Июль 31, 2015 – 15 Av 5775
Магия в иудаизме

image

Религиозный закон и повседневная практика 

Лет десять назад мировые СМИ как об экзотической диковине сообщили о каббалистическом проклятье, наложенном израильским раввином Йосефом Даяном на тогдашнего премьер-министра Израиля Шарона. Проклятье это называется «Пу́льса де-ну́ра» – «удар огня» – и в талмудической литературе означает «болезненное наказание на уровне нефизического, сущностного мира».
Обряд этот проводится в весьма впечатляющей театральной обстановке: древнее заклинание произносится ночью на кладбище, и проклинаемый должен умереть, по одной версии, через 30 дней, а по другой – проклятье должно подействовать в течение года.
Предполагается, что раввин Хафец Хаим наложил проклятье «Пульса де-нура» на Троцкого. Однако Хафец Хаим скончался в 1933 г., а Троцкого убили в 1940-м (см. стр. 38–39).
В 2010 г. археолог Эхуд Нецер, нашедший могилу царя Ирода, был предупрежден раввинами, что он не должен ее вскрывать, иначе будет проклят. Вскоре после вскрытия могилы Нецер, стоя на вершине холма Иродион и общаясь с коллегами, оперся о деревянный парапет. Вылетели крепления, перила отвалились, и Нецер разбился, упав с высоты.
Ариэль Шарон был не первым премьер-министром Израиля, на которого было наложено это проклятье. Одиозный публицист и прикремленный правый экстремист Авигдор Эскин утверждал, что именно он организовал эту процедуру применительно к Ицхаку Рабину, и тот через месяц был застрелен.
Видеть ли в его убийце Игале Амире, отбывающем пожизненное заключение, руку Господа или усматривать в заявлении Эскина политическую провокацию, это уже дело каждого. Но Шарон, будучи больным человеком, как известно, в 2005 г. впал в кому и в 2014 г. скончался.
В июне 2014 г. появились сообщения о проведении обряда в отношении украинского олигарха и политика Игоря Коломойского. Год прошел. Олигарх пока жив.

Несмотря на запреты
Оставляя в стороне вопрос о действенности древнего проклятья, задумаемся о том, сохранились ли в иудаизме элементы магии и вообще присутствуют ли в нашей религиозной практике элементы волшебства, оккультных обрядов.
Казалось бы, библейские источники недвусмысленны: всякая магия сурово осуждается как противоречащая вере во всемогущество единого Бога, воля которого неподвластна человеку. Управление сверхъестественными силами, подчинение и использование их в своих интересах, что, собственно, и является содержанием магии, несовместимо с принципом еврейского монотеизма. Колдовство приравнивается к неповиновению воле Божьей, и потому Библия повелевает предать смерти ворожею, вызывающую мертвых, или колдуна, приравнивая их грех к кровосмешению или скотоложеству.
Тем не менее Библия полна описаниями знамений и чудес, которые входили в жизнь древних евреев, особенно в критические моменты их истории. И проблема чуда, его соответствия или противоречия законам природы занимает иудейскую религиозную философию на протяжении многих веков.

Спор о чуде
Что такое, собственно говоря, чудо? Это явление, не вытекающее из законов природы или естественных человеческих сил и способностей, рассматриваемое как результат вмешательства в ход природных или исторических событий высших духовных сил – божества или людей, наделенных сверхъестественными способностями. Вопрос о том, нарушает ли чудо законы природы, в Библии не ставится. Библейские рассказы о чуде преследуют определенные цели: человек должен знать, что Бог может сделать все, что Ему угодно, в любое время и в любом месте. Такому пониманию чуда соответствует библейское мировоззрение.
Но в более поздние, чем библейские, времена, в Средние века, в связи с усилением влияния аристотелизма в еврейской философии эта проблема приобрела особое значение. Согласно аристотелизму, естественный порядок предопределен разумным Бытием, то есть Богом, и все, что противоречит природе, по определению противоречит разуму. Таким образом, еврейский философ стоял перед выбором: либо отвергнуть аристотелевскую физику и метафизику, либо, признав их, объяснить с помощью их понятий библейское откровение.
Иегуда Галеви избрал первую возможность, Маймонид – вторую. Отвергая мысль о том, что интеллектуальное суждение должно подтверждать содержание откровения, Галеви рассматривал чудо как прямое откровение Бога. Чудо – это непосредственное общение Бога с человеком или народом. Подлинность откровения на Синае подтверждается тем, что Бог явил Свое присутствие не только Моисею, но всем сынам Израиля, дабы они могли свидетельствовать об откровении.
Маймонид оказался в более сложном положении. Стремясь примирить понятие чуда с аристотелизмом, он...

 

Михаил ЗАРАЕВ

 

Полностью эту статью вы можете прочесть в печатном или электронном выпуске газеты «Еврейская панорама».

Подписаться на газету в печатном виде вы можете здесь, в электронном виде здесь , заказать ознакомительный экземпляр здесь

Написать письмо в редакцию