Февраль 26, 2016 – 17 Adar I 5776
«Мы не спрашивали разрешения»

image

Супруги Мушкет 20 лет приглашают на отдых еврейских детей  

В своем гостеприимном доме в пригороде Варшавы Густав и Мария окружают заботой еврейских детей из стран бывшего СССР. Мы говорим с этими искренне верующими людьми о Польше – стране с непростой еврейской историей и о том, как семья Мушкет пришла к пониманию своей миссии в этом мире.
– Густав, ваше детство пришлось на 1960-е, когда от довоенной 3,5-миллионной еврейской общины Польши оставались крохи. Приходилось сталкиваться с еврейским вопросом, да и просто с евреями в повседневной жизни?
– В нашем городке – я жил тогда в Скочуве, на юге страны, – было несколько семей, чьи фамилии звучали по-еврейски. В 1968-м они исчезли буквально в течение нескольких недель. На вопрос, что произошло, я слышал один ответ: уехали. Родители не распространялись по этому поводу, чтобы я не сболтнул лишнего в школе, поскольку честный ответ был: их вынудили уехать. Почти 30 тыс. евреев было выброшено из Польши в ходе антисемитской кампании Гомулки.
– И как соседи-поляки воспринимали все это? Они еще помнили довоенную Польшу с ее самым большим в Европе еврейским населением и Польшу послевоенную, где коммунисты еврейского происхождения играли огромную роль.
– Польша очень неоднородна. В наших краях, недалеко от чешской границы, треть населения составляли евреи, треть – католики и треть – лютеране. Я из лютеранской семьи, у которой были добрососедские отношения с евреями, да и в регионе в целом антисемитизм ощущался не столь остро. Что касается кампании 1968 г. по разоблачению «империалистическо-сионистской пятой колонны» – это был политический шаг. Первый секретарь ЦК ПОРП решил избавиться от евреев, и все приняли это как данность. Жаль, что позволили этому произойти, но таковы факты. Вместе с тем в Скочуве до сих пор заботятся о еврейских кладбищах, на месте синагоги, разобранной во время войны, есть памятный знак…
– Воспринимались ли евреи после войны как носители чуждой власти? Ведь из триумвирата Берут – Берман – Минц, управлявшего страной до середины 1950-х, поляком был только Берут.
– Это правда, как и разговоры о том, что многие офицеры СБ имели еврейское происхождение. Но кампания 1968-го была продиктована не реакцией общества на действия власти, а желанием самой власти избавиться от евреев. В любом случае сегодня не это определяет отношение к евреям, большинство поляков их в глаза не видели: 10 тыс. евреев на 38 млн поляков – не о чем говорить. Но некий страх остался – перед тем, что евреи окажутся лучше, умнее, способнее…
– Какова роль Церкви в польско-еврейских отношениях? Ведь Церковь в Польше всегда, даже в коммунистическую эпоху, была очень влиятельна.
– Трудный вопрос. И до войны, и в годы Холокоста Католическая церковь запятнала себя антиеврейскими настроениями. Хотя множество монахов спасали евреев – об этом тоже нельзя забывать. Я не католик, поэтому мне трудно судить. Что касается лютеранства, то первоначальное отношение Лютера к евреям мне импонирует, но нельзя забывать и о его антисемитских взглядах в конце жизни. Конечно, и среди наших прихожан были люди, отдавшие жизнь за спасение евреев, но Церковь как институт сделала недостаточно. Отрадно, что сегодня многое меняется к лучшему.
– Приходилось ли вам как лютеранину чувствовать себя не стопроцентным поляком, как это нередко случалось с польскими евреями?

Беседовал Михаил ГОЛЬД

Полностью эту статью вы можете прочесть в печатном или электронном выпуске газеты «Еврейская панорама».

Подписаться на газету в печатном виде вы можете здесь, в электронном виде здесь, купить актуальный номер газеты с доставкой по почте здесь, заказать ознакомительный экземпляр здесь