Политолог Андрей Пионтковский об экзистенциальном выборе Путина 

– Андрей Андреевич, в конце июня Путин позвонил Обаме. Что означает эта инициатива? Путин готов идти на уступки, он ожидает уступок от президента США или это очередная чекистская игра?
– Этот звонок был неслучаен. Вы правильно заметили: российская пропаганда всегда любит подчеркивать, что Путину звонили Обама или Меркель, и не любит признавать, что Путин к кому-то обращается. Звонок был важен не столько сам по себе, сколько как часть общей стратегии Путина по отношению к Украине и, соответственно, в отношениях с Западом. Его цели в Украине никогда не менялись: это разрушение украинского государства. Он повторяет это постоянно. В частности, свои принципиальные тезисы в самой зловещей форме он озвучил на экономическом форуме в Петербурге: «Мы с украинцами один народ и обречены на совместную судьбу».
Да, разрушить государство, нанести поражение Революции достоинства, блокировать европейский вектор развития Украины, не допустить там реформ. И это не столько великодержавные амбиции, сколько страх перед тем, что пример успешного развития Украины на европейском пути окажется притягательным для российского общества.
Так что цели российской гибридной агрессии остаются прежними, но инструменты их реализации меняются в зависимости от ситуации. Год назад Путин серьезно рассматривал проект «Новороссия», но он провалился, не найдя поддержки русскоязычного населения Украины. Запад жестко предупредил, как он будет реагировать в случае военной эскалации. Поэтому я полагаю, – более того, я знаю, – что для подавляющего большинства российского истеблишмента военная эскалация сегодня исключена, потому что они понимают, что цена, в том числе и для них лично, будет очень большой.
Что касается самого Путина, то он вынужден считаться с этим настроением в его окружении, но каких-то его безумных поступков нельзя исключать. Сказала же Меркель, что он живет в другой реальности. Однако в целом стратегию Кремль сменил. Сегодня ставится задача уничтожить украинское государство не прямой военной агрессией, а иллюзией территориальной целостности, сохранением Донбасса. Вы же заметили, что нет сейчас более яростных сторонников территориальной целостности Украины, чем Путин и Лавров. Они хотят всунуть созданную ими бандитскую «Лугандонию» в Украину, чтобы она порождала там хаос, чтобы Украина ее содержала и, самое главное, чтобы их наемники стали частью украинского политического поля. Чтобы моторолы и гиви заседали в Раде и обладали правом вето на важные решения. Вот в чем сейчас заключается стратегия Путина. Для ее реализации он пытается использовать свою интерпретацию Минских соглашений.
Главная их позитивная задача заключалась в том, чтобы остановить боевые действия. Но в остальном это мертворожденный документ. Никогда Россия не выполнит два его положения: о выводе своих войск и о передаче контроля над границей украинской стороне. Я надеюсь, что Украина не купится на дешевую приманку мнимой территориальной целостности и не выполнит те положения, которые ей неявно, но предписываются: особый статус этих территорий внутри Украины, включение «Лугандонии» в национальное политическое и экономическое поле.
Сейчас идет борьба вокруг трактовок Минского соглашения. Чтобы навязать Украине свою интерпретацию, Путин развернул дипломатическое наступление. Французы и немцы вдруг начали давить на украинское руководство по поводу имплементации так называемых политических положений Минского соглашения: выборов, гарантий особого статуса и т. д. Я был рад увидеть, что реакция Украины была жесткой и непримиримой. Я постоянно подчеркиваю, что подход к «Лугандонии» и Крыму может быть только один – это временно оккупированные территории. Рано или поздно они будут возвращены политическими средствами, но сегодня Украина не должна иметь с ними ничего общего и не несет за них никакой ответственности. За исключением одного: всем гражданам Украины, которые хотят оттуда выехать, должна быть предоставлена поддержка в расселении в других регионах Украины.
На европейском направлении Путин частично преуспел, заставив французов и немцев подключиться к его давлению на Киев. Ну и он решил продолжить это наступление звонком Обаме. Но тот, судя по всему, ответил жестко. На сайте Белого дома о Минских соглашениях говорится только одно – Обама в ходе беседы сделал акцент на двух положениях, которые непременно должна выполнить Россия: вывод иностранных войск с территории Украины и возвращение Украине контроля над ее границей. С Обамой у Путина его игра не прошла, как это, к сожалению, произошло с немцами и французами. Но он пытался соблазнить Обаму еще одной песней, которую постоянно исполняют Кремль и все его агенты на Западе: «Без Москвы нельзя решить никаких мировых проблем: ядерное нераспространение, Сирия, „Исламское государство“…»
У Обамы и Керри, может быть, еще сохранились какие-то иллюзии, но большинство американских экспертов (тех, кто не на содержании Кремля, как Киссинджер и др.) давно уже поняли, что в глобальных конфликтах Кремль намеренно делает все, чтобы сорвать усилия США и их союзников по разрешению этих проблем. Поэтому путинская мантра «Дайте нам спокойно изнасиловать Украину, а мы займем конструктивную позицию по важнейшим для США глобальным проблемам» тоже, думаю, вряд ли найдет понимание в Вашингтоне.
– На следующий день после звонка Путина Обаме в ПАСЕ прошло заседание, и резолюция была очень жесткой. Во-первых, Россия названа страной-агрессором, а во-вторых, Крым был назван «оккупированным». Это усиление давления на Россию?
– ПАСЕ – это общественное мнение, это парламентарии. Эта структура всегда занимает более жесткую позицию по отношению к путинскому режиму, чем исполнительная власть. От Европы можно ожидать новой попытки подобного давления, но Украине следует отвечать так же, как ответил Путину Обама. Есть два ключевых положения: вывод российских войск и контроль над границей. После этого можно будет говорить о каких-то политических мерах.
– Дипломатическая активность Кремля совпала с арестом счетов на Западе, инициативой Нидерландов по трибуналу по «Боингу». Насколько это может повлиять на кремлевскую верхушку? Ведь в Кремле любят говорить, что они не признают трибуналов, экономических судов и ничего платить не будут.
– Конечно, это их очень серьезно беспокоит, и Кремль не случайно заговорил о необходимости нового «мирного сосуществования с Западом». Они хотят...

 

Беседовала Лариса ВОЛОШИНА

 

Полностью эту статью вы можете прочесть в печатном или электронном выпуске газеты «Еврейская панорама».

Подписаться на газету в печатном виде вы можете здесь, в электронном виде здесь , купить актуальный номер газеты с доставкой по почте здесь заказать ознакомительный экземпляр здесь

Написать письмо в редакцию