110 лет назад родился Лев Ландау 

Wunderkind
Лев Ландау был одарен математическими способностями. Способности были таковы, что интегрировать он научился в 13 лет, а дифференцировать умел всегда. Вундеркинд родился 22 января 1908 г. в самой обычной еврейской семье: его отец был инженером-нефтяником, мать – врачом. Семья жила в Баку, Баку был городом нефти, большая часть населения работала на скважинах, и Давид Львович и Любовь Вениаминовна хотели, чтобы их сын пошел по стопам отца. Они отдали его в еврейскую гимназию, но гимназию он не окончил – из-за необыкновенных математических способностей через год (в 14 лет!) его приняли в Бакинский университет. Первый успех пришел в неполные 19: уже будучи студентом физико-математического факультета Ленинградского университета, Лев написал четыре научные работы, в одной из которых ввел в теоретическую физику понятие матрицы плотности в качестве метода для полного квантово-механического описания систем, являющихся частью более крупной системы. Свое образование он продолжил в аспирантуре Ленинградского физтеха, где директором был А. Ф. Иоффе, который сразу же обратил внимание на молодого ученого и создал ему все условия для научной работы.

Авторское отступление
Уважаемый читатель «Еврейской панорамы»! Я столько же, сколько и вы, понимаю в теоретической физике и ее законах. И поэтому впредь в этом рассказе о гениальном Ландау обещаю не злоупотреблять ее терминологией. Уверен, что читающим эти строки (как и автору) прежде всего интересен человек. Которому ничто человеческое было не чуждо. Который вел себя независимо и свободно и в жизни, и в науке – как в условиях жесточайшей сталинской диктатуры, так и в условиях хрущевской оттепели.

За опытом – в Европу
В 1929 г. Народный комиссариат просвещения направил молодого перспективного ученого в зарубежную научную командировку. В Германии он встречался с Альбертом Эйнштейном и Вернером Гейзенбергом. В Дании работал с Нильсом Бором, в Англии познакомился с работавшим в Кембридже Петром Капицей. Бора чтил на протяжении всей жизни и всегда почитал как своего единственного учителя. Капице был всегда благодарен за свое спасение, не раз повторяя, что если бы не он, то наверняка погиб бы в тюрьме или лагере.
Весной 1931-го Ландау вернулся в Ленинградский физтех, вскоре уехал в Харьков, где продолжил свою работу. Он был нонконформист и часто не стеснялся в выражениях как по поводу своих начальников, так и в отношении проходимцев в науке. И, разумеется, был уволен со всех своих постов. Ландау говорил, что его «уволили за проталкивание буржуазных идей на лекциях».
Узнавший об этом Капица пригласил его в Москву и дал должность заведующего теоретическим отделом в своем Институте физических проблем.

По ст. 58–7
За ним пришли на рассвете 28 апреля 1938 г. В руки НКВД попала листовка, призывавшая свергнуть режим, в которой Сталин назывался «фашистским диктатором», ни в чем не уступающим Гитлеру и Муссолини. Органам стало известно, что к листовке, написанной несколькими сотрудниками Харьковского университета, приложил руку и Ландау – он ее редактировал. Ему впаяли ст. ст. 58–7, 10 и 11 УК РСФСР (шпионаж, антисоветская пропаганда и агитация, одним словом – контрреволюционная деятельность).
В тюрьме он просидел год.
Выпустили благодаря вмешательству Нильса Бора и Петра Капицы. Бор написал письмо Сталину, Капица – Берии. Первый интересовался у главы советского государства судьбой Ландау и просил развеять слухи о его аресте. Второй, обращаясь к наркому внутренних дел СССР, просил отдать своего сотрудника под личное поручительство и обещал, что Ландау «не будет вести какой-либо контрреволюционной деятельности» ни в институте, ни вне его. Было решено...

Андрей ДНЕПРОВ

Полностью эту статью вы можете прочесть в печатном или электронном выпуске газеты «Еврейская панорама».

Подписаться на газету в печатном виде вы можете здесь, в электронном виде здесь, купить актуальный номер газеты с доставкой по почте здесь, заказать ознакомительный экземпляр здесь