По светскому календарю 70-летие провозглашения Государства Израиль будет отмечаться 14 мая 2018 г. Однако дата, указанная в Декларации независимости, – 5 ияра – нынче выпадает на 19 апреля. Поэтому, хотя основная часть материалов, посвященных юбилею, и выйдет в следующем номере, мы с помощью израильского журналиста Ари Шавита решили уже сейчас напомнить читателям «ЕП» о торжественном моменте подписания Декларации независимости.
Государство Израиль создавалось в спешке. В тех же условиях составлялся его основополагающий документ. Элементарно не было времени: заканчивался британский мандат, армии арабских государств могли в любой день вторгнуться в Палестину…
10 мая группа юристов, возглавляемая Цви Берензоном, подготовила первый черновик декларации. 11–12 мая Моше Шарет, Аарон Цизлинг, Феликс Розенблит, Давид Ремез и Моше Шапира сформулировали вторую версию. Однако на заседании Народного совета 13 мая и он подвергся многочисленным правкам. Точку в спорах поставил Давид Бен-Гурион. Он забрал черновик домой, работал с ними всю ночь, а утром представил свою версию. Декларация была утверждена за полтора часа до провозглашения государства.
Когда 14 мая Бен-Гурион закончил чтение текста, раввин Фишман дрожащим голосом произнес благословение. Присутствовавшие в зале произнесли: «Амен». Многие плакали. Филармонический оркестр заиграл «Ха-Тикву»…
Между черновыми вариантами и окончательным текстом пролегает пропасть. Берензон был лаконичен, в его варианте превалировала тема Земли Израиля. Он не упоминал ни Катастрофу, ни беженцев из Европы. С его точки зрения, единственным оправданием притязаний евреев на свое государство являются историческая связь народа с древней землей и труд еврейских первопоселенцев. По этой версии, целью создания еврейского государства является избавление народа от клейма галута, обеспечение достойной жизни на своей земле. Еврейское государство должно быть свободным, суверенным и демократическим.
Текст Шарета был архаичным и высокопарным. Он начинался заявлением о том, что рассеянный по свету народ всей душой стремится в Эрец-Исраэль. Национальные чаяния, Герцль, Бальфур, мандат, Катастрофа, решение ООН о разделе Палестины…
Бен-Гурион навел порядок. Его версия начинается классической фразой: «В Эрец-Исраэль возник еврейский народ. Здесь сложился его духовный, религиозный и политический облик. Здесь он жил в своем суверенном государстве, здесь создавал ценности национальной и общечеловеческой культуры и дал миру в наследие нетленную Книгу Книг». Бен-Гурион принимает аргументы Шарета о праве еврейского народа на землю, но формулирует их более четко. Он очищает текст Шарета от выспренних фраз и ненужных оправданий, однако сохраняет либеральную направленность и стилистическую сдержанность документа. Неуклюжие формулировки он превращает в чеканные фразы. Юридический текст превращается в важнейший национальный документ, лежащий в основе новой еврейской государственности.
Сила Декларации независимости – в ее сдержанности. Да, она с уважением относится к еврейской религии, но включает религиозный аспект в национальный, исторический контекст. Пафос декларации – секулярный и фактологический. Никакого мессианства. Никакого дешевого китча. Нет ни божественного откровения, ни националистической сентиментальности. Вместе с тем, нет в Декларации независимости самоненависти или чувства вины. Еврейский-сионистский-израильский нарратив представлен в простой и внятной форме, не подлежащей пересмотру. На фундаменте неоспоримых исторических фактов Декларация независимости выстраивает целую Вселенную. Она обосновывает право на существование и цели еврейского государства рациональными и универсальными средствами.
Декларация независимости представляет собой документ, в котором особое значение придается соблюдению баланса интересов. В первую очередь – международных и национальных. Она рассказывает историю преследуемого народа так, что миру сложно отвергнуть с порога предлагаемый нарратив. Декларация также находит правильные пропорции между национальной идеей и либерализмом, между твердостью намерений отстаивать свои интересы и стремлением к миру, между религиозностью и секулярностью, между молодой ивритской культурой и общееврейской, между сионистской концепцией, сформировавшейся до Холокоста, и сионистской идеологией, берущей в расчет трагедию Шоа.
В своей основе Декларация независимости является военным документом. Целью ее принятия было содействие победе ишува в изощренной политической войне, которая сопровождалась реальной войной за независимость и выживание. Но именно потому, что эта декларация была военным документом, ее текст сформулирован, как проект мирного соглашения. Ее составители протягивают врагу руку, призывая его к миру. Они не изображают из себя жертву, а с гордостью отстаивают свое право находиться в семье народов.

Полностью эту статью вы можете прочесть в печатном или электронном выпуске газеты «Еврейская панорама».

Подписаться на газету в печатном виде вы можете здесь, в электронном виде здесь, купить актуальный номер газеты с доставкой по почте здесь, заказать ознакомительный экземпляр здесь