Май 26, 2017 – 1 Sivan 5777
«Летучие мыши» над Димоной

image

К 50-летию Шестидневной войны  

5 июня 1967 г. произошло судьбоносное событие, в корне изменившее расстановку сил на Ближнем Востоке: началась Шестидневная война, в которой вооруженные силы Израиля нанесли сокрушительное поражение армиям трех арабских государств – Египта, Сирии и Иордании.
Основная канва событий, непосредственно предшествовавших войне, споров не вызывает. 16 мая 1967 г. египетский лидер Гамаль Абдель Насер внезапно ввел огромную армию на Синай и потребовал вывести оттуда миротворческие войска ООН. Генсек ООН У Тан услужливо поспешил выполнить требование Каира, и на следующий день египетские части заняли наблюдательные пункты «голубых касок». 22 мая Египет закрыл Тиранский пролив для прохода израильских и следовавших в Израиль судов, полностью заблокировав израильский порт Эйлат и создав классический сasus belli.
Но Насер, видимо, опасался, что недостаточно ясно обозначил свои намерения. 26 мая он выступил перед руководством Панарабской федерации профсоюзов и заявил, что грядущая война будет носить тотальный характер и призвана уничтожить Израиль. А глава Организации освобождения Палестины и восторженный поклонник Гитлера Ахмад Шукейри объявил, что, победив в войне, арабы великодушно позволят уцелевшим евреям вернуться в страны исхода. «Хотя вряд ли кто-нибудь уцелеет», – ухмыльнувшись, добавил он.
Израиль принял вызов. 23 мая премьер-министр Леви Эшколь подтвердил, что считает действия Египта объявлением войны, а 5 июня Армия обороны Израиля нанесла сокрушительный упреждающий удар.
«Миролюбивая общественность» в лице, например, редакции британского журнала Economist возложила вину за войну на Израиль. Да, Насер предпринял демарш на Синае, но не мог же он бросить Сирию в беде. Однако на самом деле воевать он не собирался. В сущности, египетский президент пошутил, а лишенная чувства юмора израильская военщина воспользовалась случаем и, вырвав инициативу из рук в общем неплохого, но безвольного премьера Эшколя, ввергла Ближний Восток в пучину войны.
Такова «прогрессивная» трактовка причин Шестидневной войны. Серьезные западные историки не столь пристрастно оценивают события. Их консенсус долгое время сводился к тому, что война явилась результатом ряда недоразумений, то и дело возникавших в накаленной атмосфере взаимной подозрительности. В своем капитальном исследовании «Шестидневная война: июнь 1967 г. и генезис современного Ближнего Востока» историк Майкл Орен пишет: «Конфликт между арабскими странами и Израилем, между самими арабскими странами и между США и СССР, усугублявшийся внутренними стрессами в каждом из упомянутых государств, породил крайне взрывоопасную атмосферу. В таких условиях малейший предлог – скажем, террористическое нападение или ответный рейд возмездия – мог повести к необузданной эскалации, к цепной реакции вызовов и контрвызовов, авантюр и просчетов, которые неудержимо подталкивали Ближний Восток к войне».
Однако в последние годы в монолите официальной версии появились трещины. Выяснилось, что СССР сыграл куда более активную роль в этой войне, чем предполагалось ранее. Как сейчас стало известно, 13 мая Москва оповестила Каир, что Израиль сосредоточил на границе с Сирией 40-тысячную ударную группировку при поддержке сотен танков и изготовился к вторжению.
Насер не мог проигнорировать это сообщение. Ведь он был не только президентом Египта, но и главой Объединенной Арабской Республики (ОАР) – федерации Египта и Сирии. Насер немедленно отрядил в Дамаск начальника египетского Генштаба Мухаммеда Фавзи. Тот совершил облет приграничных территорий и доложил своему президенту, что советской разведке померещилось – никакой концентрации израильских войск нет и в помине. Насер запросил у Москвы подтверждения, и его категорически заверили: померещилось как раз Фавзи, израильский зверь вот-вот растерзает беззащитную Сирию.
Неважно, понимал ли Насер, что ему подкинули дезинформацию. Он оказался в сложном положении. Стараниями советской разведки во всех арабских странах уже знали о грядущем израильском вторжении в ОАР. Все взоры были устремлены на Каир: хватит ли у Насера мужества дать достойную отповедь «агрессору». У Героя Советского Союза, претендовавшего на роль лидера арабского мира, фактически не было выхода: он должен был воевать.
Однако даже признание того, что война была спровоцирована Советским Союзом, не слишком поколебало общепринятую оценку Шестидневной войны, которую историки чуть ли не единодушно считают локальным конфликтом. Согласно модернизированному консенсусу, Москва, дав изначальный толчок событиям, быстро опомнилась и попыталась предотвратить вооруженное столкновение, а когда ее попытки не увенчались успехом, совместно с Вашингтоном сыграла решающую роль в прекращении конфликта.
Но несколько лет назад два израильских исследователя выступили с радикально новой теорией, которая полностью опрокидывает устоявшуюся версию. В своей книге «„Летучие мыши“ над Димоной: советская ядерная авантюра в Шестидневную войну» Изабелла Гинор и Гидеон Ремез утверждают, что СССР спровоцировал кризис, намереваясь вступить в войну с Израилем на стороне арабов с целью уничтожения израильского ядерного центра в Димоне.
Коротко об авторах. Гидеон Ремез – израильтянин-сабра, историк по образованию, известный журналист. Многие годы вел ежедневную программу «Международный час» на государственной радиостанции «Кол Исроэл». В Шестидневной войне воевал в десантных войсках. Его жена Изабелла Гинор незадолго до Шестидневной войны эмигрировала в Израиль с Украины. Работала советологом в одной из ведущих израильских газет, в настоящее время является научным сотрудником Трумэновского института при Еврейском университете в Иерусалиме.
В интервью веб-сайту frontpagemagazine.com Изабелла Гинор рассказала, что натолкнуло ее и мужа на идею исследования, принесшего столь сенсационные результаты. Полтора десятка лет назад, просматривая в обычном порядке прессу стран СНГ, она наткнулась в одной из украинских газет на поразительный материал. Бывший офицер советской морской пехоты писал, что в первый день Шестидневной войны, находясь на борту фрегата в восточной части Средиземного моря, он получил приказ сформировать группу из 30 «добровольцев» и подготовиться к десантированию на побережье Израиля. Операция несколько раз откладывалась, наконец был получен приказ, но тут боевые действия прекратились, и Москва дала отбой. В этот момент десантники находились всего в 20 милях от Хайфы – запланированного места высадки.
Гинор и Ремез не поверили своим глазам. Ведь ни в одном официальном источнике не было и намека на прямое советское военное вмешательство в ближневосточный конфликт. Более того, специалисты в один голос утверждали, что такое вмешательство было немыслимо и шло вразрез с принципами советской внешней политики. Однако журналистское чутье подсказывало израильским исследователям, что дело тут нечисто...
Очень быстро выяснилось, что сенсационное откровение капитана Юрия Хрипункова – лишь верхушка айсберга. В различных независимых друг от друга источниках исследователи нашли подтверждения его рассказа, включая сходные сообщения моряков с других кораблей советской Средиземноморской эскадры. В их числе было и опубликованное в печати свидетельство другого офицера морской пехоты, который высадился со своим десантом на израильском побережье. Его отряд был атакован израильской авиацией и, понеся тяжелые потери, вынужден был вернуться на свой корабль, а сам автор статьи был ранен. В операции были также задействованы атомные подлодки, стратегические бомбардировщики, пилотам которых выдали карты целей на территории Израиля, истребительные соединения, получившие приказ прикрывать бомбардировщики и поддерживать арабские ВВС, и т. д. В частности, авторы книги приводят показания летчика Юрия Настенко о том, что вечером 5 июня 1967 г. его часть, дислоцированная на Украине, была приведена в состояние полной боевой готовности, и у него не было сомнений в том, что предстоит участвовать в боевых действиях.
Гинор и Ремез подчеркивают, что, вопреки распространенному мнению, даже при Ельцине, не говоря уже о нынешних глухих временах, основные официальные советские источники информации – архивы Политбюро, Генштаба и КГБ – были закрыты для историков. Тем не менее израильским исследователям удалось найти немало доказательств своей теории: кое-что в советских архивах, кое-что в архивах стран Варшавского пакта, кое-что в открытых источниках. Они сопоставили собранные ими данные с материалами из архивов Израиля, США и ряда других стран и не нашли ничего, что противоречило бы постепенно складывавшейся картине. Более того, их версия позволяла объяснить ряд загадочных, дотоле непонятных намеков в известных источниках.
Но зачем Москве понадобилось пускаться на авантюру, чреватую прямым военным столкновением с США? Авторы книги нашли ответ на этот вопрос в интригующем меморандуме, который был включен (Гинор и Ремез уверены – по счастливой случайности) в изданный в 2003 г. сборник документов МИД СССР. В меморандуме, датированном 23 февраля 1966 г., сообщается, что 13 декабря 1965 г. «один из лидеров израильской компартии товарищ [Моше] Снэ поставил советского посла в Тель-Авиве в известность о своем разговоре с советником премьер-министра Израиля, Гариэлем (бывший глава легендарной израильской разведслужбы «Моссад» Иссер Харель. – В. В.), в котором последний объявил о намерении Израиля создать свою собственную атомную бомбу».
К этому времени существование в Израиле ядерной программы не было тайной для советской разведки. А вот чего в Москве не знали, так это на какой стадии находились работы в израильском ядерном центре в Димоне. Сообщение Хареля было истолковано советским руководством в том смысле, что ядерного оружия у Израиля пока нет и поэтому еще есть возможность не допустить его появления, но действовать надо без промедления.
Последовала бурная вспышка советской дипломатической активности с целью запугать Израиль и заставить его заморозить ядерную программу. Ничего не добившись, Москва переключилась на подготовку силового решения проблемы. Судя по всему, среди советского руководства не было единодушия в отношении того, что следует предпринять. Но известно, что особенно жесткую позицию заняли председатель КГБ Юрий Андропов и замминистра обороны Андрей Гречко. Был разработан хитроумный план с целью спровоцировать Израиль на упреждающий удар. «Советское руководство, – пишут авторы книги, – стремилось в максимальной степени снизить вероятность ответных действий со стороны Соединенных Штатов. Для этого необходимо было, в частности, заставить Израиль первым нанести удар, что навлекло бы на него международное осуждение и вызвало бы недовольство США. Наконец, предлогом к войне должна была послужить израильская ядерная программа, из-за которой у Тель-Авива были серьезные разногласия с Вашингтоном, причем как раз в тот момент, когда перспектива появления у Израиля ядерного оружия тревожила Вашингтон почти в такой же степени, как и Москву».
Гинор и Ремез также откопали так называемый «финский документ», из которого явствовало, что еще до начала Шестидневной войны СССР заготовил ноту с поручением Финляндии представлять свои интересы в Израиле. Из этого неопровержимо следует, что советский план предусматривал разрыв дипломатических отношений с Израилем после того, как он будет спровоцирован на упреждающий удар по Египту.
Историк Майкл Орен пишет, что решающим фактором, вызвавшим войну, был «страх Израиля за свой реактор, а не страх Египта перед ним». Широко известно, что 17 и 26 мая 1967 г. два самолета совершили пролеты над ядерным комплексом в Димоне. Предполагалось, что это были египетские МиГ-21. Но Гинор и Ремез доказывают, что разведывательные полеты над израильским ядерным центром оба раза совершил в то время еще экспериментальный и сверхсекретный МиГ-25, который официально пошел в серийное производство лишь в 1972 г. В то время на Западе не было аналога этой машины, которая получила в классификации НАТО обозначение Foxbat («Летучая мышь»). Отсюда и название книги – «„Летучие мыши“ над Димоной».

Виктор ВОЛЬСКИЙ

Полностью эту статью вы можете прочесть в печатном или электронном выпуске газеты «Еврейская панорама».

Подписаться на газету в печатном виде вы можете здесь, в электронном виде здесь, купить актуальный номер газеты с доставкой по почте здесь, заказать ознакомительный экземпляр здесь