105 лет назад родилась Рахиль Баумволь  

«Если ты спросишь, как долго продлится дорога, полная боли, радости и печали… я тебе дам точный ответ: она длинна, как миг, и коротка, как жизнь», – эти мудрые строки принадлежат еврейской поэтессе Рахили Баумволь. Она прошла эту «дорогу, полную боли, радости и печали» с высоко поднятой головой и в конце ее взошла в Иерусалим.
…Говорят, поэтами становятся. Если это так, то шестилетняя Рохл Боймвол – так ее звали на идише – впервые заговорила стихами, когда потеряла отца. В 1920 г. еврейская театральная труппа, возглавляемая Иегудой Баумволем (он же режиссер, актер, монтировщик сцены, суфлер), переезжала из Киева в Одессу. Это было веселое путешествие – с песнями, розыгрышами, забавными историями на идише, которые сыпались как из рога изобилия. Рохл, сидевшая все время у отца на коленях, заливисто смеялась вместе со всеми.
Ничто не предвещало беды. Но поезд захватили белополяки. На глазах у жены и дочери Иегуда был расстрелян, а сами они на полном ходу выброшены из вагона. Их подобрали большевики, довезли до ближайшего местечка, снабдили деньгами и документами, чтобы смогли поехать к родственникам в Москву.
Три года Рохл лежала в гипсе, и память о любимом отце, не отпускавшая от себя, начала выливаться в стихи. Она диктовала их матери. Потом эти стихотворения были опубликованы в Париже в еврейском журнале на идише. А в 1930 г. вышла первая книжка, на титульном листе которой стояло имя Рохеле – так называл ее отец.
«Большевики спасли меня от смерти, и я была ярой большевичкой. Рисовала пятиконечные звезды, а также – шестиконечные, еврейские, – потому что большевики любят евреев и дадут нам страну, которая будет называться Идланд. В голове у меня была путаница, и она продолжалась многие годы…»
***
После окончания школы Рахиль Баумволь поступила на литературный факультет Московского государственного педагогического института имени А. Бубнова (еврейское отделение). Там она познакомилась с поэтом Зямой Телесиным, который стал ее мужем.
Начиная с 1936 г. вышли четыре сборника стихов Баумволь на идише, последний из которых назывался «Любя». Он был датирован 1947 г. А вскоре в СССР развернулась кампания государственного антисемитизма, и не только поэты, пишущие на идише, но и сам язык оказался под запретом.
Одна из исследовательниц творчества поэтессы писала: «Ей приходилось плыть против течения: в условиях, когда многие писатели-евреи искренне считали, что единственный выход для евреев в диаспоре – полная ассимиляция, когда еврейство воспринималось как клеймо, а еврейские имена и фамилии казались неблагозвучными и неэстетичными, Баумволь самоопределилась как еврейский поэт, кровно связанный со своим народом и своим языком».

Бина СМЕХОВА, Алекс РЕЗНИКОВ

Полностью эту статью вы можете прочесть в печатном или электронном выпуске газеты «Еврейская панорама».

Подписаться на газету в печатном виде вы можете здесь, в электронном виде здесь, купить актуальный номер газеты с доставкой по почте здесь, заказать ознакомительный экземпляр здесь