Интервью с Наумом Клейманом – лауреатом награды Berlinale Kamera  

С 1986 г. Берлинский международный кинофестиваль ежегодно вручает призы Berlinale Kamera за уникальный вклад в развитие киноискусства. В этом году такой трофей достался весьма уважаемому во всем мире киноведу и основателю Государственного центрального музея кино (Россия) Науму Клейману. К награждению приурочили показ нового документального фильма «Cinema: A Public Affair» («Кино: общественное дело») немецкой компании Filmkantine UG, над которым три года работала Татьяна Брандруп (ее предки по материнской линии жили в России, а она родилась в США). Брандруп удалось отобразить огромную значимость дела, которым занимался Клейман вместе со своими коллегами по Музею кино, а также абсурдность и неприглядность ситуации, когда хранилище истории советского и российского кино оказалось без собственного помещения. Вот уже почти 10 лет музейные фонды (около 400 тыс. единиц хранения) размещаются в стенах киностудии «Мосфильм». Лишь мизерная часть экспонатов изредка отправляется на встречу с публикой, когда есть возможность устроить выставку в каком-нибудь помещении. О ситуации, в которую попал музей-изгнанник, рассказывает его основатель.

– Наум Ихильевич, поздравляю вас с почетной наградой.
– Спасибо.
– Очень приятно видеть международную поддержку, оказанную и вам персонально, и музею в целом.
– Это верно, это отнюдь не какая-то личностная награда. Я очень ценю жест, который, прежде всего, сделал Berlinale – удивительный фестиваль, для меня очень ценный и дорогой.
– А когда вы почувствовали первые существенные сигналы того, что международная кинообщественность готова оказать вам поддержку?
– Первый раз это было в 2005 г., когда Никита Михалков стал продавать Киноцентр на Красной Пресне, и нас оттуда выставляли. Тогда была огромная кампания в нашу поддержку, в которой приняли участие крупнейшие кинематографисты мира, включая Жан-Люка Годара, Аньес Варду, Вима Вендерса, Амоса Гитая, Квентина Тарантино. Кто только не протестовал против того, что нас выгоняют из Киноцентра! И тем не менее это не помогло, нас все равно выставили.
– Сейчас на российском идеологическом поле наблюдается гремучая смесь – например, монархистские воззрения соседствуют с большевистскими идеями. Раз уж пришла в движение такая карусель, то власть могла бы вспомнить ленинские слова о том, что «из всех искусств для нас важнейшим является кино», и всячески содействовала бы Музею кино.
– И ведь никто открыто не говорит, что он не нужен. К счастью, просто так его упразднить нельзя. Даже министр культуры может лишь слить Музей кино с другим музеем, да и то только по решению правительства. Все время ведутся разговоры о том, каким образом может музей функционировать, кто должен им руководить и так далее.

Сергей ГАВРИЛОВ

Полностью эту статью вы можете прочесть в печатном или электронном выпуске газеты «Еврейская панорама».

Подписаться на газету в печатном виде вы можете здесь, в электронном виде здесь , заказать ознакомительный экземпляр здесь

Написать письмо в редакцию