Сентябрь 29, 2017 – 9 Tishri 5778
Корея для еврея

image

Как дед Ким Чен Ына заигрывал с Израилем, обещая ему любовь в обмен на деньги  

В сентябре 1992 г. заместителю генерального директора израильского МИДа Эйтану Бен-Цуру поступило необычное предложение. Как северокорейцам удалось выйти на израильского дипломата, неизвестно, но в цепочке посредников фигурировал и некий американский предприниматель, и его южнокорейский партнер, и живущие в Пхеньяне родственники этого партнера. Хотя нельзя исключить, что просто были задействованы давние связи Шимона Переса, ставшего как раз в 1992-м министром иностранных дел в правительстве Ицхака Рабина.
Предложенная Северной Кореей сделка подкупала своей гангстерской откровенностью: Израилю предлагалось купить уже выработанную золотую шахту в КНДР, а взамен Пхеньян обещал прекратить или по крайней мере сократить поставки оружия и ракетных технологий Ирану и ряду других враждебных Израилю государств.
Отправиться в объятия Израиля стареющий Ким Ир Сен был готов не от хорошей жизни: экономика Северной Кореи, потеряв поддержку распавшегося СССР, лежала в руинах, на страну надвигался голод, и КНДР срочно искала любые возможности получения валюты.
Следует сказать, что до того момента между Израилем и Северной Кореей никогда не было никаких контактов: КНДР не признавала и до сих пор не признает право Государства Израиль на существование, а в 1988 г. даже признала суверенитет «палестинцев» на территории всего Израиля.
Помимо Ирана ракетные технологии из Северной Кореи в течение многих лет поступали также в Сирию, Ливию и Египет. А в 1973-м, во время Войны Судного дня, руководство КНДР даже направило в Египет эскадрилью МиГов с пилотами и техперсоналом (см. ниже).
Во второй половине 1980-х Северная Корея приоткрыла въезд для иностранных туристов, но для граждан Израиля, равно как и для американцев, французов и японцев, она осталась закрытой. Евреи из других стран также часто испытывали проблемы при въезде в КНДР.
Несмотря на такую предысторию отношений, предложение северокорейцев вдохновило Бен-Цура. Дипломат рассказал о нем Пересу, который одобрил инициативу подчиненного и дал ему карт-бланш, предупредив, однако, чтобы тот сохранял свои контакты с КНДР в тайне, не посвящая в них даже главу азиатского отдела МИДа Моше Игара.
В начале ноября 1992-го Бен-Цур в сопровождении двух израильских дипломатов и двух геологов прибыл в Пхеньян. Первая в истории израильская делегация в КНДР была, однако, не единственной. Одновременно с дипломатами в столицу КНДР приехала и группа сотрудников «Моссада» во главе с замдиректора спецслужбы Эфраимом Галеви. «Моссад», разумеется, с самого начала был в курсе событий, но оптимизма Бен-Цура и Переса не разделял. Однако вопрос касался поставок северокорейцами ракетных технологий врагам Израиля, и самоустраниться спецслужбы не могли. Так что Галеви лично прибыл в Пхеньян, чтобы оценить шансы на успех, а заодно обеспечить безопасность израильских дипломатов. Правда, Бен-Цур о сопровождении узнал лишь в конце визита, когда встретил Галеви на борту самолета, вылетевшего из Пхеньяна в Токио.

Александр НЕПОМНЯЩИЙ

На израильско-корейской границе

Утром 6 октября 1973 г. четверка «курнасов» (так – «кувалдами» – в израильской армии называли американские истребители-бомбардировщики McDonnell Douglas F-4), поднявшись с расположенной на севере Израиля базы Рамат-Давид, взяла курс на юг, приступив к патрулированию границы с Египтом над Суэцким каналом. Первую пару составляли самолеты 69-й эскадрильи, сзади их прикрывала пара из эскадрильи 119. Поначалу все шло спокойно. Дежурство подходило к концу, запасы горючего были на исходе. Внезапно один из пилотов первой пары, шедшей на высоте около 7 км, заметил на радаре пару неопознанных самолетов, вторгшихся в воздушное пространство Израиля.
Противник шел далеко внизу, и потому различить его на радаре было сложно. Однако подтверждение диспетчеров наземной станции развеяло сомнения: впереди был враг. Расстояние до него было подходящим для атаки управляемыми ракетами «Спэрроу», имевшимися в арсенале «Фантомов». Однако видимость была неважной, и пилоты приняли решение сначала спуститься и сблизиться с незваными гостями. Несколько секунд спустя они увидели перед собой два МиГа-21 и вступили с ними в бой. Вероятно, это столкновение можно назвать одним из первых воздушных сражений Войны Судного дня.

Полностью эту статью вы можете прочесть в печатном или электронном выпуске газеты «Еврейская панорама».

Подписаться на газету в печатном виде вы можете здесь, в электронном виде здесь, купить актуальный номер газеты с доставкой по почте здесь, заказать ознакомительный экземпляр здесь