Декабрь 26, 2014 – 4 Tevet 5775
Летопись Освенцима и Майданека

image

Бесценное наследие Зиновия Толкачева 

Именно с рисунков Зиновия Толкачева начиналась художественная экспозиция польского исторического музея «Освенцим». Дебютная выставка 1945 г. имела огромный успех. Посетители – бывшие пленники оставили девять книг с отзывами. Некоторые из них в буквальном смысле написаны кровью, а среди подписей часто мелькают лагерные номера освобожденных узников.
Всю Великую Отечественную Толкачев прошел солдатом. Все, что он видел и наскоро зарисовывал в экстремальных обстоятельствах, – летопись войны. Сейчас уже не много осталось очевидцев событий тех лет, и именно потому эти небольшие рисунки особенно ценны.
За годы войны художник многое повидал и пережил, но самое сильное впечатление на него произвели нацистские концлагеря. Все, что было так остро и свежо в первые недели после освобождения лагерей Освенцим и Майданек, Толкачев переносил на бумагу. Резкие, выразительные черно-белые рисунки – это картины мученичества одних и бесчеловечной жестокости других.
В концлагерь Майданек Толкачев попал в сентябре 1944 г. по заданию политуправления Первого Украинского фронта. Зарисовывал все: и то, что видел, и то, что мог себе представить. «Душегубка», «Печи дымят», «Одни кости», «Провод высокого напряжения», «Газовая камера», «Дети... дети». Избегая останавливаться на второстепенных деталях, он стремится резкими, выразительными штрихами передать главное: узников с клеймом на руке, стандартные виселицы, закоченевшие трупы, газовые камеры, где смертников душили газом «Циклон-Б»... Оказавшись на железнодорожной станции Майданека, художник увидел вагоны с ветхой одеждой и обувью убитых узников, приготовленной для отправки на переработку в Германию. Этот сюжет тоже вошел в «хронику» художника. Другой рисунок – «Грузят волосы» – посвящен той же теме. В больших мешках – локоны всех мастей, срезанные «под корень» с голов заключенных.
Приехав в конце января 1945 г. в концлагерь Освенцим, Толкачев увидел там десятикратно увеличенное горе Майданека. Впечатления от «комбината смерти» легли в основу огромного количества рисунков сепией и пастелью, созданных в польском городке Биркенау-Бжезинки. Короткие названия к сделанным в концлагере наброскам – «Обреченные», «Без неба», «Один» – дополняют драматические образы. За неимением другой бумаги художник работал на казенных бланках комендатуры Освенцима, и штампы на них подчеркивают документальность бесчеловечно-жестокой летописи войны.

Елена ШАПИРО

Полностью эту статью вы можете прочесть в печатном выпуске газеты «Еврейская панорама».

Подписаться на газету вы можете здесь, заказать ознакомительный экземпляр здесь

Написать письмо в редакцию