Август 28, 2015 – 13 Elul 5775
Казанова Голливуда

image

Пять лет назад не стало Тони Кёртиса  

«Ну скажите, кто еще мог бы раздеться догола в 80 лет?!» – такой вопрос задал Арнольд Шварценеггер на похоронах Тони Кёртиса, имея в виду фотосессию для издания Vanity Fair. Актер кино и телевидения, который пользовался в США заоблачной популярностью в конце 1950-х – начале 1960-х гг., не желал чувствовать себя постаревшим…
На самом деле Тони звали Бернардом, а дома – Берни. Родился он в Бронксе, в еврейской семье выходцев из Венгрии Эмануэла Шварца и Элен Кляйн. Детство будущего артиста было далеко не солнечным. Родители были заняты заботами о хлебе насущном, и ребенку часто доставалось, если он подворачивался под руку. Так что подростка тянуло на улицу, где он отыгрывалcя на более слабых. Берни быстро вписался в банду малолетних преступников, орудовавших в Ист-Сайде. В ходе полицейской облавы он был схвачен и осужден на четыре года исправительной колонии. Впрочем, даже там Шварц чувствовал себя лучше, чем дома. В колонии подростки посещали школу, и именно там Берни получил первые уроки рисования, о которых он вспомнит много десятилетий спустя.
Знакомство Шварца с кино состоялось также в колонии: одна из студий подбирала несовершеннолетних заключенных для массовки, и Берни оказался в числе отобранных. Тогда он и не подозревал, что это – на всю жизнь.
Отбыв срок, Шварц служил на флоте, принимал участие во Второй мировой войне. Был ранен – его придавила, едва не убив, четырехметровая торпеда. После демобилизации Берни был замечен артистическим агентом Бобом Голдстейном, давшим путь в кино Шону Коннери, Фрэнку Синатре и Элизабет Тейлор. Боб «командировал» Берни в Голливуд, но потребовал сменить имя и фамилию, ибо в послевоенные годы в США все смахивавшее на немецкое вызывало раздражение. Так в Голливуде появился молодой красавец, представившийся Тони Кёртисом.
На большом экране он дебютировал в 1949 г. в эпизодической роли танцора румбы в фильме «Крест-накрест» – криминальной драме, отразившей атмосферу пессимизма и цинизма, воцарившуюся в американском обществе во время Второй мировой и в годы холодной войны. Нескольких минут в фильме оказалось достаточно для того, чтобы на «дивного юношу» положили глаз зрительницы, завалившие студию письмами. Подогревая этот интерес, режиссеры давали Кёртису роли, специально рассчитанные на то, чтобы его экранный образ покорял девичьи сердца. И это сработало!
Его прическа вошла в моду, ей подражал сам Элвис Пресли. Поговаривали, что студия «Universal» еженедельно получала более 10 тыс. писем от поклонниц Кёртиса с просьбой выслать локон новоявленного кумира. Но это не было головокружительным успехом: Тони явно не хватало веры в себя.
Путь к самоутверждению пролег у Тони через постель, куда он без особых усилий завлекал хорошеньких девушек, получая от этого дозы своеобразного «наркотика», убеждавшего Кёртиса в его незаурядных талантах. Одним из увлечений Тони оказалась Норма Бейкер – тогдашний новобранец Голливуда. Она тоже в самом начале кинокарьеры сменила имя и фамилию – на Мэрилин Монро. «От ее красоты захватывало дух, но было в ней и нечто такое, отчего она не казалась неприступной, – можно прочесть в воспоминаниях Кёртиса, написанных совместно с Питером Голенбоком. – Ее окутывала какая-то удивительная аура теплоты, доброты и сексуальности. Я никогда не встречал ничего подобного».

Фрэдди ЗОРИН

Полностью эту статью вы можете прочесть в печатном или электронном выпуске газеты «Еврейская панорама».

Подписаться на газету в печатном виде вы можете здесь, в электронном виде здесь, купить актуальный номер газеты с доставкой по почте здесь, заказать ознакомительный экземпляр здесь

Написать письмо в редакцию