Андрей Пионтковский о главной политической схватке начала 2017 г.  

Беседа с публицистом Андреем Пионтковским о том, удастся ли Кремлю завербовать Трампа, от чего зависит жизнь диктатора и что может изменить мир в первые месяцы символичного 2017 г.
– Путин 29 декабря заявил, что присутствие военных сил России в Сирии будет сокращено. Кроме того, он сообщил, что войска Асада и вооруженная оппозиция подписали договор о прекращения огня. Якобы к нему присоединилось около 65 тыс. представителей умеренной оппозиции. Что это может означать на практике?
– Начнем с того, что в этих заявлениях бросаются в глаза три очень странных обстоятельства. Во-первых, в августе Россия уже выводила войска из Сирии в связи с полным выполнением задач, и все знают, что было потом. Теперь этот фокус повторяется во второй раз. Но еще более удивительна другая вещь: когда безжалостно уничтожался Алеппо, российские пропагандисты – и не только они, но и первые лица государства – объясняли, что в Сирии нет никаких умеренных оппозиционеров, это выдумка американцев, пытающихся спасти свою агентуру. Официальная версия была такова: есть только террористы, и мы их уничтожаем. Теперь эти же люди убежденно рассказывают нам о 65 тыс. умеренных оппозиционеров с танками и артиллерией. То есть легенду изменили полностью за один день. И в тот же день было принято решение подписать какое-то соглашение с людьми, которых еще вчера не существовало. И, наконец, перемирие пока не длится ни дня, они еще только должны когда-то встретиться в Астане, но российские вожди уже принимают решение о срочном сокращении войск.
Из всего этого следует, что перед нами какая-то запутанная пиар-кампания, рассчитанная на внутреннюю аудиторию. И, конечно, власти смертельно боятся любой ассоциации с Афганистаном. Поэтому не случайно, что они второй раз за несколько месяцев заявляют о выводе войск.
Но давайте встанем на позицию патриотических телепузиков – участников передач Соловьева – Киселева – и зададим очевидный вопрос: как можно выводить войска, не смыв позора сдачи Пальмиры террористам «Исламского государства»? Сдали ее ведь не только войска Асада, но и российские советники, которых, как выяснилось, было около 200 человек. В результате террористам достались громадные арсеналы оружия и, что подозрительнее всего, зенитно-ракетные комплексы, которыми они ранее не обладали.
После телешоу трех вождей возникает много вопросов. Тем не менее уже сейчас можно предположить, что это попытка сыграть вместе с Эрдоганом в некую показательную антиамериканскую игру. Мол, пиндосы ничего не смогли, а вот мы с президентом Турции, который еще недавно был мерзавцем, всадившим нам нож в спину, остановили гражданскую войну в Сирии. Справедливости ради надо заметить, что Обама с Керри действительно вели себя позорно в сирийском конфликте и стали фактическими соучастниками военных преступлений проасадовской коалиции.
– Вы уже упомянули об амбициях Турции. Недавно ряд западных СМИ сообщил о планах России, Турции и Ирана по переделу Сирии на неофициальные зоны влияния. Если такие идеи действительно есть, чем чревата их реализация?
– Это геополитические хотелки Турции, России и Ирана. И я в существование этого плана верю, потому что он действительно отражает реальные запросы трех режимов. Туркам нужно, чтобы курдские отряды ни в коем случае не вышли на их границы и не смогли оказать поддержку Рабочей партии Курдистана, сражающейся с турецким правительством. Поэтому им необходима буферная зона, отделяющая Турцию от курдов. Что нужно Ирану? Сохранять то, что он заполучил уже сейчас: шиитскую дугу, позволяющую через Сирию выйти на «Хезболлу» в Ливане. Кремлю нужна программа-минимум – сохранить контроль над территорией алавитского анклава в Латакии и получить международную лицензию на его защиту. Примерно так они собираются разделить зоны влияния, не спросив, правда, ни у курдов, ни у возникшей из небытия в докладе Шойгу 65-тысячной армии сирийских повстанцев, ни у новой администрации Трампа. При всем своем благоволении Путину и даже Асаду новая американская администрация, особенно после недавней HYPERLINK "https://meduza.io/feature/2016/12/26/rezolyutsiya-oon-protiv-izrailskih-poseleniy-chto-ona-oznachaet-pochemu-ssha-pozvolili-ee-prinyat"демонстрации солидарности с Израилем, будет категорически не согласна с одной из составляющих этого плана – иранской.
– Некоторые СМИ сообщили: Россия, Иран и Турция договорились, что Асад со временем будет заменен на менее «противоречивого кандидата». Это блеф?
– Асад – глава алавитского клана. Это их внутренний выбор. Алавиты в любом случае будут сражаться за сохранение своего анклава. У них нет другого выхода: они понимают, чтó с ними сделают после того, как их власти четыре года осуществляли геноцид суннитского населения. Завтра они могут поставить кого-то другого, некоего Асада-штрих, Москве же важно стратегически закрепиться в Латакии, а не поддержать конкретного человека. Причина в том, что Латакия – это единственное место не только в Сирии, но и вообще на Ближнем Востоке, куда ее могут пустить. Но это возможно, только пока там правит Асад или его преемники.
Путину очень важно казаться большим игроком на политической арене, а для этого нужно присутствовать на Ближнем Востоке. В Афганистане СССР тоже менял первых лиц, участвовал в подобных заговорах: помог Кармалю сменить Амина, а потом Наджибулле – Кармаля. Нечто подобное не исключено, но стратегического расклада не меняет.
– Если Россия, Турция и Иран будут действовать вместе, Турция явно не потерпит поддержки сирийских курдов со стороны Москвы. Россия в очередной раз откажется от тех, кто еще недавно считался ее союзником?
– Ей не в первый раз предавать и менять союзников. Помните, как Россия, по существу, выдала Турции Оджалана? Путин же сказал в свое время, что слыхом не слыхивал про туркоманов, которых бомбили россияне. Позиция Кремля такова: когда на Ближнем Востоке решаются геополитические задачи великой России, судьба каких-то туркоманов, курдов или евреев не имеет никакого значения.
– Вернемся к наиболее крупным игрокам. Вы отметили, что позиция Ирана неприемлема для США.
– Абсолютно. В свете сложившегося на антиобамовской почве бурного романа Трампа и Нетаньяху, Израиль будет активно добиваться от Трампа признания российского союзника «Хезболлы» террористической организацией, коей она и является, и выдавливания Ирана из Сирии. Министр обороны Израиля Либерман недавно заявил, что в Сирии ничего не изменится, пока не будет изгнан Асад и пока не будут изгнаны иранцы. По деликатности он эту фразу не продолжил, но там явно напрашивалась запятая, после которой можно было бы добавить и Путина. Для Трампа возникает большая проблема: как совместить его привязанность к Путину с явным антииранским подходом как его лично, так и его команды, в частности Маттиса и Флинна.

Полностью эту статью вы можете прочесть в печатном или электронном выпуске газеты «Еврейская панорама».

Подписаться на газету в печатном виде вы можете здесь, в электронном виде здесь, купить актуальный номер газеты с доставкой по почте здесь, заказать ознакомительный экземпляр здесь