Декабрь 1, 2017 – 13 Kislev 5778
Как Жаботинский опередил Переса

image

Почти век назад он изложил идею «Нового Ближнего Востока», объяснил, почему она провалится, и определил единственный путь сосуществования с арабами  

Тем, кто следит за политическими событиями, достаточно быть в курсе новостей: кто из государственных деятелей что сказал, кто вышел на демонстрацию, где что взорвалось... Захочешь пропустить – не сможешь: новости достанут из каждого утюга. И потому все уверены, что всё знают о происходящем на политическом поле. Такова иллюзия.

Забава для высоколобых
Это обилие оперативной и быстро «черствеющей» информации служит не витриной, а ширмой – заслоняет суть. Попытки проникнуть в нее глубже, чем на колонку комментатора новостей, считаются постыдным теоретизированием, приличествующим разве что оторванным от жизни ученым. Не только новостники, но и политики, и даже политобозреватели, не говоря уж о простых обывателях, чураются погружения в теорию, как подглядывания в баню. Между тем сформулированный еще в XVIII в. гениальным французом Клодом Гельвецием постулат «Знание некоторых принципов восполняет незнание некоторых фактов» имеет и обратную силу: понимание некоторых фактов и даже факторов невозможно без знания некоторых принципов. Речь идет как раз о теории, об идеологии, без чего любая политика – безногий (вернее, безголовый) инвалид.
«Читайте классиков!» – твердили нам в студенческие годы, проедая плешь, которой у нас еще не было. А поскольку учился я на идеологическом журфаке, имели в виду не Толстого-Достоевского-Чехова, а Маркса-Энгельса-Ленина. Никто их, конечно, не читал, но цитаты следовало знать по каждому поводу. А если бы читали (как потом это сделал я – уже без студенческой обязаловки), для многих не стало бы откровением то, что открылось после перестройки: и про кровожадность гениального тактика Ленина, и про блистательного публициста Маркса, создавшего на базе стройной экономической теории революционную утопию. И теперь я, нажив собственную плешь там, где нет седины, повторяю вслед за своими университетскими преподавателями, не научившими меня в моей профессии ничему: «Читайте классиков!», тоже имея в виду не тех, что первыми приходят на ум.

Суть ревизии
Недавно был день рождения Владимира (Зеэва) Жаботинского. 137 лет – дата не круглая, но достаточный повод, чтобы вспомнить нашего классика – основателя ревизионистского сионизма – и перечесть некоторые его работы. Он не избежал общей судьбы канонизированных классиков: другая страна, другой народ, другое политическое движение оказались менее значимыми, чем общее отношение к обязательному чтению. Жаботинского тоже знают в основном по цитатам, если не считать его художественных произведений и фельетонов, утративших актуальность в момент их публикации, а пуще всего – по биографии. Он в нашем представлении прежде всего – давно почивший вождь, для многих – герой. С блистательной, хотя и несправедливо трагичной судьбой. В отличие от своего более удачливого оппонента, Бен-Гуриона, он успел сделать в практическом плане немного, не дожив до главного – создания еврейского государства.
В чем заключался ревизионизм Жаботинского, что именно он ревизовал? Профилирующим течением сионизма было тогда левое, социалистическое. Его адепты рассматривали сионизм как часть социалистического движения, верили в классовую борьбу, всеобщее братство трудящихся, в котором и евреям найдется место, если станут они такими, как все, на земле, в которой они уживутся с другими народами.

Владимир БЕЙДЕР

Полностью эту статью вы можете прочесть в печатном или электронном выпуске газеты «Еврейская панорама».

Подписаться на газету в печатном виде вы можете здесь, в электронном виде здесь, купить актуальный номер газеты с доставкой по почте здесь, заказать ознакомительный экземпляр здесь