Июнь 19, 2014 – 21 Sivan 5774
Менора с секретом

image

Подарок генерала Луиса 

Почти 30 лет, путешествуя по миру, Луис
собирал меноры, выполненные мастерами
из разных стран. За эти годы им собрана
крупнейшая в США частная коллекция ме-
нор (235 единиц; для сравнения: в Еврей-
ском музее в Нью-Йорке хранится около
тысячи менор). Широк диапазон их дизай-
на – от строгих классических канделябров
до авангардных конструкций из металла и
керамики, стекла и пластмассы.

Долгие годы этим собранием могли лю-
боваться только родные и друзья семьи
Луис. Ныне же 80-летний генерал решил
сделать ее доступной для членов еврейской
общины Рочестера, да и для всех желаю-
щих. Этот благородный жест нашел отклик
у руководства синагоги, членом правления
и главой попечительского совета которой
Мирон Луис был многие годы. 200 подарен-
ных генералом менор решили разместить в
застекленных витринах по периметру мало-
го зала синагоги. Его освещение пришлось
изменить, чтобы дать возможность посети-
телям детально рассмотреть меноры, мно-
гие из которых достаточно миниатюрны.
Например, старинная менора из Испании,
выполненная в виде коробочки для хра-
нения ювелирных изделий. Но стоит при-
поднять ее крышку, как она превращается
в менору, каждый из подсвечников которой
представляет собой трубочку с мини-фити-
лем. «Такие меноры с секретом, – говорит
генерал, – были популярны в Испании во
времена гонений на евреев, когда многие из
них тайно продолжали исповедовать иуда-
изм».

Мы расположились в уютной гостиной
генерала рядом с двумя большими этажер-
ками, на которых красуются 35 еще не пере-
данных синагоге менор. Похоже, Луисы
еще не готовы полностью расстаться с кол-
лекцией. Ведь каждый ее экспонат дорог им
как память о прожитых годах и событиях
жизни.

Почему вы стали коллекционировать
именно меноры и с чего начиналась ваша
коллекция?

– Сперва позвольте мне представиться
вашим читателям. Я коренной рочестерец
и, за исключением нескольких лет военной
службы, всю жизнь прожил здесь. В армию
меня призвали в 1942 г. после окончания
юридического факультета Корнельского
университета. Служил я в Пентагоне и ушел
в отставку в чине бригадного генерала. С
тех пор работаю юристом, консультирую по
различным вопросам – от международной
торговли до торговли недвижимостью. По
роду деятельности мне приходилось много
разъезжать по стране и по миру.
– В какой семье вы выросли, генерал?
– В ортодоксальной еврейской семье вы-
ходцев из Европы. Отец родом из Германии,
мать – из Англии. С детства я был окружен
предметами иудаики, в том числе и мено-
рами. Понятно, что они стали частью моей
жизни. Как-то во время очередной поездки
в Италию мы с моей первой женой Катрин
отправились на один день во Флоренцию.
Знакомясь с достопримечательностями,
забрели в антикварную лавку, где наше вни-
мание привлекла оригинальная менора ра-
боты известного мастера Мейзелмана. Но
она весила 7 кг, а впереди у нас была еще це-
лая неделя путешествия, так что мы реши-
ли ее не покупать. Весь день во Флоренции
нас не покидала мысль об этой меноре. Мы
просто влюбились в нее с первого взгляда.
И любовь победила рассудок: уговорив шо-
фера сделать круг, мы вернулись в лавочку и
купили эту менору. Так было положено на-
чало нашей коллекции.
– Она настолько разнообразна, что мне
трудно определить, чем вы руководство-
вались, приобретая меноры.

– О, наш критерий очень прост: менора
должна была нам не просто понравиться, а,
как говорится, запасть в душу.
– У вас их 235 и все одинаково любимые?
– Нет, конечно, хотя каждая по-своему
дорога. Но всё же три меноры занимают
особое место в наших сердцах. Первая –
работы знаменитого Сальвадора Дали.
Вторая – менора, подаренная вождем ин-
дейского племени зуни. А третья… Только
не удивляйтесь, это менора работы вашего
бывшего и нынешнего соотечественника
Юрия Корецкого. Каждая из них могла бы
быть предметом отдельного рассказа (см.
ниже).

Но есть еще несколько работ, без упомина-
ния которых рассказ был бы неполным. Осо-
бое впечатление оставляет ханукия Scholar.
Она представляет собой звезду Давида, на
верхних лучах которой размещены подсвеч-
ники, а перед ней, склонив голову, стоит по-
крытый талесом молящийся еврей. В этой
композиции, выполненной из грубоватого
серого камня, столько скорби и скрытой
экспрессии, напоминающей и об исходе из
Египта, и о Холокосте, и о непрекращающем-
ся противостоянии в Израиле…

Но далеко не все меноры выполнены в
грустном духе. Большинство, как и поло-
жено на Хануку (а на выставке в основном
представлены ханукии), наполнены радо-
стью и верой в будущее. Вот, например, ха-
нукия, сделанная Шепсилом Шейнбергом
по мотивам известного мюзикла «Скрипач
на крыше». Рядом – веселая менора «Два
раввина» работы эмигранта из Украины
Ноя Волкова. Или детская ханукия, выле-
пленная из глины по мотивам диснеевских
мультфильмов про Микки-Мауса. И совсем
уж неполным был бы рассказ без упомина-
ния ханукий работы еще двух эмигрантов
из Союза – выходца из Эстонии Александра
Данеля («Панорама Иерусалима») и рос-
сиянина Арнольда Шварцбарта («Чудо на
Хануку»).

Прощаясь с генералом, задаю ему и глав-
ному раввину синагоги Ларри Котоку по-
следний вопрос:
– Что для вас значит эта коллекция?
Оба, не сговариваясь, обращают мое вни-
мание на две надписи, размещенные на вхо-
де на выставку и выходе с нее: «Господь –
свет мой и спасение мое» (27-й псалом) и
«Эти свечи святы» (из ханукальной молит-
вы). В этом, по мнению моих собеседников,
и заключается истинная суть всей коллек-
ции: напоминать всем о ханукальном чуде и
святости еврейских традиций.

Мне остается только пожелать генералу
крепкого здоровья, долгих – «биз хундерт
ун цванцик» – лет жизни и поблагодарить
его за интервью.

 


 

«Любимицы» коллекционера

Ханукия (США)
Ханукия (США)

Менору Сальвадора Дали генерал приобрел
в 1975 г. на выставке в Гонолулу. Отданные за
нее 5000 долл. были по тем временам, ког-
да бейгл стоил 6 центов, весомой суммой.

Менора Дали
Менора Дали

В дизайне меноры – присущая Дали смесь ре-
альности и сюрреализма. Семисвечник на-
поминает кряжистое дерево с корнями, ухо-
дящими в скалистое основание, на котором
выгравирован текст на английском и иврите.
На стволе этого дерева просматриваются
силуэт Моисея, звезда Давида, подпись Дали
и ряд изречений на иврите. Генерал говорит,
что когда зажигаются свечи и воск начинает
стекать по ветвям-подсвечникам, то менора
как-то по-особому светится. Чем ближе вы
к ней подходите, тем больше открытий вас
ждет. Что ж, Дали – во всём Дали.

Менора Зуни
Менора Зуни

С приходом в Белый дом президента Дже-
ральда Форда бывший шеф Луиса – генерал
Тэд Марс – был назначен помощником пре-
зидента по делам индейцев. У него устано-
вились добрые отношения с вождями ряда
племен. В то время вождем племени зуни
была серебряных дел мастерица Мэри Зуни.
Она-то по просьбе Марса и изготовила спе-
циально для генерала Луиса особую менору.
По форме она напоминает шофар, сплетен-
ный из ветвей, сделанных из серебряных
долларов времен Гражданской войны, а сами
подсвечники выполнены из пуговиц мунди-
ра главы племени зуни. Всю конструкцию в
ее основании объединяет бирюзовая звезда
Давида. Эту менору Мэри сопроводила не-
большим индейским талисманом – синень-
кой чашечкой с пером, которое должно от-
гонять злых духов от меноры и ее владельцев.

Последнее приобретение генерала – ха-
нукия Корецкого – выполнено эмигрантом
из СССР Юрием Корецким, ныне прожи-
вающим в Мэриленде.

Генерал с менорой Корецкого
Генерал с менорой Корецкого

Она изготовлена из металла, стекла и покрытого золотом олова,
а по форме напоминает рвущуюся в небо
жар-птицу.

 


 

Это и многие другие интервью вошли в вы-
шедшую в январе 2014 г. книгу публициста
Сэма Ружанского «Разговоры по душам». Чи-
татель вместе с автором отметит 100-летие
внучки Шолом-Алейхема Бэл Кауфман, по-
беседует с создателем концерна Google Сер-
геем Брином, посетит съемочную площадку
известного режиссера Агнешки Холланд,
проедет по городам и весям России с миссией
спасения древней архитектуры. Здесь же со-
браны беседы автора с людьми, переживши-
ми Катастрофу, и родными тех, кто погиб в ее
огне. Это и семья Арндт, которую спасали 50
немцев, и группа евреев, спасенных в львов-
ской канализации поляком Леопольдом Со-
хой, и «польская Анна Франк» Рутка Ласкер, и

general-luis

бизнесмен Феликс Зандман, проведший 500
дней в яме под полом спальни его спаситель-
ницы Анны Пухальской. Книгу можно зака-
зать по почте (M-Graphic Publishing, One Dead
Eye Run, Swampscott, MA 01907, USA) или через
Интернет.

Написать письмо в редакцию