140 лет назад родилась актриса Алла Назимова  

В 1980 г. неожиданно для кинематографического руководства СССР и советских кинокритиков фильм Владимира Меньшова «Москва слезам не верит» был удостоен «Оскара». Известно, что поначалу создатели картины получили довольно прохладные отзывы о ней как об «упадочнической дешевой мелодраме, эксплуатирующей низменные чувства зрителей». Огромный кассовый успех картины в стране еще как-то можно было понять, но мотивов присуждения фильму престижнейшей премии Американской киноакадемии советские киночиновники не понимали. И действительно, чем эта лента подкупила американцев? А «ларчик» открывался просто. Идея фильма, по сути, – осовремененная сказка о Золушке, созвучная с представлениями о реальности осуществления высокой мечты в обществе равных возможностей, где эмигранты, сходившие на берег с несколькими долларами в кармане, могли достичь богатства и славы исключительно благодаря своему таланту и труду.
Такой вот Золушкой можно с полным основанием назвать и блистательную (хотя ныне и забытую) актрису театра и немого кино Аллу Назимову, родившуюся в Ялте 21 мая (2 июня) 1879 г.
Мириам (по другим источникам – Марем-Идес), как назвали девочку при рождении, была третьим ребенком в семье крымского фармацевта-еврея Якова Левентона и его жены Сони Горовиц. Родители часто ссорились, и потому девочка большую часть времени находилась на попечении близких и дальних родственников. Затем семья перебралась в Швейцарию, где Соня из-за грубого отношения со стороны супруга развелась с ним. После разрыва между родителями Мириам некоторое время находилась в приемной швейцарской семье. Там она изучала немецкий и французский языки и, проявив музыкальные способности, в возрасте семи лет начала брать уроки игры на скрипке. Вскоре отец снова женился и увез дочь обратно в Ялту, где девочка продолжала совершенствовать свои музыкальные навыки. В 1889 г. ее наставник пригласил ученицу выступить на ежегодном новогоднем концерте. Отец, не слишком довольный увлечением Мириам и не желавший, чтобы местное общество узнало, что дочь состоятельного аптекаря выступает на сцене, настоял на том, чтобы она взяла псевдоним. Мириам выбрала новое имя – Аделаида, а появившаяся позднее новая фамилия была заимствована у героини прочитанного ею и полюбившегося романа «Дети улиц». Тот концерт прошел удачно, но после него отец избил девочку, в результате чего в душе ее на долгие годы поселились страх и склонность к депрессии.
Когда новоявленной Аделаиде исполнилось 15 лет, она поступила в Одесское филармоническое училище. В Одессе у нее впервые пробудился интерес к сцене: дочери владелицы пансиона, где она поселилась, выступали в местном театре и часто репетировали на глазах у девушки. Ее брат, к тому времени из-за болезни отца назначенный опекуном сестры, воспротивился ее желанию стать актрисой. Но в 1898 г. все-таки уступил, и 17-летняя провинциалка уехала в Москву, где теперь уже не Аделаида, а Алла стала брать уроки у знаменитого Станиславского в его школе актерского мастерства при Московском художественном театре.

Фрэдди ЗОРИН

Полностью эту статью вы можете прочесть в печатном или электронном выпуске газеты «Еврейская панорама».

Подписаться на газету в печатном виде вы можете здесь, в электронном виде здесь, купить актуальный номер газеты с доставкой по почте здесь, заказать ознакомительный экземпляр здесь