Орлуша – о прошлом, настоящем и будущем России  

Андрей Орлов, более известный как Орлуша, – один из самых популярных и цитируемых современных русскоязычных поэтов, его стихи растаскиваются на цитаты и воспроизводятся на тысячах страницах в Facebook, становясь источником многочисленных баталий и новостей. Мы сидим с Андреем Анатольевичем в кулуарах еврейской конференции «Лимуд» во Львове и говорим о том, что происходит в России, о Путине и стремлении к сильной руке, малодушии деятелей культуры и образе врага.

– Андрей, в начале 1990-х казалось, что новую эпоху с ее духом свободы не повернуть вспять. Но прошло несколько лет, и Россия с какой-то радостной готовностью позволила себя, говоря словами Победоносцева, «подморозить». Что произошло? Возможно, Путин просто попал в нерв народных ожиданий, и именно в такой стране и хочет жить 86% ее граждан?
– Как бывший политтехнолог скажу, что опросы не отражают реальных настроений пресловутых 86%. В любом обществе до 60% составляют неопределившиеся – думай люди головой, предвыборные кампании потеряли бы смысл. Эти 60% сейчас находятся в лагере поддержки Путина, но они разворачиваются на 180° за один день в любую сторону. За грамотным спикером, призывающим двигаться в Европу, идет 5–10% населения. К ним при правильном позиционировании присоединяются 60%, которым все равно куда идти. Причем это верно для любой страны. Хорошо, когда сограждане идут верной дорогой, но не надо обманываться, что все идут туда осознанно.
– Но Путин же в самом начале своего правления недвусмысленно демонстрировал, что собирается идти в сторону Европы. Вспомните дружбу с Тони Блэром…
– В эту сторону Россия шла еще в феврале 2014-го в дни Олимпиады в Сочи, которая должна была поднять имидж России, усилить инвестиционную привлекательность и т. д. Разворот произошел в один день – в момент принятия решения по Крыму. И даже тогда в России думали, что смогут остаться в Европе, что на это посмотрят сквозь пальцы.
Я – один из людей, участвовавших в проекте «Путин» в 1999 г. Практически вся программа общероссийского движения «Единство» (которое вскоре стало «Единой Россией») написана на кухне моей квартирки, главный художник издательского дома «Коммерсантъ» Никита Голованов на моих глазах рисовал мишку – эмблему движения, символ силы и уверенности. Путин – это системная ошибка Бориса Березовского. Никакой операции «преемник» по большому счету не было, рассматривались и другие кандидаты – Никита Михалков, например. При правильной раскрутке практически любой человек может быть президентом любой страны.
Согласно нашим опросам, в 1999 г. 70% россиян мечтали о «сильной руке». Ворота зоопарка открылись, но звери остались и ждали, пока к ним придут и накормят. Люди ждали человека в форме, и мы предложили им тройку Шойгу – Карелин – Гуров, так называемых «гражданских военных». Полковник налоговой полиции Карелин – девятикратный чемпион мира по борьбе; уволенный из МВД борец с коррупцией Гуров – в форме, но против системы; и спасатель Шойгу, который, как Чип и Дейл, спешит на помощь и раздает одеяла пострадавшим. Поставьте первым номером в списке пожарного или капитана дальнего плавания в фуражке, и народ увидит, что его надежды на добрую полувоенную власть сбываются. За трех персонажей в форме проголосовало 26%, и фракция «Единство» сразу стала второй в Думе. Это я все к тому, что кто-то голосует за скрученную косу, кто-то – за эмблему медведя как символ силы, но сами по себе цифры опросов мало что объясняют.
– Тем не менее тенденция налицо…
– Я еще в начале 1990-х говорил людям из правительства Ельцина, что если не провести декоммунизацию, тоталитаризм вернется. Не надо забывать, что у нас ленинопад начался много раньше, чем в Украине. Сотни тысяч вышли на московские улицы в августовские дни путча 1991 г. А сколько вышло тогда в Киеве?
Проблема в том, что падение Ленина не приводит к падению системы. И Украине в этом смысле не стоит обольщаться: Ленин в головах остается. Декоммунизация – это, действительно, сложнейший процесс. Представим себе человека, которому предстоит процесс «дерукификации», потому что его руки кого-то когда-то побили. И он думает: как же я без рук-то буду, бедненький? И решает постричь ногти, а руки пока оставить, ведь они хоть и побили кого-то, но еще вполне пригодятся.
Когда выяснилось, что декоммунизации не будет, стало ясно, что шансов на демократию у России нет. Я говорил это в 1991 г., говорил в 1995-м, готов повторить и сейчас. 25 лет назад Москва консолидировалась и снесла коммунистический режим. И, поверьте, сделали это в том числе и люди, которые входят сегодня в 86%, поддерживающих Путина. При этом чтобы Россия развернулась от Путина в сторону кого угодно, нужно три передачи Соловьева со словами «нас обманывали». Это все равно, что к вам много лет ходил в гости лучший друг, а потом оказалось, что и ложечки серебряные пропали, и дочь вашу несовершеннолетнюю он целовал. И неважно, что вы были дома, вы же ничего не знали! Тот же Путин может изобразить неведение, посадить всех, кто годами «вводил его в заблуждение», и изменить курс на 180°. И народ тут же строем двинется в Европу. Пример тому – санкции протии Турции. От «турки враги – мы всегда это знали» до «турки друзья – мы всегда это знали» прошло пару дней.

– Не возникает ли у большинства россиян чувства социальной шизофрении: они окружены и с удовольствием пользуются продуктами западной цивилизации – от мобильного телефона до социальных сетей – и вместе с тем пылко ненавидят Запад, шлепая на свой «опель» или «фольксваген» наклейки «На Берлин!».

Беседовал Михаил ГОЛЬД

Полностью эту статью вы можете прочесть в печатном или электронном выпуске газеты «Еврейская панорама».

Подписаться на газету в печатном виде вы можете здесь, в электронном виде здесь, купить актуальный номер газеты с доставкой по почте здесь, заказать ознакомительный экземпляр здесь