Апрель 28, 2017 – 2 Iyyar 5777
Космический медик по имени Абрам

image

К 95-летию со дня рождения Абрама Генина  

У многих советских граждан еврейское имя Абрам вызывало в лучшем случае ухмылку. В силу этого Абрамы, а также Ароны, Давиды, Исааки, Натаны, и Шимоны, жившие в СССР, стремились русифицировать свои имена. Поступил так и Абрам Генин: для друзей и знакомых он был Аликом, а паспорт редко кому показывал.
В силу обстоятельств, о которых ниже, жизнь Генина была достаточно закрытой. О детстве и юности Абрама почти ничего не известно, кроме того, что родился он 12 мая 1922 г. в г. Климовичи Могилевской губернии. Позже Генин с матерью оказался в Москве, где учился в образцово-показательной школе № 7, из которой вышло немало знаменитостей, включая будущего президента АН СССР М. В. Келдыша. Окончив ее, Генин успешно сдал вступительные экзамены во 2-й Московский мединститут, куда и был зачислен на военный факультет, готовивший военврачей для авиации.
Вскоре после начала войны, в октябре 1941-го, факультет эвакуировали в Омск. Генин и его однокашники надеялись на сокращенный курс и скорую отправку на фронт. Но эти надежды не осуществились: после успешного завершения битвы за Москву студентов вернули в столицу, где они в 1943 г. завершили учебу, после чего разъехались по авиационным дивизиям.
Точных сведений о части, в которой до конца войны прослужил Абрам Генин, получить не удалось. Известно лишь, что на фронте он был старшим врачом авиаполка, принимал участие в боевых действиях. Судя по наличию медали «За освобождение Будапешта», воевал в составе 5-й либо 17-й воздушной армий.
После окончания войны майора Генина не демобилизовали – он продолжал службу в ВВС. Для повышения квалификации был направлен в Москву на курсы при Центральном институте усовершенствования врачей. В свою часть Генин больше не попал: его приняли в адъюнктуру на кафедру авиационной медицины.
После защиты кандидатской диссертации подполковник Генин заведовал лабораторией авиационной медицины в Военно-воздушной академии. Затем его перевели в НИИ авиационной и космической медицины (НИИИАМ), а с 1975 г. он руководил направлением в Институте медико-биологических проблем.
4 октября 1957 г. в СССР был выведен на орбиту первый искусственный спутник Земли. В заявлении ТАСС по этому поводу говорилось: «Искусственные спутники Земли проложат дорогу к межпланетным путешествиям». В правительственные учреждения посыпались письма от граждан, жаждавших участвовать в эксперименте. Написал (правда, значительно раньше) рапорт и старший научный сотрудник подполковник Генин. Еще за год до запуска первого искусственного спутника Земли он обратился к начальнику 8-го отдела НИИИАМ В. И. Яздовскому со следующей просьбой: «Желая принять непосредственное участие в работах по исследованию возможности полета человека в верхние слои атмосферы, прошу ходатайства о включении меня в число кандидатов для полетов, которые будут предприняты с этой целью».
К принятию такого решения Генина подтолкнул доклад С. П. Королева «К вопросу о применении ракет для исследования высоких слоев атмосферы и полетов в надатмосферном пространстве» на одном из закрытых форумов. Впервые, выступая перед большой группой ученых, Королев заявил о возможности полета «автоматически управляемой ракеты – летающей лаборатории с экспериментатором для производства наблюдений на высотах порядка 100 км». В заключение Сергей Павлович призвал руководство и своих коллег сделать все, чтобы советский человек первым совершил подобный полет.

Владислав КАЦ

Полностью эту статью вы можете прочесть в печатном или электронном выпуске газеты «Еврейская панорама».

Подписаться на газету в печатном виде вы можете здесь, в электронном виде здесь, купить актуальный номер газеты с доставкой по почте здесь, заказать ознакомительный экземпляр здесь