиями, призванными всячески затушевать его прямой смысл, но мое отношение к Пуриму не менялось. И уж, само собой, я не мог понять, почему этому празднику отводится такая роль в еврейской традиции.
Как ни странно, понимание того, что такое Пурим для евреев, пришло ко мне во время беседы с одним из бывших узников концлагеря. Разумеется, я и прежде знал, что в гетто и концлагерях праздновался Пурим и даже разыгрывались пуримшпили, и это тоже было для меня «умонепостижимо»: как можно было праздновать Пурим, осознавая, что план Амана, по сути, удался?! Но услышанная мною история о том, что произошло в Пурим 1944 г. в одном из лагерей смерти, была все же особенная.
…Когда уже дали отбой, и все обитатели барака улеглись спать, вдруг раздался чей-то голос: «Евреи! Поздравляю – сегодня Пурим! Да поднимайтесь же вы!» При свете коптилки евреи окружили стоявшего в центре барака молодого раввина, который продолжал вдохновенно вещать: «В каждом поколении на нас поднимается новый Аман. В нашем поколении Амана зовут Адольф Гитлер. Но те, кому Бог даст счастье выжить, еще увидят позорный конец его и всей его своры! Так давайте же петь и веселиться, ибо сегодня – Пурим!»
Наутро всех обитателей барака выстроили на морозном плацу. «Нам стало известно, – сказал офицер СС, – что этой ночью вы распевали какие-то свои песни и один из вас позволил себе оскорбительно отозваться о фюрере. Я предлагаю вам назвать его имя, прежде чем вы все будете наказаны». Никто не пошевелился. «Ладно, – сказал офицер, – не хотите добром, значит, назовете по-другому. Вокруг плаца бегом марш!»
– Нам не оставалось ничего иного, как бежать, – рассказывал мой собеседник. – Если учесть, что мы едва стояли на ногах от голода, а эсэсовцы подгоняли нас плетками и дубинками, это было адской пыткой. А вертухаи все наращивали темп. В какой-то момент раввин захотел признаться, но его остановили: «Не смей! Мы все друг за друга!» Вот такое с нами произошло пуримское чудо».
– В чем чудо-то? – спросил я.
– Во-первых, никто не выдал раввина. Во-вторых, во время этого адского забега ни один из нас не умер. В-третьих, на этом все кончилось. А в-четвертых, раввин оказался прав: мы еще увидели, как подельников Гитлера повесили, как и сыновей Амана.

Петр ЛЮКИМСОН

Полностью эту статью вы можете прочесть в печатном или электронном выпуске газеты «Еврейская панорама».

Подписаться на газету в печатном виде вы можете здесь, в электронном виде здесь, купить актуальный номер газеты с доставкой по почте здесь, заказать ознакомительный экземпляр здесь