Февраль 26, 2016 – 17 Adar I 5776
Мы едем, едем, едем…

image

Глава «Сохнута» о нынешней репатриации  

Из какой страны евреи наиболее активно эмигрируют в Израиль, какова доля беженцев из зоны АТО среди прибывающих из Украины и почему репатриация из Москвы выросла в 2,5 раза. Об этом наша беседа с главой Еврейского агентства, одним из самых знаменитых советских диссидентов, уроженцем Донецка Натаном Щаранским.
– Натан, около 30 тыс. репатриантов принял Израиль в 2015 г., причем две трети этого потока составили евреи из Франции, Украины и России. Каков социальный портрет выходцев из разных общин, где они предпочитают селиться, насколько быстро находят работу?
– Рост репатриации наблюдается четвертый год подряд, и в минувшем году, как и в 2014-м, лидировала Франция, откуда приехали 8000 человек. Это довольно традиционная община – 60% еврейской молодежи Франции посещают или уже окончили еврейские школы, а среди семей, переехавших в Израиль, этот процент еще выше. Практически все бывали раньше в Израиле в рамках молодежных программ, многие хотят продолжить здесь еврейское образование. На сегодняшний день молодежь составляет примерно четверть репатриантов из Франции, около 50% приходится на молодые семьи с одним-двумя детьми и 25% – это пенсионеры. Селиться «французы» в основном предпочитают у моря, их «столицей» в Израиле считается Нетания, но в последнее время многие выбирают Ашдод, Ашкелон, Хайфу и, конечно, Иерусалим.
– Сферы занятости у французских евреев тоже традиционные – это лица свободных профессий, мелкие предприниматели и т. д.?
– Почти у половины репатриантов из Франции образование связано с медициной, у очень многих – с альтернативной медициной – китайской, например, или с таким направлением, как акупунктура. Подчас этих специальностей нет в израильских вузах, поэтому процесс признания дипломов занимает несколько лет. Парадоксально, но если в свое время мы боролись за признание советских дипломов, то сейчас – французских. Лично я придерживаюсь простого подхода: если человек имел свой кабинет альтернативной медицины в Париже и хочет открыть такой же в Тель-Авиве, надо дать ему такую возможность. Если его услуги не будут востребованы – он просто прогорит, так зачем же искусственно ставить ему препоны?
– Насколько я знаю, многие французские репатрианты предпочитают сохранять свой центр жизни в стране исхода...
– Это было актуально год назад – тогда многие приезжали в статусе туриста и принимали здесь гражданство, сохраняя и французское подданство. Причиной тому – налоговое законодательство. С недавних пор ситуация изменилась: французские законы стали жестче, и людям приходится выбирать. Сдерживают алию и социалистические рудименты – большие оплачиваемые отпуска во Франции, хорошие пособия на детей и, конечно, социальное жилье, в котором проживает значительная часть евреев, в принципе готовых к репатриации в Израиль.
– Вы имеете в виду неблагополучные парижские пригороды с большим мусульманским населением?
– Да, но дело не только в соседстве. Просто люди не могут продать свою социальную квартиру во Франции, соответственно, им сложно приобрести жилье в Израиле, и это тормозит алию. В минувшем году приехали 8000 человек, но могли бы приехать 14 тыс. – именно столько уже инициировали процесс репатриации. По нашим оценкам, почти половина французских евреев приняли принципиальное решение о том, что их дети не будут жить во Франции. Это длительный процесс, и мы – «Сохнут» и правительство Израиля – можем его ускорить, лишь найдя решение квартирного вопроса, проблемы признания дипломов и т. д.
– Причины исхода из Франции понятны: рост антисемитизма и удручающая ситуация в сфере безопасности – трагедия Charlie Hebdo, недавние парижские теракты и т. п. Репатриация из Украины (о которой мы поговорим ниже) обусловлена войной на Донбассе, и это тоже очевидно. Но чем объяснить существенный рост алии из России?
– Это явление последнего года. Если в 2014-м из Москвы в Израиль уехала 1000 человек, то в 2015-м – 2500, а всего из России – 6500. Такого не было очень давно, в 1990-е репатриация шла в основном из российской провинции. Я беседую с вновь прибывшими и вижу перед собой еврейскую интеллигенцию, которая, в общем-то, не собиралась до последнего времени покидать страну. Это люди культуры, искусства, журналисты, бизнесмены. Сегодня они боятся, что процесс самоизоляции России от западного мира зайдет слишком далеко, и это их не устраивает. Не все еще решили, где именно будет центр их жизни, но пока они уезжают в Израиль, учат иврит, ищут себя на новом месте. Кстати, интерес к нашим ульпанам в Москве и других городах России в последнее время существенно вырос, а после того, как мы сделали их частично платными, то и контингент изменился: раньше преобладали пенсионеры, сейчас доминирует молодежь.

Беседовал Михаил ГОЛЬД

Полностью эту статью вы можете прочесть в печатном или электронном выпуске газеты «Еврейская панорама».

Подписаться на газету в печатном виде вы можете здесь, в электронном виде здесь, купить актуальный номер газеты с доставкой по почте здесь, заказать ознакомительный экземпляр здесь