Февраль 2, 2018 – 17 Shevat 5778
Концепция Либермана

image

Беседа с министром обороны Израиля  

– Господин Либерман, вы уже полтора года являетесь министром обороны. Какие достижения и наиболее важные моменты вам хотелось бы отметить?
– Наверное, самый главный итог за те полтора года, которые я нахожусь в Минобороны, – стабильность и совершенно новый подход, которые я привнес в действия нашей армии. Речь идет об очень мощной, непропорциональной реакции на любые провокации. Несмотря на то, что после признания президентом Трампом Иерусалима столицей еврейского государства в Газе была предпринята серьезная попытка изменить ситуацию и правила игры, устроив массовые беспорядки и обстрелы, наверное, это самый спокойный период на прилегающих к Газе израильских территориях со времен Шестидневной войны. Я был там буквально неделю назад, когда в Кнессете бушевали страсти. Я встретился с жителями приграничных поселений, и они говорили только одно: какие еще ракеты, что за чепуха! Нас волнуют квоты на воду, компенсация со стороны налогового ведомства для фермеров, работающих в непосредственной близости к забору безопасности. В связи с эскалацией у них много перерывов в работе, они несут убытки, и им вроде бы решили дать за это компенсации. Для них важно, что происходит на шоссе № 232, которое ведет к КПП «Керем-Шалом». Они сами признавали, что налицо процветание. Например, приток новых жителей. Нет ни одной пустой квартиры, ни одного пустого дома. Все стремятся туда. В том числе очень многие молодые семьи, они покупают здесь дома, верят в этот район. И это было самое приятное, что мне пришлось услышать.
– Что вы можете сказать о ХАМАСе и ситуации в Газе?
– На данный момент ХАМАС находится, если посмотреть на условный график, наверное, в самой нижней точке за время своего существования. В руководстве организации понимают, что история с наступательными (то есть проникающими на израильскую территорию. – Д. Ш.) туннелями закончилась.
– Дает ли новая технология обнаружения туннелей (см. «ЕП», 2017, №№ 10, 12) стопроцентный результат? Можно ли сказать, что она лучше даже системы ПРО «Железный купол», имеющей более чем 90-процентную результативность?
– Я думаю, это тот же «Железный купол», только для действий в недрах земли. По нашим оценкам, до конца 2018 г. не останется ни одного наступательного туннеля ни у «Исламского джихада», ни у ХАМАСа. К тому же мы разбомбили большую часть всей их военно-морской составляющей. ХАМАС также потерял шесть боевиков, включая двух высокопоставленных командиров. Мы уничтожили склады с боеприпасами и мастерские по производству ракет, а также опорные пункты их военно-морской компоненты.
– Вы подчеркиваете, что уничтожены были существенные цели, потому как часто поговаривают, что, мол, удары наносятся по малозначимым объектам, так называемым «сараям»?
– Недавно агентство новостей ХАМАСа официально опубликовало выступление Яхье Синуара (главы ХАМАСа в Газе. – Д. Ш.), где он сам говорит, что удары были для них болезненными. И это при том, что они предприняли максимум попыток остановить обстрелы Израиля. Ведь обстреливал не ХАМАС, а представители мелких салафитских организаций...
– Они в самом деле предпринимали во время последней эскалации серьезные усилия по пресечению обстрелов?
– Да, имели место существенные попытки такого рода. У них есть специальная часть численностью 1200 человек – своего рода пограничники. Они и занимаются предотвращением обстрелов. Но, несмотря на эти попытки, мы разбомбили хамасовские объекты. Помимо сказанного выше, процесс примирения с ФАТХом не принес ХАМАСу никаких дивидендов. Они надеялись, что получат деньги на зарплаты чиновникам, но 20 тыс. человек еще не выдали ноябрьские зарплаты. Не оплачено электричество, не оплачиваются лекарства. Они сделали ставку на то, что благодаря Египту смогут все это получить. Но пока они потеряли Катар, руководство которого очень обозлилось на ХАМАС за сближение с Египтом.
– Что вы можете сказать о ситуации на северных границах Израиля?
– Мы не просто так говорим, что не допустим производства точных ракет (в Ливане. – Д. Ш.) и переброски туда точных ракет, а также попыток Ирана закрепиться на территории Сирии. Было сделано все, чтобы объяснить тем, с другой стороны границы, что это не просто риторика, а самые серьезные намерения.
– А воспринимают ли они все эти посылы всерьез?
– Они очень серьезно их воспринимают и, безусловно, понимают, какими будут последствия. Всем понятно, что Израиль – самая сильная региональная держава.

Беседовал Давид ШАРП

Полностью эту статью вы можете прочесть в печатном или электронном выпуске газеты «Еврейская панорама».

Подписаться на газету в печатном виде вы можете здесь, в электронном виде здесь, купить актуальный номер газеты с доставкой по почте здесь, заказать ознакомительный экземпляр здесь