9 октября 2016 г. исполняется 90 лет со дня рождения Евгения Евстигнеева  

Этому интервью 24 года, и 24 года, как нет с нами великого актера Евгения Евстигнеева. Хотя нет, это неправда. Если бы Евстигнеев сыграл только одну роль в театре, допустим Голого Короля в московском «Современнике», или только одну роль в кино, скажем профессора Преображенского в «Собачьем сердце», то и тогда бы зритель его запомнил. Но он сыграл около ста ролей в театре и более сотни – в кино, и в каждой из них его нельзя спутать ни с кем другим.
Тогда, 24 года назад, мы с ним говорили обо всем, в том числе и о предстоящей операции на сердце, к которой он относился с оптимизмом. Только все оттягивал, чтобы успеть закончить новый спектакль «Игрок». Он не хотел подводить коллег и успел сыграть на премьере. А через несколько дней улетел в Лондон на операцию, откуда уже не вернулся живым. Возможно, это интервью было для него последним...

– Евгений Александрович, вы – народный артист Советского Союза. Но ведь нет теперь Союза-то... Как тут быть?
– Я задал этот вопрос одному из наших высоких политиков. Он мне ответил так: «У вас есть диплом народного артиста России? Вот и хорошо». Так что «большой» диплом у меня лежит в шкафу как реликвия, как хранят, допустим, дедовский «Георгий».
– Вам не жалко того диплома?
– Жалко страну. Сколько лет создавалось единое государство, а мы развалили его. При всем моем уважении ко всем народам, этот распад вызывает у меня боль. Думаю, что ничего хорошего из этого не получится. Страна погружается в разруху.
– Но вспомните, что говорил ваш профессор Преображенский: «Какая еще разруха? Если я не буду писать мимо унитаза, вы не будете и Дарья не будет, то не будет никакой разрухи».
– Абсолютно с ним согласен. Булгаковский текст напрямую ложится на сегодняшний день. Самое страшное, что творится сейчас, – это огромные ножницы между нравственностью, долгом и распущенностью.
– Звучит не слишком оптимистично. А вы вообще-то оптимист или пессимист?
– Как вам сказать... Как всякий человек, цепляюсь за желание чего-то лучшего, но порой хочется опомниться и схватить себя за руку, мол, погоди радоваться, не очень все складно. Давайте напишем так: «Хочу быть оптимистом, но у меня не получается».
– Но ваши роли скорее комедийного, чем трагедийного плана. Мне кажется, что вы и в жизни веселый человек.
– Иногда даже слишком. Помню, как первый учитель советовал мне приберечь свой юмор для сцены, а в жизни быть поскромнее. Я считаю, что в общении с людьми должен присутствовать юмор. В нашей жизни, наряду с трагическим, достаточно много смешного, и я люблю веселых людей. Например, последний Новый год мы встречали в доме Геннадия Хазанова. Причем там было не только весело, но и вкусно.
– У вас друзья в основном – актеры?
– Не только. Я общаюсь с различными социальными слоями и, как ни странно, нахожу с ними общий язык.
– На улице, наверное, прохожие оборачиваются, шепчут: «Глянь, глянь, Евстигнеев!»?
– Да я не часто по улицам хожу, в троллейбусах совсем не езжу, в метро редко, в основном на машине. А что меня узнают, и узнают по-доброму, это приятно. Я считаю это наградой за свой труд. Тем более что слава меня уже не испортит, поскольку я уже человек в летах. Года три или четыре как на пенсии, хотя и не замечаю этого, так как много работаю и в кино, и в театре, и на телевидении. Просто стал сам себе хозяином, могу роли выбирать и как-то фильтровать для себя нагрузки исходя из здоровья. С сердцем у меня неважно.
– Зачем же курите тогда одну за другой? Кстати, какие у вас сигареты?
– Чужие. Свои не покупаю, потому что курить нельзя. И дома не курю. Да я четыре года совсем не курил. Надо опять бросать.
– А раньше, в допенсионный период, бывало, что вы от ролей отказывались? Вы сами выбирали роли?
– В кино довольно часто и по разным причинам. Для меня главное, чтобы роль вписывалась в сегодняшний день, отвечала моим взглядам и чувствам. Я обожаю играть разные роли: и профессора, и хулигана, и интеллектуала, и дураков, которые, увы, встречаются в жизни. Выбирая роль, надо быть уверенным, что она у тебя получится. Ну не буду же я играть Ромео. И с королем Лиром носиться не стану, поскольку не вижу себя в этой роли...

Беседовал Григорий ПРУСЛИН

Полностью эту статью вы можете прочесть в печатном или электронном выпуске газеты «Еврейская панорама».

Подписаться на газету в печатном виде вы можете здесь, в электронном виде здесь, купить актуальный номер газеты с доставкой по почте здесь, заказать ознакомительный экземпляр здесь