Июнь 29, 2017 – 5 Tammuz 5777
Кинг-Конг из Освенцима

image

Яков Козельчик – пособник нацистов или еврейский праведник?  

Так кем же он был, Яков Козельчик – печально известный еврейский «капо» из Освенцима? До недавнего времени и в Польше, и в Чехии он значился в списке нацистских преступников, участвовавших в ликвидации советских военнопленных и участников польского и чешского антинацистских движений. Да и как, скажите, можно относиться к человеку, прислуживавшему нацистам, купившему себе жизнь ценой превращения в один из крохотных винтиков чудовищной машины смерти? Но, как следует из свидетельств очевидцев и новых изысканий историков, личность Якова Козельчика, больше известного израильтянам под именем Шимшона Айзена – «богатыря Самсона» – отнюдь не так однозначна, как казалась все эти годы. Да, он был «капо», то есть надзирателем за заключенными в Освенциме. Но он был не совсем обычным «капо»...
Сохранились сотни свидетельств бывших узников Освенцима, видевших Козельчика собственными глазами: это был огромный детина под два метра ростом с широченными плечами, в котором было, наверное, килограмм 150 веса. Когда он возникал перед человеком, то, казалось, заполнял своей гигантской фигурой все пространство. Один его вид наводил ужас на узников концлагеря. И вместе с тем, среди узников ходили смутные слухи о том, что Козельчик по вечерам приносит хлеб и баланду ослабевшим обитателям бараков, что он порой спасает приговоренных к смерти, переправляя их из Освенцима, в котором было невозможно выжить, в соседнюю Треблинку, где шансы на выживание были чуть повыше, а то и в другие лагеря с менее страшными условиями жизни.
Иногда узники за его огромную фигура называли Козельчика про себя «еврейским Кинг-Конгом», а то и «добрым еврейским Кинг-Конгом». Многие из них еще помнили те времена, когда этот «Кинг-Конг» блистал на аренах всех польских цирков...

Мальчик из Кринок
По имеющимся данным, Яков Козельчик родился в 1902 г. в небольшом городке Кринки, расположенном рядом с Белостоком. Уже в семь лет не по годам рослый и сильный, он любил поражать своих соседей тем, что, когда родители посылали его принести воду из колодца, он возвращался, держа наполненное доверху ведро в зубах, и умудрялся при этом не пролить ни капли. В восемь лет Яков Козельчик остался сиротой, но сумел прокормить себя, работая подсобным рабочим у богатых земляков. Когда в 1916 г. жившие в Кринках бок о бок с евреями поляки попытались устроить своим соседям погром, 14-летний Яков взял толстый железный прут и в одиночку вышел навстречу пылающей ненавистью и жаждущей крови толпе. И произошло чудо: увидев перед собой юного еврейского богатыря, который явно собирался драться не на жизнь, а на смерть, толпа погромщиков поостыла и начала потихоньку расходиться – получить удар по голове от этого подростка никто из поляков не захотел.
В 1920 г. Яков Козельчик покидает родную Польшу и в конце концов добирается до Кубы. Здесь он женится на Хане Левиной и поступает на работу обыкновенным грузчиком в Гаванский порт. Впрочем, не совсем обыкновенным: Яков Козельчик считался самым сильным, а потому был и самым высокооплачиваемым грузчиком этого порта. Когда на работе выдавалась свободная минута, он любил устраивать всякого рода игры и соревнования: так, однажды он устроил соревнования по перетягиванию каната, на одной стороне которого было 60 других грузчиков, а на другой – он один.
Понятно, что, обладая столь выдающимися физическими данными, Яков Козельчик рано или поздно должен был найти себе более выгодное и увлекательное занятие, чем работа портового грузчика. Вскоре он становится членом команды цирковых борцов и атлетов, вместе с которой объезжает всю Америку – от Аргентины до Канады, а в 1937 г. в составе огромной цирковой труппы отправляется на гастроли в Европу. Еще спустя год эта труппа добирается до Польши, устраивая в Варшаве, Познани, Лодзи и других городах Речи Посполитой «мировые чемпионаты по борьбе».

«Только у нас – настоящий еврейский богатырь Яков Козельчик! Чемпион мира и Европы, король греческой борьбы!» – значилось на афишах цирка, которые вывешивались на улицах польских городов. Нужно ли говорить, что еврейская публика, составлявшая значительную часть местного населения, просто валом валила на эти представления, а когда Козельчик с огромным магендовидом на своем борцовском трико появлялся на арене, цирк захлебывался аплодисментами. Евреи Польши гордились своим богатырем, искренне любили его и многие покупали билеты на все представления с его участием.
Поединки на арене, впрочем, всегда происходили по одному и тому же сценарию: Яков Козельчик одного за другим укладывал на лопатки всех своих соперников, а в финале проигрывал схватку борцу-поляку, после чего под куполом шапито гордо звучал польский гимн.
В августе 1939 г. гастроли труппы закончились, цирковые артисты и борцы вернулись в Америку, а Козельчик остался в Польше: за время гастролей он влюбился в еврейскую девушку из Соколки и, забыв об оставшихся на Кубе жене и двух детях, решил соединить с ней свою судьбу. А 1 сентября 1939 г., как известно, началась Вторая мировая война...

Начальник еврейской полиции
Война застала Якова Козельчика в его родных Кринках, куда он, не найдя работы в Варшаве, вернулся с молодой женой и двумя маленькими детьми. Здесь он вместе с семьей и встретил вошедших в город немцев. Спустя несколько дней после оккупации Кринок произошла история, которая заставила немцев обратить внимание на Козельчика и даже проникнуться к нему некоторым уважением. Все началось с того, что после бомбардировки Кринок советской авиацией одна из бомб весом не менее 100 кг упала посреди города, но не разорвалась, а так и осталась лежать. Обеспокоенные судьбой польских жителей города, немцы велели им срочно покинуть свои дома, естественно, не заботясь о том, что будет с евреями. И тогда Яков Козельчик просто подошел к лежавшей на земле бомбе, положил ее себе на плечо, отнес в чистое поле и аккуратно положил там.
В ноябре 1941 г., когда немцы создали Криницкое гетто, они вызвали Козельчика в комендатуру и предложили ему стать начальником «еврейской полиции». Да, конечно, Козельчик мог отказаться, предпочтя смерть этой унизительной и позорной должности, и тогда он остался бы в памяти жителей Кринок героем. Но он согласился и вскоре уже разгуливал по городу в специальной форме с желтой шестиконечной звездой на рукаве.
К этому времени относится первое свидетельство о несколько необычном отношении Якова Козельчика к своим новым обязанностям. Это свидетельство принадлежит узнику Криницкого гетто, а затем советскому партизану Аврааму Соферу. Софер сумел бежать из гетто, но затем вернулся, чтобы доставить своим больным землякам добытые им лекарства. На обратном пути его задержали гестаповцы. Судьба его, казалось, была решена, но вскоре после его ареста в гестапо появился Яков Козельчик. Каким образом он сумел договориться с немцами, до сих пор остается загадкой – сам Софер предполагает, что Козельчик дал взятку следователю и охранникам. Как бы то ни было, когда дверь его камеры распахнулась, Софер увидел на пороге Козельчика.
– Выходи, парень! – сказал он на идише. – Кажется, тебе повезло – ты спасся...

Ян СМИЛЯНСКИЙ

Полностью эту статью вы можете прочесть в печатном или электронном выпуске газеты «Еврейская панорама».

Подписаться на газету в печатном виде вы можете здесь, в электронном виде здесь, купить актуальный номер газеты с доставкой по почте здесь, заказать ознакомительный экземпляр здесь