Декабрь 1, 2017 – 13 Kislev 5778
Конгениальность и своеволие

image

Беседа с дирижером Владимиром Юровским  

В большом явлении каждый видит свое и выбирает свое, часто и не пытаясь охватить целое. На недавно завершившемся в Берлине традиционном фестивале Musikfest (он проходил под знаком 450-летия Клаудио Монтеверди, в концертном исполнении прозвучали сценические опусы композитора L’Orfeo, L’incoronazione di Poppea и Il ritorno d’Ulisse in patria) среди множества впечатлений я бы особо выделил два. Это были концерты вступления в должность двух новых главных дирижеров в Берлине: нового художественного руководителя хора RIAS (Радио в Американском секторе – знак памяти об американской оккупации части Берлина после войны и о работе по восстановлению культурной жизни) англичанина Джастина Дойла и родившегося в Москве 45-летнего Владимира Юровского в качестве шефа Rundfunk-Sinfonieorchester Berlin – Симфонического оркестра Берлинского радио.
Но сначала я хотел бы поделиться впечатлением и переживанием особого рода. Перед исполнением Пятой симфонии Малера оркестром Концертхауса под руководством Ивана Фишера публика вместе с сидевшим на сцене оркестром во главе с руководителем прослушала на «механическом пианино» первую часть симфонии в исполнении автора – Густава Малера. Да, была раньше популярна такая техника, которая воспроизводила посредством перфорированной ленты все нюансы нажатия клавиш исполнителем… Перенесение слушателей более чем на 100 лет назад, когда композитор сел к роялю, не сравнимо ни с чем.
Итак, два вступления в должность. Джастин Дойл продирижировал хоровыми сочинениями Клаудио Монтеверди в «двухсерийных» концертах, сыгранных с небольшим перерывом в двух рядом находящихся залах: в соборе св. Ядвиги и в новом недавно вступившем в строй зале Пьера Булеза. Оба очень разных сочинения Монтеверди (написанная в старом стиле месса Missa In illo tempore и указавшая пути развития музыки «Вечерня Марии», Marienvesper, впервые исполненная при дворе герцога Мантуанского в 1610 г.) обращены к Деве Марии. Хор, солисты и сопровождавшие исполнение музыканты Capella de la Torre были выше всяческих похвал. На фестивале звучали несколько скрипок Антонио Страдивари, которые живут уже более 300 лет.
С Владимиром Юровским мне удалось побеседовать, и этот музыкант, как и прежде, порадовал яркостью мышления.
– Вступление в должность главного дирижера Симфонического оркестра Берлинского радио – что это для вас значит?
– Берлин является моим домом последние 25 лет. Мы переехали жить в Германию, и первые два года я жил в Дрездене, а в 1992 г. переехал в Берлин учиться. Я тут живу. Здесь начинал свою творческую биографию в театре «Комише опер» в качестве штатного дирижера… Но потом я надолго оставил берлинские оркестры, став главным дирижером фестиваля в Глайндборне, а затем и Лондонского филармонического оркестра, но продолжал тем не менее жить в Берлине. За все эти годы, начиная с 2000-го, когда я ушел из «Комише опер», у меня было всего четыре концерта в Берлине, два из них с Берлинским филармоническим оркестром – в 2003-м и в 2011-м. И все. Несколько лет назад я начал постепенно возвращаться в Берлин: принял участие в постановке оперы Шёнберга «Моисей и Аарон» в «Комише опер» и сделал для фирмы «Пентатон» запись Третьей симфонии Шнитке – как раз с оркестром радио. Мы ее записали и сыграли на фестивале Musikfest-2014. А потом неожиданно и досрочно посередине сезона, 31 декабря 2016 г., ушел со своего поста руководитель оркестра радио Марек Яновский…
– И оркестр пригласил вас. Сколькими оркестрами вы теперь руководите?
– В настоящий момент тремя.
– Бывали ли в истории музыки дирижеры, которые руководили больше чем тремя?
– Да, конечно. Бывало такое и у наших современников Пааво Ярве и Андрея Борейко. Но понимаете, мы с разными оркестрами начинаем и заканчиваем циклы работы в разное время (главные дирижеры по контракту проводят со своими оркестрами по два месяца в году. – Ю. В.). А со временем что-то отпадает. Я сейчас возглавляю Лондонский филармонический оркестр, московский Светлановский оркестр и здешний. Но со Светлановским оркестром у меня контракт до осени 2019 г., дальше будем смотреть, а что касается лондонского оркестра, я уже объявил, что уйду после лета 2020 г. Я вам скажу: для меня возвращение в Берлин – это знаковое возвращение, потому что здесь мой дом. Здесь моя семья, здесь я пустил корни, и мне захотелось после 15 лет странствий по миру больше проводить времени дома. У меня здесь жена и дети, и родители мои здесь живут. Я просто хочу чуть-чуть больше иметь «нормальной» жизни и при этом делать хорошую работу. Оркестр радио мне такую возможность дает, потому что это оркестр, безусловно, класса А, но жизнь в нем намного более размеренная и спокойная, чем, скажем, у Лондонского филармонического… Или у Госоркестра в Москве. С Госоркестром я, наверное, мог бы проводить и гораздо больше времени, но для этого нужно было бы жить в России, а этот вопрос для меня никогда не вставал. Точнее, вставал, но для меня было изначально ясно, что это невозможно… Прежде всего из-за семьи, ну, и по своим личным соображениям тоже. Я очень люблю с ними работать, но жить в России не могу – я живу в Берлине и считаю, что человек должен по возможности работать по месту жительства.
– Вы упомянули Альфреда Шнитке. Я знаю, что вы любите его музыку и чаще, чем другие дирижеры, исполняете ее. Популярность же его музыки ныне существенно меньше, чем когда-то. Была ли та популярность сильно политически мотивирована? Или все-таки для вас он по-прежнему остается очень большим композитором?

Беседовал Юрий ВЕКСЛЕР

Полностью эту статью вы можете прочесть в печатном или электронном выпуске газеты «Еврейская панорама».

Подписаться на газету в печатном виде вы можете здесь, в электронном виде здесь, купить актуальный номер газеты с доставкой по почте здесь, заказать ознакомительный экземпляр здесь