70 лет назад ООН проголосовала за раздел Палестины  

Поддержав 29 ноября 1947 г. решение ООН о разделе Палестины, а затем и согласившись на поставки оружия только что провозглашенному еврейскому государству, СССР способствовал созданию сионистского Израиля. На первый взгляд, этот факт является неразрешимой загадкой, учитывая антисемитизм кремлевских вождей и традиционную идеологическую враждебность советского режима к любым проявлениям сионизма внутри соцлагеря. В действительности же никакой загадки тут нет. Напротив, это прекрасно вписывается в логику сталинской политики. Напомним основные вехи процесса, приведшего к судьбоносному голосованию.
Естественным побуждением советского МИДа была поддержка местных коммунистов. В 1919 г. в Палестине была создана первая коммунистическая (то есть антисионистская и полностью ориентированная на Москву) партия. Поначалу она именовалась Социалистической партией рабочих (ивритское сокращение – МАПАС), но три года спустя сменила название на Палестинскую коммунистическую. К тому времени ее антисионизм стал настолько воинствующим, что ивритскую аббревиатуру заменили на идишскую – ПАКАП (ведь иврит по приказу Сталина был провозглашен языком эксплуататоров). В 1924 г. партия вошла в Коминтерн, но ее влияние в стране было практически нулевым: антисионизм отвращал от ПАКАП евреев, а арабы в принципе не поддерживали никакую организацию, которая бы не выражала устремления арабского национализма.
Не то чтобы в Москве возражали против арабского национализма (при условии, конечно, что он идет в комплекте с ориентацией на Кремль) – ведь, согласно левым догмам, именно союз коммунистов с национально-освободительными движениями должен был одержать победу над мировым империализмом. Вообще говоря, левые сионистские партии Эрец-Исраэль представляли собой идеальный пример такого союза: с одной стороны, они активно боролись за независимость против британского империализма, с другой – выражали симпатии идеям социализма вообще и СССР в частности. Однако на Ближнем Востоке эта логика входила в противоречие с другими геополитическими соображениями: арабы были существенно многочисленнее и противостояли Британской империи на куда большем пространстве, чем сионисты. Неудивительно, что Кремль сделал ставку на них.
За неимением иного варианта, роль моста между Москвой и арабскими националистами должна была сыграть ПАКАП. Этому мешало то, что в руководстве этой крошечной группировки почти не было арабов. В 1929 г. в Кремле приняли решение об «арабизации» партии. Соответствующий приказ передали одному из ее основателей Йосефу Бергеру-Барзилаю, вызванному в Москву на беседу с вождями Коминтерна. Поначалу Барзилай заартачился. Его убедила только личная встреча со Сталиным, который ясно сформулировал цели партии: «Задача коммунистов в том, чтобы ускорить падение Англии и подготовить захват власти».
Вдохновленный вождем, Барзилай вернулся в Эрец-Исраэль и принялся интенсивно арабизировать ряды своего детища. Этот процесс происходил на фоне чудовищных по жестокости еврейских погромов, устроенных арабами в том же 1929 г. Заслушав отчет о погромах, Коминтерн квалифицировал их как «борьбу арабского народа против британского империализма и сионизма» и потребовал ускорить процесс арабизации ПАКАП. В 1932 г. Барзилая вернули в СССР для работы в Коминтерне, так что арабизация местного коммунизма завершилась без него тремя годами позже, когда на роль генсека ПАКАП прислали из Москвы отучившегося там Радвана Эль-Хилу. Что же до Барзилая, то в СССР его арабизаторские способности тоже не пригодились: он был арестован сразу после убийства Кирова, осужден и вышел на свободу лишь 21 год спустя, в 1956 г.
Если считать ПАКАП безотказным рупором Кремля, то отношение последнего к сионизму исчерпывающе выражалось в резолюции VII съезда «палестинских коммунистов» (1931): «Сионизм есть выражение буржуазной эксплуатации и подавления, использующее угнетенное еврейское меньшинство Восточной Европы для защиты политики империализма. С этой целью сионизм заключил союз с британским империализмом посредством Декларации Бальфура (см. стр. 32–33) и в обмен на признание [своей легитимности] британским империализмом превратился в инструмент, используемый империалистами для подавления национально-освободительного движения широких арабских масс».
Если уж носившие откровенно звериный характер погромы 1929 г. были отнесены Москвой к разряду национально-освободительной борьбы, то «Большое арабское восстание» 1936-1939 гг. и подавно заслужило официальную канонизацию на алтаре «светлого будущего человечества». Нечего и говорить, что ПАКАП, к тому времени уже возглавляемая руководством с правильной «пятой графой», поддержала арабские беспорядки и даже приняла в них участие. Казалось бы, открытая враждебность Кремля должна была окончательно определить его место в глазах не только сионистов, но и всего еврейского населения ишува. Но тот, кто так полагает, видно, не знаком с еврейским упрямством.
Подавляющее большинство евреев Эрец-Исраэль продолжало питать симпатии к СССР – особенно те, кто, родившись там, успел надышаться воздухом двух предреволюционных десятилетий. В 1920-е гг. эти симпатии полнее всего выражало движение «Рабочие батальоны», созданное на базе организаций «Хе-Халуц» и «Ха-Шомер» Ицхаком Саде и соратниками Йосефа Трумпельдора, а также Исраэлем Шохатом и его женой Маней Шохат, чья девичья фамилия Вильбушевич в свое время прогремела на всю Россию (она была агентом охранки и главой Еврейской независимой рабочей партии, созданной по инициативе начальника Московского охранного отделения С. В. Зубатова).

Алекс ТАРН
(по материалам статьи Ури Мильштейна на сайте News1)

Полностью эту статью вы можете прочесть в печатном или электронном выпуске газеты «Еврейская панорама».

Подписаться на газету в печатном виде вы можете здесь, в электронном виде здесь, купить актуальный номер газеты с доставкой по почте здесь, заказать ознакомительный экземпляр здесь